На обиженных воду возят. А как быть с теми, кто сам запрягается?

Шатаюсь в отпуске по Эйлату, и натыкаюсь на стул. Вообще-то он, типа, скульптура. Или арт объект, если по-современному.

Пыточный стул с птичками

Выглядит он зачётно, прямо как трон. Весь в патине светло-зелёного цвета, будто из благородной меди. По перилам потягиваются котики, на перекладинах птички поют. А возле его постамента пухлые колючки-эхинакактусы. Они здесь к чему?

Колючки-эхинакактусы

Эти кактусы называют «тёщины пуфики». В самый раз тестировать новую родственницу, перед тем как мамой назвать: усадить любимую тёщеньку и ожидать: скалкой по голове или крысиного яду в рассольник.

Но, всё-таки, зачем райскому трону колючки? Намёк на тенистый путь к счастью?

Пробралась поближе, присмотрелась: шипы на сиденье!

Вот это да! Креслице-то оказалось пытательным, царским троном только прикидывается. На самом деле — место для экзекуций. Пристегнуть к такому ремнём и жечь калёным железом, как на допросе в гестапо. Или, минимум, на приёме у стоматолога.

Но для чего оно? Гостиница рядом явно недешёвого уровня. Может намекают на ненавязчивый сервис? Готовят клиентов с порога, чтоб на пять звёзд не рассчитывали? А кто против пыльных углов или холодного кофе, сразу под пытки на трон!

Размышляю себе под нос о странностях израильского маркетинга, и тут подходит мужчина. Хоть и эксцентрично, но вполне прилично одетый, если по-эйлатским меркам: в клетчатых шортах, рубашке навыпуск в крупную клетку. На ногах сандалии, тоже с клетчатыми ремешками. Кепка на голове — в мелкую шашечку. Вишенкой на торте — галстук-бабочка на жилистой шее. И опять в квадратиках.

Чуть поодаль, ближе к стеклянному входу в отель, жарится на солнце такси.

Но вместо предложения куда-нибудь подвести, Клетчатый кажет на стул-скульптуру: что, нравится? В усы усмехается, как люцифер.

Таксисты народ вездесущий и в курсе всех городских сплетен. Вот и спрашиваю его: для чего орудие пыток рядом с гостиницей? Мол, даже обидно: что ж так не уважают клиентов?

— Вы, мадам, как один красавец-стюард, — отвечает Клетчатый. Это он намекает на мою белобрысую шевелюру:

— Сэм тоже, кстати, блондин, — и уточняет:

— Наверняка вы слышали анекдот про пытки и чаевые?

— Не знаю я никаких анекдотов! И при чём здесь чаевые, когда мне интересно про стул?

— Ну как же не знаете? — мужчина удивлённо пожал плечами. — Там про тель-авивский рейс в США. Официант решил обслужить группу по максимуму, рассчитывая срубить по десятке с каждого. А то и по четвертаку.

Весь полет подпрыгивал, воду–коньяк–таблетки–пледы таскал, из сил выбился. Как сели в Нью-Йорке, раскрыл широко карманы.

Выходят евреи. Первый говорит:

— Я в жизни много летал, но никто, никогда не обслуживал меня так, как вы. Спасибо.

Пожал руку и вышел. Второй:

— Спасибо.

Пожал руку и вышел. И так 49 человек. Парень в ступоре. Жизнь кончена! Зря скакал, как подстреленный заяц.

Последним выходит скромный красавец в расцвете лет. Говорит всё то же самое, но достаёт из клетчатой папки листок:

— Мы с друзьями решили вас отблагодарить.

И протягивает чек на $10 000. Стоит стюард на трапе, машет чеком им вслед и шепчет:

— Евреи, евреи… может быть, вы и не убивали Христа… Но как же вы его мучили!

 

***

Я уже теряла терпение, слушая анекдот: стюард Сэм, евреи, Христос! Стул-то причём? И кого еще этот клетчатый чудик готов приплести? Нет, чтоб ответить по существу.

— Ну, как вы не понимаете? — воскликнул новый знакомый. — Это же тот самый случай! — и пояснил:

— Вот подумайте, сколько б зависти возникло у команды, если б каждый протягивал Сэму купюру?

— Да всё мне понятно про чаевые! — я уж взмолилась. — Давайте поскорее про стул! Про анекдоты не интересно!

Клетчатый вздохнул и промакнул платком лоб:

— Да всё просто! — махнул головой в сторону кресла, — Иголки — чтобы селфи не делали. А то свалится какой идиот, потом гостиница страховку выплачивай. Выложил тут один в инстаграм, так толпа набежала. Израильтяне ж бесцеремонные, как малые дети, — мужчина поправил бабочку и приосанился, — Пришлось натыкать шипов.

— Кстати, разрешите угостить кофе? — он пригласил рукой оглянуться, — Сэм принёс и для вас, умеет ситуацию угадывать.

Позади нас стоял высокий блондин с подносом...