Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:27  /  14.10.17

8237просмотров

Парк для Тесеев, часть 1

+T -
Поделиться:

Фольксгартен в Вене

Отчего не получаются мальчики? А тут ещё друзья подшучивают: что, нужной потенции не хватает? Пригласи — враз поможем!

Кажется, мы на пороге открытия. Родителям «сплошных» девочек есть, что посоветовать: срочно в сад. В венский, разумеется. Там, среди несметного количества роз, выстроившихся на имперский парад, следует загадать желание. Конечно, надо знать, когда и как, чтобы возник шанс на рождение наследника и героя — маленького Тесея.

 ***

Рингштрассе, золотая подкова австрийской столицы, тянется цепочкой бульваров. Начинается от набережной Дунайского канала, и там же замыкает полукруг — как раз по контуру старинных фортификаций. Крепостные стены однажды потребовались Наполеону, вот их и не стало.

Сам «Volksgarten» или «Народный сад» — скромная жемчужина среди зелёных украшений Вены, островок уюта в древнем городе. Для туристов он не самое интересное место, зато удобное и приятное, хотя и со странностями.

Жёлтые розы в Фольксгартене

В саду, выращенном в самом центре города, благоухают тысячи роз всех оттенков и ароматов. Многие аккуратно подписаны — со свойственной австрийцам пунктуальностью, заметной на каждом шагу. Тут разбиты пёстрые, по имперской моде, партерные цветники, растут старые платаны — не иначе лично видавшие отцов-основателей города. Есть и юные деревца, свежие посадки — как и положено парку, окружённому заботой.

Венские стулья в саду

Лужайки, лавочки-скамейки. И стулья с изогнутыми спинками. Они будто специально явились сюда из далёкого прошлого — оживить ностальгические воспоминания. Расставленные рядочком, вдоль стены из высоких роз, напоминают советские танцплощадки. Наверно, здесь тоже назначают свидания, признаются в любви и вальсируют по вечерам…

 ***

Вообще-то «Фольксгарден» своим появлением обязан именно Наполеону, его имперским амбициям. Здесь всё с ним связано: кажется, даже тень великого корсиканца переселилась сюда прямиком со Святой Елены — как только он окончил земные дни.

Правда, заложили-то «Народный сад» в 1818 году, когда Бонапарт давно утратил могущество. Причём же тогда он, спросите? А при том!

 

Началась всё с разрушения стен, веками хранивших Вену. Чтобы родилось новое, необходимо избавиться от старого? Вот Бонапарт и подготовил место будущему парку, сам того не ведая. Вначале победоносной австрийской компании 1809 года французская армия здесь не встретила сопротивления: город сдали без боя.

Сам Наполеон говорил: «В моей жизни было три прекрасных дня: Маренго, Аустерлиц и Иена, если не считать еще и четвертого, когда я дал австрийскому императору аудиенцию во рву, на поле сражения». Этот ров — как раз под Веной и рыли.

Укрепления Вены ничем не мешали, но с них забрали орудия, а камни использовали для военных нужд.

 

Позже, вернувшись к управлению страной, австрийский государь бастионы восстанавливать не пожелал. Униженный Наполеоном, хотя уже и поверженным, на месте бывших укреплений он приказал разбить парк.

В память о победе? Или о поражении? Но ведь опять Франция! Везде эта проклятая Франция…

Французские партеры в Фольксгартене

 К тому времени мировой садовой модой правит Париж: французский стиль, возвеличивающий владык, выпячивающий напоказ богатства, декларирующий всевластие человека. Ну и ладно: коли не выиграли войну, так отыграемся на природе — вычешем её частым гребнем, выстрижем по линеечке! А всех, кто оказывает сопротивление — в расход.

Партерные цветники в Фольксгартене

Великий корсиканский стратег в ссылке, а для венского «Фольксгардена» в 1819 году Франц Первый Габсбург забирает из римской мастерской Антонио Кановы готовую скульптуру Тесея, когда-то заказанную Бонапартом. Как ребёночка украл.

Ему ж известно, что прежний заказчик ничего не потребует — бесправный. Знаковый предмет, как магнитом, притягивает Вена. Украшение теперь с серьёзным идейно-политическим содержанием. В новое время Тесей — это окрепшая, набравшаяся сил династия, ей по силам свергнуть взбесившееся чудовище, т.е. Наполеона.

Заказ оформлялся на четырнадцать лет раньше, когда Бонапарт, окрылённый победами, заполучил корону Италии. Мнил себя Тесеем, побеждающим кентавра… олицетворяющего Европу! Оплатил он аллегорический памятник себе, гениальному, для установки в центре Милана. Но когда Антонио Канова завершил работу, по Парижу гуляли казаки, а гроза европейских королей томился в плену.

Обидно, безусловно. Но каков сюжет!

Храм Тесея в венском Фольсгартене

Для размещения скульптуры Антонио Канова уговорил Франца Первого построить «древнегреческий храм». Что и сделал Пьетро Нобиле — якобы по образцу афинского святилища Тесея. Соорудили «храм» на месте уничтоженного Бонапартом бастиона Лёвенбастай. В классическом стиле, с колоннами, увенчанными портиком и треугольным фронтоном, утопающим в сладких амурах роз.

И всё это великолепие — для одной-единственной скульптуры? Будто принца крови лелеют. Или стерегут.

Так материализовалось главное желание того, кто создал условия для строительства сада. Это же не Тесей, как бы ни старался обмануть нас Габсбург, а Наполеон! Опять Бонапарт на олимпе величия, да ещё и пустил корни в царской семье. Это его фантазии исполнились — античные символы, цветущая роскошь и слава в поколениях. И это не Тесея потом уберут в Художественный музей — для пущей сохранности. От тени Наполеона будут избавляться, вновь отправляя в очередную ссылку.

Сами того не желая, Габсбурги ещё тесней переплелись с Бонапартом. «Храм» тоже с подлогом: в 20-м веке выяснили, что за его прообраз взято святилище хромого Гефеста. Разумеется, настоящим этот «храм» не был ни дня: ни культовых обрядов, ни жрецов. Подмена на подмене — храм Несбывшихся Надежд! Чьих? Уж ни Габсбургов ли?

Впрочем, парку от этого ни хуже: напротив, в нём появилось на одну достопримечательность больше. Подарок для любителей селфиться на фоне помпезных колонн и лестниц.

Первоначально «Фольксгарден» создавался для эрцгерцога и свиты, но уже в 1823 году открыли для публики. А с 1825 года за ним прочно закрепится это название. С небольшой поправкой — народом в те времена считалась аристократия.

Народный сад в Вене

«Фольксгарден», как примерный наследник, подглядывал за судьбой главного «виновника» своего рождения: менялся, как когда-то Наполеон «шёл» по пути демократизации общества. Из места для избранных — становился действительно народным.

И, словно угадывая мечты Бонапарта, в нём воздвигли мемориал, чей символизм рвётся наружу: всё от Наполеона, всё для Наполеона!

Как такое стерпишь? Но народ правду чует, как бы её не прятали правители, поэтому особо за Тесея не переживали.

Зато о рождении мальчиков задумались. Если Бонапарту только с помощью Вены удалось зачать наследника, значит за этим что-то кроется… Какое-то особое место усиливает потенцию, или вероятность именно мужского потомства?…

 

(Продолжение:   Внебрачная ночь с настоящей принцессой, часть 2)

 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ, ЭТО ИНТЕРЕСНО:

 

Комментировать Всего 7 комментариев

Очень душевно, Татьяна). А вы не были в Мальмезоне под Парижем? Это поместье Бонапарт подарил Жозефине Богарне в честь расставания, так сказать... дабы  у нее была хоть какая-то отдушина(... Я не была, но много лет мечтаю: ведь моя фэшн-марка называется ROZA. Так что все это мне очень близко - преклоняюсь перед этим цветком!  

Спасибо, Анна, на добром слове! Люблю я сады. И везде они у меня. Другие прелести жизни как-то проходят вскользь…

В Париже, как то ни странно, не случилось пока побывать. Казалось бы – это ж культовое место для любого ландшафтника. Один только Версальский парк чего стоит. Но, сколько раз собиралась, всё уносит куда-то в сторону. Должно быть, пока не время )))

В Мальмезон, хоть я там и не была, советую ехать в июне. У садов с розами есть общая закономерность. Пик декоративности – начало лета. Это если в Европе. Потом идёт спад и, хотя розы цветут весь сезон, но уже не так пышно.

В Иерусалиме тоже есть Парк Роз – Ган-Хаавродим, возле Кнессета. Там наилучшее время для прогулок – март и апрель, когда уже распускаются цветы, но ещё не наступила утомительная жара. А пик декоративности в мае – пора активного цветения роз в Иерусалиме.

Он не такой ухоженный, как европейские парки. Но в том и прелесть: сады – как люди, все с разным характером.

Ган-Хаавродим  немного растрёпанный  по-израильски бесшабашный и пофигистский. Но очень душевный! И он как отражение Иерусалима – тот же белый камень на лестницах и подпорных стенках, те же узкие кривые дорожки, как в Старом городе… Обажаю! И очень рекомендую  для посещения ))

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Если бы в парке была скульптура Тесея, побеждающего кентавра, то тогда бы действительно она помогала бы зачать мальчиков. Все женщины должны были бы потереть Тесею причинное место. Была бы легенда подкреплена соответствующим памятником - цены б ему не было. Тогда бы в парк толпы женщин валили, полировать ему яички. Люди издавна любят поклонятся идолам, со вермен язычества. Напр. у нас в Одессе Утесов сидит, так все ему норовятся ухватится за нос.

В храме Тесея есть его обнаженная скульптура? И если есть, почему тогда в фотообзор не попала?

Сергей, если бы вы внимательней прочитали статью, то заметили фразу - "И это не Тесея потом уберут в Художественный музей — для пущей сохранности". Т.е. статуи Тесея в венском Фольксгартене давно нет. Её перенесли в Художественный музей. 

А что касается натераний причинных мест, на мой взгляд,  - это самый примитивный сюжет для легенды. Во второй части, в развязке истории, расскажу что мы узнали про  мальчиков в Фольксгартене.

Кстати, мне не понятно - почему вы считате это проблемой женщин? Я про зачатие мальчиков. Из моего личного опыта, как правило, этим вопросм больше озабочены мужчины. Им же наследника надо... 

Татьяна, я знаю, что Тесея с кентаврами унесли в музей. Но переспросил, есть ли в храме Тесея какие-либо его остатки в виде скульптур. Что ж это за храм Тесея без него самого? Недохрам какой то получается.

Если Вы думаете, что все люди очень возвышенны, то Вы  ошибаетесь. Большинство пришли бы именно за натиранием причинных мест, потому что верили бы в чудо рождения мальчика.

Почти всем памятникам туристы во всем мире что нибудь натирают. Так курсанты Военно-Морского инженерного института в ночь перед выпуском «должны» потереть член и яйца  коня Петра I. В Будапеште Анонимусу натирают выпирающую и легко достижимую часть, в данном случае ручку, причем все - и мужчины, и женщины.

И эталонная женщина обычно озабочена проблемами мужчин. А глубоко эмансипированным женщинам, конечно же на это плевать.

Он и есть недохрам чистой воды! 

Из остаков скульптур там вот такие шарики. Может они и есть пресловутые яйца )) Только не заметила, чтоб кто-то рвался их натирать. Там вообще другая легенда - без яиц и притирок.

Причём, главные герои - мужчины. Именно они озабочены наследниками. Об этом во второй части ))

Яйца-шарики что-то сразу не закрепилось ))

Кстати, я никогда ни где ничего не натираю! Совсем уж фигня и примитивизм ))

Эту реплику поддерживают: Сергей Кравчук