Все записи
12:17  /  14.03.18

13504просмотра

Не бойтесь сумасшедших желаний

+T -
Поделиться:

Мужская синагога в Иерусалиме

Одинокие девушки на посиделках, то ли в шутку, то ли всерьёз, говорят: вот бы тайно оказаться в монастыре. Конечно мужском! Они б там развернулись…

Мне же давно и страстно хотелось попасть в синагогу. Разумеется — тоже в мужскую. Хоть на минуточку подглядеть: что там секретного иудеи молят отдельно от женщин?

Однажды собрались мы на поезде в Акко, глядеть сады у бахаев: чем отличаются от их же в Хайфе.

В сады лучше с утра. Поехали засветло первым рейсом. В поезде мягкие кресла, обтянутые велюром — по синему полю, будто подсушенной кистью, накиданы искры комет.

Устраиваемся у окна, чтобы заняться любимым делом — глазеть на пейзажи. Кусок от Иерусалима до Бейт-Шемеша очень живописный: маленькая Швейцария — особенно в марте-апреле.

В вагоне лишь мы, да пара арабских парней — суетливых, горластых, несмолкающих ни на минуту. Помесь арабского и иврита. Шершавые слова навязчиво множатся эхом, отскакивают от стен полупустого салона, заполоняют пространство.

Несёмся с космической скоростью, падая вниз, в преисподнюю, под многоголосье арабского рынка, галдящего в соседнем купе. Лавируем между глинистыми откосами гор, резко спускающихся на этом участке.

Проносятся за окном угодья кибуцев — апельсиновые и лимонные рощи. Припорошенный дымкой, мимолётно вспыхивает розовым, белым, лиловым цветущий миндаль — нежный спутник весны. И трогательные лесные нимфы в кружеве под самое горлышко — ветреные красавицы анемоны.

Мы собрались перебраться в соседний вагон, сбежать от галдящих арабов. Но всё изменилось — почти мгновенно. Как погода в Иерусалиме: в полдень не знаешь, куда сбежать от жары, а ночью впору натягивать свитер.

В Бейт-Шемеше вагон стремительно наполнился. Зашли мужчины всех возрастов: от совсем ещё юных мальчишек, в отгоревших на солнце солдатских пилотках, до солидных отцов семейств, в галстуках и при «министерских» портфелях.

Что еще за мужской монастырь?

Они рассаживались по свободным местам, вставали в проходах. Через пару минут вагон стал похож на российскую электричку, набитую под завязку в час пик.

Арабские парни испарились, как их не бывало. На лавку напротив сели двое мужчин в приличных, с иголочки, модных костюмах. Отодвинули в угол наш ноутбук. На столе появились расшитые бархатом сумочки и молитвенники.

Кто эти люди? Что сейчас будет?

Пока я с округлившимися глазами, забыв про цветущий миндаль с анемонами, лихорадочно соображала, что происходит, они, ни капельки не смущаясь, скинули пиджаки, обнажили бицепсы.

Мужской стриптиз?

Достали из бархатных сумочек крохотные, размером со спичечный коробок, чёрные штучки. И принялись ловко, обыденными движениями, будто только этим занимаются с утра до ночи, наматывать, крепить их ремешками на обнажённую левую руку и лепить на лоб, словно шахтёры подземные фонарики.

Потом появилась белые покрывала с кистями. Мужчины закутались в них с головой. И понеслось.

Я замерла, затаила дыхание. Ну нет, этого просто не может быть! Я же мечтала всего на минуточку, взглянуть одним глазиком. А тут такое…

Остаток пути до Тель-Авива прошёл в хоровых песнопениях. Очутилась в эпицентре мужской молитвы, и словно зависла в межгалактическом вакууме. Приплюснулась к креслу. Боялась двинуть рукой. Потому что стоит пошевелиться — как бывает во сне: перевернуться на другой бок или поправить подушку, — так виденье растает, улетит, будто цвет с миндаля.

Въехали в Тель-Авив, и люди засобирались на выход. Молитвы закончились. Коробочки перекочевали со лбов и оголённых бицепсов в драгоценные сумочки, куда-то уложились покрывала.

Пассажиры превратились в брутальных мужчин — встретишь на улице, непременно влюбишься.

Наш сосед, на ходу застёгивая пиджак, просветил, что все они — коэны. Это такое особое еврейское сословие священнослужителей, состоящее из потомков рода Аарона. Собираются по утрам, экономят так время, используют утренний рейс для совместной молитвы. Ведь они свято верят: без утренних благодарений вес мир рухнет.

Так нежданно-негаданно случилось попасть в Зазеркалье. И вожделенный мужской монастырь, помноженный на синагогу, сам, своим ходом, явился ко мне прямо в железнодорожный вагон. Будто небесный Исполнитель Желаний решил-таки исполнить все разом, отпустив их крупным оптом именно мне, сразу за всех подружек…

 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ, ЭТО ИНТЕРЕСНО: