Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:56  /  3.12.17

1198просмотров

О пейзанах Италии

+T -
Поделиться:

©Anton Litvin entertainment  представляет

Juillet Стрижка Овец, artisoo.com

Anton Litvin. О пейзанах Италии.  

Эпиграф: «Крестьянствование - довольно чистая гармоничная работа» Катерина Мурашова в комментарии к материалу Елены Котовой «Сирена упадка».

Поехали недавно с Матреной по делам ново-риэлторским в горы километрах в тридцати от моря. Не в горы, конечно. «Горы» – это ж «монтаньи», а тут так… «досси», то бишь «холмы», но для бывшего среднерусского человека – вполне себе горы. Но «в горах» это не означает «дичь и глушь» - это все ж Италия, и пусть не Тоскана или Лигурия, а наш засушливый островок, но все же каждые 5 км по любой самой провинЧиальной стрАде, ведущей в самые что ни на есть высокие досси, встречается какая-нибудь «читтА» или на худой конец «локалитА» с вполне добротными домами под натуральной черепицей, электричеством, водопроводом в полиэтиленовых трубах (просто брошенных среди кустов вдоль трассы, но тем не менее несущих питьевую воду весьма удовлетворительного качества, хоть и собранную с дождей в т.н. «лаги» - озера-водохранилища) и вышками ретрансляции всевозможных сигналов от оповещений ПротециОне чивИле (почти буквально «Гражданская оборона», понаставившая на каждом перекрестке зеленых указателей с обозначением места сбора в случае Чего-С ) до телевидения и интернета. Поднимаемся неспеша, проезжая по центральным улицам этих городков. Но поскольку примыкающие и умыкающие к/от центральной улицы пути, отвечают тем же самым минимальным требованиям к понятию «дорога», то ничем не отличаются от главной. В результате мы умыкнулись километров на восемь в другую сторону и, будучи вынужденными остановиться на небольшой площади, которой эта дорога закончилась, вышли из машины растерянно оглядываясь. Надо сказать, что со связью в наших краях вопрос не до конца отрегулирован, да и, видимо, сказывается некоторый «южный» менталитет, в результате чего все поляны в каждом виде бизнеса здесь тщательно поделены, дабы не допускать возникновения противоречий между «горячими горцами», в связи с коим обстоятельством мы попали во владения телефонной компании, с которой мы не догадались заключить предварительного соглашения, и связаться с ожидающей нас стороной не представлялось возможным. Время было обеденное (т.е. между часом и четырьмя пополудни), и из окружающих эту «площадь» домов с радостью выглянули и даже вышли на порог этих домов обитатели подивиться на чудо чудесное – двух здоровых «коней», явно неместного происхождения. Мы бросили виртуальный жребий, и Матрене, как лучше италослышащей, выпала участь пообщаться с аборигенами на общеитальянском наречии (тут как в Дагестане в каждом «ауле» свой язык, но «по-русски» все понимают, хотя отвечать предпочитают на своем) на предмет, как нам попасть в локалиту на одном из соседних доссей с названием, записанным на бумажке. Я остался сторожить авто и наблюдал «инконтро аль доссо» с безопасного расстояния.

Собравшись, как истинный интроверт, со всеми силами собственного духа и призвав в помощь всех духов окрестных лесов, Матрена выдвинулась на встречу с двумя ближайшими представителями общественности, один из которых держал в руках устрашающего размера ножницы для стрижки овец. Переговоры заняли минут не меньше пятнадцати-двадцати, поскольку пришлось-таки прибегнуть к услугам местного связного монополиста, а также воспользоваться аппаратом и настойчивым посредничеством в переговорах одного из аборигенов, отличающегося от второго только наличием на голове платка. При этом, услышав от Матрены имя абонента, и не обращая внимания на протянутую ей бумажку с названием населенного пункта и номером телефона, услужливая дама (все же) принялась по очереди озванивать всех родственников и знакомых этого «вичИно», с которыми встречалась на свадьбах и поминках общих опять же знакомых и родственников, запасливо сохранив воспоминания о столь ярких жизненных событиях в виде записей в телефонной книге своего устройства связи. Перебрав знакомых и родственников, она добралась в конце концов и до абонента, имя которого было названо в начале переговоров. Побеседовав с ним минут пять на местном наречии, из которого даже Матрена не разобрала ни слова, наша посредница была вынуждена констатировать, что это НЕ ТОТ человек.

При этом поведение Матрены с самого начала показалось мне не вполне нормальным, а после пятнадцати минут общения даже невооруженным глазом было заметно, что усилия, прилагаемые моей спутницей текущей жизни, находились на последней грани истощения сил ее внутренней обороны – она нервно подергивала головой, поводила плечами, была «копытом» и судорожно вздрагивала ноздрями. Наконец, признав фиаско собственного детективного расследования и получив от процесса максимум удовольствия, синьора протянула руку за давно висевшей в воздухе бумажкой  с телефоном, набрала номер, вежливо поздоровалась, назвалась и еще около двух минут объясняла с какого именно соседнего холма она звонит, перечисляла своих родственников и выясняла имена и дворовые прозвища ближайшего окружения контрагента, пока личность человека, находящегося на противоположном конце «провода», не стала для нее прозрачна, как небо над окружающими холмами и долинами в этот солнечный октябрьский денек. Удовлетворившись своими детективными успехами, дама попрощалась с абонентом, пообещав скорое наше к нему прибытие, не считая уже необходимым уточнять маршрут, по которому нам надлежало проследовать. Уточнение маршрута легло на плечи ее спутника, который, учитывая несомненное сходство как внешности, так и выраженного этой внешностью внутреннего склада, являлся если уж не ее братом, то мужем. Используя ножницы как указку, поводя ими из стороны в сторону еще минуты три и пытаясь употреблять в объяснении некоторые общеитальянские слова, мужчина счел свою задачу выполненной, и пара на мгновенье застыла в монументальной позе ожидания дальнейшего развития событий. Этого мгновения было достаточно, чтобы Матрена, стремительно выпалив «граце милле», рванулась из «объятий» представителей дружественного народа. Стремглав подбежав к машине, она сделала глубокий выдох, мгновенно оказалась в кресле и гаркнула: «Едем!». Мой вопрос «Куда?» был встречен огненным взглядом, сопровожденным подозрительным душком, исходящим от одежды и волос супруги. Я развернул машину, помахал рукой растерянно улыбавшимся аборигенам и двинулся вниз по склону. Когда мы спустились к выезду из «деревни», и салон машины полностью пропитался «ароматом стэпу» (пожалуй, есть еще долгожители, которым это словосочетание о чем-то говорит… впрочем, это не то, о чем они бы подумали, даже если бы и вспомнили), у знака с наименованием пункта нашего временного пребывания Матрена резко скомандовала: «Стой!», выскочила из машины, отфыркиваясь, и обмахивая руками свои волосы, одежду и разгоняя окружающую ее атмосферу, устремилась в притулившуюся к дороге хвойную рощицу, подняла с земли пинью, уткнулась в нее носом и сделала подряд несколько глубоких протяженных вдохов. Затем, отбросив шишку, прислонилась спиной к толстому и изогнутому стволу средиземноморской сосны, подняла лицо к широкой, нагретой обеденным солнцем, благоухающей кроне, прикрыла глаза и стояла так минут пять, широко распахнув рот и ноздри.

К счастью, к концу восстановительной процедуры некоторые обрывки объяснений нашего маршрута, несмотря на трудности перевода и огромное желание Матрены избавиться от каких-либо воспоминаний, ей все же удалось сохранить в подсознании. Невероятным усилием воли она извлекла их и вербализировала остановленному на дороге водителю пикапа, вкусно пахнущему соляркой. Получив краткие и точные инструкции, мы минут через десять были на месте, провели переговоры и счастливо вернулись домой, сохранив незабываемые впечатления о жителях итальянской глубинки.

Но, теперь, когда в предложениях промелькивает интересный объект «в доссях», перед внутренним взором Матрены встает яркое воспоминание о местных пейзанах, и из ее груди вырывается краткий, но убедительный выдох: - Нах!.. Нах!

Комментировать Всего 6 комментариев

оч.занимательно. и, походу, Anton Litvin пишет получше Занина) интересно, когда уже Матрена что-нибудь вставит? кроме нах-нах) 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Простите, а чЬто Ви читали "из Занина"?

Нууу... что-то пытался, например этот двухтомник "Один раз - не пидорас, а инопланетянин") какие-то такие... размышления. пытался) 

Вы плохо ознакомились с титрами и кое-что путаете. В этом блоге за подписью «Андрей Занин» всего лишь пять материалов:

НА-ВА-ЛИСЬ!

«Несексуальный». Арине Холиной

Иствикская «ведьма»

Дискуссия об «ОБ УТРАТЕ ЛИЦЕМЕРИЯ» в январе 2050 года с Эпилогом

День рождения Высоцкого на Сардинии

Еще вступительные слова к «Импотенту», «Кости или пимпочке» и Письмо Ирине Прохоровой о Тине Шевцовой.   

Последняя Декларация была совместной, а

Что муж ни сделает, то и хорошо. Сказка. и вовсе Андерсена.

Чем не нравится, например, «Несексуальный»?

ну вы только с Литвиным не передеритесь) это просто шутка была...(    кажитца:)

Эту реплику поддерживают: Андрей Занин

Разберемся. Как-нибудь...