Photo Credit Sana Nodelman_Model Anastasiya.На окраине западной цивилизации она пытается открыть людям красоту востока. Это ее мечта, ее миссия, ее страсть. У нее нет помощников и инвесторов, зато есть преданность своей мечте.

Ее зовут Арзу Гусейнова  - Auzzy.  

-Арзу, расскажи про то, что ты натворила, что это за коллекция и как она родилась.

-Коллекция называется "Мираж". Мы встретились с друзьями-бернерами – это чуваки, которые ежегодно ездят на фестиваль 'Burning Man'. Это соверешенно одержимые люди, они готовятся к нему целый год и для них это событие – венец года.

-В России тоже много любителей Burning Man. Актер Михаил Ефремов, например.

-Да, это целый культ. И вот я имела честь общаться с такой компанией. Они заразили меня своим вайбом – я пришла и начала гуглить, часами рассматривать их костюмы. И я увидела, что да, есть очень много шикарных костюмов – от фриковатых до изысканных. Очень много костюмов в стиле хиппи, индейцев, и т. д – это классика Burning Man. Там было несколько легких восточных намеков, но тот восток, который я бы хотела воплотить – в плане цветов, выражения нежности, женственности – этого не было нигде.

 

Photo Credit Sana Nodelman_Model Anastasiya Atanessian

И тогда я просто начала рисовать – без задней мысли, даже не зная еще, что буду что-то шить.  Вроде как "просто побаловаться". Ну и "дорисовалась".  У меня получилось около 20 скетчей.  В итоге я отказалась в тканевом магазине, куда меня вообще-то нельзя пускать – вон в последний раз я зашла просто "посмотреть" и вышла с сорока метрами ткани. 

-И как много времени ушло от момента "баловства" до готовой коллекции?

-В течение двух месяцев я отшила 9 нарядов и 2 меховые накидки - они  были вдохновлены кавказской буркой. У нас среди фотографий коллекции есть одна, где на голое тело модели надета кавказская бурка. Мне уже сказали, что на Кавказе за это шум поднимется…

-Любишь ты провокацию. То первый хипстерский журнал в Баку откроешь, то начнешь эротизировать традиционные восточные образы…

Photo Credit Sana Nodelman_Model AllanaMaunai

-Да, так уж выходит.  Вообще она далеко не декоративную функцию имеет – как ты помнишь, в пустыне ночью температура опускается до очень низких отметок, поэтому костюмы для Burning Man идут в дневных и ночных вариантах. 

-А где вы делали фотосессию?

-Мы поехали в знаменитый  Desert X – пространство, где каждый год проводят инсталляции в пустыне, там еще проходит фестиваль Coachella Valley.

-Получился яркий изящный постмодерн.

-Да, это был невероятный опыт.

Photo Credit Sana Nodelman_Model Anastasiya Atanessian

-Арзу, классический вопрос. Почти как рифма кровь/любовь. Как рождается идея нового костюма?  Ты как-то сказала, что такой вещи, как вдохновение, нет. То есть напрасно сидеть и ждать, пока оно придет, надо просто садиться и делать.

-Да, это совет моей мамы, который оказался на 100% верным. Я как-то разговаривала с ней и пожаловалась, что, мол, вдохновение никак не приходит. На что она, проработавшая всю жизнь в ателье, сказала мне: "Если бы я сидела и ждала, пока ко мне придет вдохновение,  я бы ни одной вещи в жизни не сшила". 

-Сказала как отрезала.

-Мама у меня очень мудрая женщина. А что касается того, как приходят идеи…  Иногда ты лежишь ночью и внезапно представляешь эту вещь. Как она должна двигаться. Ты видишь это, ты уже знаешь, какой материал это должен быть, какой пластикой и текстурой он должен обладать. Я не очень большой визуал, поэтому я прежде всего ощущаю это тактильно, даже когда это идея только в моей голове. Недавно я ездила в Гранд Каньон и смотри что мне приснилось в палатке!

Арзу показывает мне свой скетчбук с нарисованными в густой темноте  каньона эскизами и я понимаю, что она одержима – в хорошем смысле этого слова.  

-Да,  на меня очень часто внезапно нападает желание поработать. Даже когда я смертельно устала, я не могу позволить себе упустить идею.  Достаешь фонарик и начинаешь мучиться. Но самое смешное,  что когда ты смотришь на это утром, часто оказывается, что это такая бредятина…

 -А что самое бредовое из того, что ты когда-то создала?

-Я с  самого детства одевалась довольно экстравагантно  - просто сейчас это стало моим фирменным стилем. Помнишь был такой сериал "Клон"?

 -Обижаешь. Арзу!  Кто не помнит сериал "Клон"?

-Ну так вот, у нас был школьный праздник.  Я пришла в образе Жади – в комбинезоне и намотанном на голову платке.  Все дети закричали "О, Жади идет !"

-Все, видимо, тоже смотрели. Небось весь вечер с мальчиками танцевала, отбоя не было?

-Я не танцевала с мальчиками. Была хорошая азербайджанская девочка – иронизирует Арзу.

-Понятно, - подыгрываю я.

-Очень часто бывает так, что ты думаешь, что это твоя идея, но потом смотришь и понимаешь "Да нет, Арзу, это не твоя идея, это Диор".

-То же самое. Начинаешь писать текст и понимаешь, что вдруг невольно косишь под Довлатова.  

-Да, в наше время удержаться от вторичности это конечно сверхзадача. В свое время, когда я сказала, что хочу инкорпорировать восточные мотивы в одежду, люди говорили "Так ведь есть уже Etro". Да, безусловно, и я обожаю этот бренд, но при всех его "огурцах" это все-таки европейский по духу бренд, созданный европейскими дизайнерами.

Photo Credit Sana Nodelman_Model Anastasiya  Atanessian

 

-Арзу , а как у тебя развиваются отношения с твоими творениями? Мне кажется, что у многих отношения со своими произведениями примерно такие же, как и романтические отношения с объектами их страсти. Кто-то быстро влюбляется и быстро перегорает, для кого-то важна страсть, для кого-то наоборот долгие, стабильные отношения.

-Когда я впервые полюбила - по-настоящему, надолго – я просто встретила его и я уже знала, что люблю его. На первом свидании мое сердце билось на пределе, бабочки в животе, вот это все. Я знала, что он особенный. Это была история, полная страсти, но тогда моей любви не хватало зрелости и ей не суждено было продлиться долго. "Хэппи энда" не последовало. С моей одеждой не так. Когда я шила коллекцию для Burning Man, не было любви, бабочек,  я просто последовательно выполняла свою работу, шаг за шагом. Но вот в один день пришла моя подруга Саша и мы сняли эти наряды на ней. И я влюбилась. С того момента я люблю эти вещи.  Когда на съемочной площадке я видела, как модели вытанцовывают в них, я любила их.

-А когда у тебя вообще появилось ощущение своей миссии по "привнесению частички востока" на запад?

-На самом деле это началось еще когда мы с родителями уехали из Баку в Россию в 1997 году .  Вплоть до 2010 года я не могла приехать в Баку и жутко по нему тосковала. Меня спасали аудиокассеты, которые привозили  в основном из Турции  - их еще карандашом крутили, чтобы перемотать, помнишь?

-Или мизинцем.

-Да, точно.  Ну и мы с братом все детство слушали все турецкие и азербайджанские песни, которые нам попались. Причем когда я приехала в Баку и люди видели, какие песни у меня в телефоне, они смеялись – говорили "Слушай,  ну тебе еще только красные мокасины надеть осталось".  Я спрашивала : "Ну хорошо, а что вы сами тут слушаете?"  Они говорили:  "Рианна, например, крутая" .

-Великая азербайджанская певица.

Я занималась восточными танцами. Музыка, цвета, фильмы – любое прикосновение к этой культуре волновало меня.  И в Лос-Анджелесе, я думаю, это чувство просто достигло своего логического завершения. К сожалению, из-за политической конъюнктуры люди больше опасаются востока, нежели интересуются им. Видят в нем не таинственность и красоту, а "Аллах акбар".

- Ты пронесла сквозь всю жизнь образ востока, полный любви. При том что когда вы уехали, в 1997 году, в Азербайджане было очень непростое время.

-Ты знаешь, у нас был черно-белый телевизор на ножках, но мы не особо интересовались тем, что там передавали. Точнее, мы не особо это слышали – у мамы была швейная машинка с педалькой, и за ее громким звуком телевизора  просто не было слышно. И слава богу.

Меня с раннего детства больше завораживали эти ткани, с которыми работала мама, нежели происходящее вокруг.  У нас дома висели ковры, и перед сном мама пела мне колыбельные. И главное воспоминание из детства у меня – это как мама поет колыбельную, а ты водишь пальцем по ковру, изучая каждую деталь его узора.

А вообще было несладко, если возвращаться к реальности. У нас отключили газ, свет. Мама поставила во дворе печь, большой самовар и готовила на всех большой казан супа.  На его запах сбегалась вся округа.  Папа уезжал на заработки, а мы втроем забирались под одеяло и мама говорила "давайте дышать, чтобы согреться".

-Да. И это как раз настоящий восток. Счастье без особых аргументов на то. Арзу, давай теперь поговорим про будущее.  Стандартный вопрос –твой план на ближайшую пятилетку?

-Я очень хочу, чтобы у меня была студия в Даунтауне (Downtown LA). Там будет свое производство, пошив, вязание. Я планирую поставлять шелк из Шеки (Азербайджан), хотя это достаточно трудная задача.  Я хочу заявить о себе как о дизайнере из Азербайджана – это принципиальный момент. Впрочем, когда ты смотришь на мою одежду, это видно. Это ДНК моего бренда.

-А расскажи, пожалуйста,  что такое образ восточной девушки для тебя. Кратко.

-Гордая. Мудрая. Чистая. Сильная. Мать.

-Идеально.  

-И еще, пожалуй, страстная.

-Стоит лишь вспомнить ,что Arzu переводится как "мечта".

 

 

Видеоблог Арзу 

Facebook