Все записи
12:04  /  13.06.17

29830просмотров

Интронизация постмодерна: что было на Тверской 12 июня и почему подростки надевают форму НКВД

+T -
Поделиться:

Можно спорить насчет того, было ли решение перенести митинг на Тверскую стратегически верным, но то, что это обстоятельство добавило происходившему на Тверской символизма – это факт.

Тверская до 3 часов  дня и после – это такая почти театральная смена экспозиции. Опять вспоминается ахматовская фраза про то, как "две России заглянули друг другу в глаза". Только сейчас это не "та, которая сажала и та, которую сажали", а "та, которая сажает и та, которую сажают" - недаром среди ряженых был мальчик в синей НКВД-шной форме, стоящий рядом с хрестоматийным черным воронком. И вот 12 июня эти две России не поделили Тверскую, бывшую Горького. В то же время первая, и это было по-настоящему удивительно - с как будто отрепетированной легкостью уступила сцену второй: вот только что по улице шли нарочито жизнерадостные семьи,  как будто выпрыгнувшие из соцреалистических картин, поедали бесплатную гречку, разносимую официантами в военных гимнастерках поверх джинсов (сколько уважения к павшим!), фотографировались рядом с танками и самолетами, катались на лошадках (прелесть-то какая! дайте кто-нибудь платочек..)

Все это выглядело пошло и искусственно – лубок, в который все стремительнее превращается наша жизнь. И вдруг за секунду  что-то переменилось в воздухе. Все стали предельно собраны. Началось.

Но сначала все-таки отмотаем назад, до того момента, когда начался весь этот сабантуй. Я специально пришла на Тверскую заранее, дабы соблюсти полную беспристрастность в восприятии событий дня. Сразу по выходу из метро на Пушкинской меня встретила осязаемая волна народного восторга - правда, какого-то тупого и неприятного. Люди стояли в огромных очередях, чтобы отчеканить взмахом топора варяжскую монетку, или пострелять из лука, отведать колбаски по народному русскому рецепту XIII века (а отцам семейства заодно поглядеть на как на подбор грудастых "крестьянок"), воткнуть штык  в мешок с сеном, купить фиджет спиннер. Территория сего безудержного веселья была со всех сторон огорожена заборами, автозаками и ордами кремлевских стормтруперов. Впрочем, основная группировка полицейской и росгвардейской армии дремала в автозаках и автобусах – набиралась сил.

Но настоящий постмодерн меня встретил только после входа на Тверскую, огороженную рамками безопасности. То, как построили фестиваль "Времена и Эпохи" его организаторы, очень точно отражало ту смазанную компиляцию, которую слепили за последний десяток лет кремлевские политтехнологи и пропагандисты и которую они заставляют нас называть "Российской историей".  

Согласно представленным на фестивале реконструкциям, первые несколько веков российской истории – это что-то среднее между древностью и средневековьем, то есть натуральное хозяйство, козы, овцы, лошадки,  румяные детишки, блестящие кольчуги, варяжские гербы. Периодизации российской истории в период с 8 по 18 век для официального дискурса  больше не существует – во-первых, тот период скучно и сложно изучать, и это чистая правда. Раздробленность  - олицетворенный кошмар для  любого историка, кроме  совсем мазохистов.  А во-вторых, туда лучше не соваться: можно выхватить пару-тройку красивых, полумифических эпизодов – например, как Олег дошел до Царьграда и прибил там свой щит, или как в 1480 мы "перестояли" монголов в стоянии на Угре, а все остальное – княжеские распри, клановые войны, предательства, интервенции  - оставить для внимания национал-предателей.  

После  холщового средневековья – сразу объединенный восемнадцато-девятнадцатый век: гусары, дамы в платьях,  триумфальные арки. Правда, безо всяких там вишневых садов и народовольцев – только победы, только флот, только имперский блеск.

А вот дальше мне стало совсем обидно, потому что дальше пошли самолеты. Причем достали где-то действительно интересные модели – включая легендарный немецкий истребитель Ме-109, на созданием модели которого я прокорпела в детстве месяца два. Обидно стало за то, что почему-то эти подонки приватизировали и любимые мне с детства самолеты, и мою историю, и Победу, и выстроили вокруг этого систему  ложных дихотомий – "Если ты за Победу, ты за власть", "Если ты против власти, ты за фашизм" и т. д. То есть мне, которая пришла сюда не в празднике поучаствовать, а показать, как мне, и тысячам другим, все это надоело, отказано в праве на эту историю, на ассоциирование себя с ней. 

Пока протестующие кричали "Мы здесь власть!", ряженые в средневековых "русских людей" (к слову, все белокурые бестии, все-таки кастинг был)  издевались  - "Я здесь князь!" Такая тупость  вызывает раздражение и чувство бессилия. И хотя для каждого, живущего в России, это чувство вполне привычное, жить с ним по-прежнему неуютно.  "Зачем ты нацепил НКВД-шную форму?" – спросила я участника фестиваля, мальчика в синем мундире.  "Красивая, и размер был подходящий". В ходе дальнейшего разговора выяснилось, что про ГУЛАГ и то, чем занимался доблестный комиссариат внутренних дел, он ничего не знал – впрочем, это вполне ожидаемо.

Сколько бы я ни общалась с пропутинской молодежью – их незамутненный ни малейшим проблеском знания рассудок каждый раз поражает. Они – чистый лист, на котором можно написать любую историю, любую победу, любую чушь. И если к молодежи, которая уже официально превратилась в авангард современного российского протеста , могут возникнуть вопросы – они тоже многого не знают и не помнят, хотя бы в силу своего возраста, то это не может сравниться с пятнадцатилетними лейтенантиками и майорами, чей мир монохромен, а мышление отсутствует вовсе.  

Но вот настал час икс, и участники "праздника" куда-то исчезли, уступив место истории.  Оно вообще всегда так происходит – когда люди инстинктивно понимают, что они, выражаясь языком Троцкого, "должны быть выкинуты на свалку истории", они добровольно ретируются. Все, что происходило до трех часов на Тверской, этот костюмированный сюрреализм – было просто бэд трипом; то, что происходило после – реальностью. Жестокой, местами страшной, сложной реальностью.  

Кумулятивный эффект от этого протеста будет огромен. Количество энергии – сжатой, напряженной, мощной, которая исходила от  людей, собравшихся на  протест 12 июня, заставило бы все гейгеровские счетчики политической стабильности трещать.

Все только начинается. 

P. S. Фотографии с акции 12 июня можно посмотреть у меня на странице в фб в альбомах  "12 июня. Тверская" и "Тверская. До".

Читайте также

Новости наших партнеров