Все записи
21:53  /  26.10.17

1189просмотров

Жовто-блакитный триколор. Почему нужно смотреть фильм "Родные" Виталия Манского

+T -
Поделиться:

Скриншот из трейлера к фильму "Родные" Виталия Манского – это сильное и концентрированное политическое высказываение – при том, что политики в этом фильме как таковой нет. Она присутствует лишь как над-сущность: невидимый эфир, который страшен тем, что тотален и всепроникающ. Стихия, которая движет и в конечном счете овладевает каждой частицей, географической – как Москва или Киев, или абстрактной, как душа конкретного человека.

De jure "Родные" – документальный фильм, но снят он так красиво, в такой утонченной эстетике, что это, безусловно, искусство, а не просто фиксация реальности. Идея Манского была гениально проста – заснять то, как украинская революция и последовавшая война разделила его семью: родственники режиссера рассеяны от Львова до Севастополя, и после 2014-го они оказались по разные стороны идеологических баррикад. Пока сильные мира сего играют в го, занимаясь переделом собственности и сфер влияния, разбиваются тысячи семей, приезжают тысячи цинковых гробов. Очень жаль, что в России нет официальной статистики разводов "по причинам не совпадающих политических убеждений" , но с уверенностью можно сказать, что их число резко возросло после марта 2014-го – я лично знаю как минимум несколько таких случаев. Может быть, социологи будущего, показывая на резкий скачок на графике разводов во второй половине 2010-х, будут говорить: "Тут важен был такой фактор, как так называемые «крымские разводы»".

Можно допустить, что Манский, как и зритель, слушает своих героев с грустью и тяжелым чувством, – это, однако, не отменяет того, что он ими любуется: в этом документальном фильме больше нежности, чем в ином художественном о любви. Это чувство, когда приезжаешь к родителям домой после долгих месяцев или лет разлуки, а там все свое, знакомое, из детства – "до детских припухлых желез", как писал Мандельштам, – те же ковры, посуда, картинки на стенах, тот же просевший диван, и вот только в них, в родителях, что-то очень сильно изменилось. И возвращение домой превращается в рефлексию о чем-то страшном – в данном случае, крушении империи, ненависти, войне и смерти.

Практически каждый разговор происходит на фоне работающего телевизора, но он служит лишь фоном, обеспечивающим необходимый контекст. Это не истеричный Киселев в "Нелюбви" – сцена, которая сама по себе высказывание. Вообще интонация Манского – если говорить об интонации документалиста, который тоже в значительной степени может манипулировать своими героями, очень сдержанная – и поистине удивительно, как ему удалось ее сохранить такой, учитывая драматичность происходящего на экране (а значит, в его жизни).

Пародоксально, самым острым моментом фильма становится разговор трех сестер по скайпу, одна из которых не произносит ни слова и даже не хочет показать свое лицо перед web-камерой. Одна из них живет в Севастополе, две других – в Львове. Они пытаются вернуться к нормальному общению, установив строгое правило: не разговаривать о политике, но каждая попытка начать разговор о чем-то отвлеченном проваливается. Есть такая английская поговорка – blood is thicker than water. Буквально - "кровь гуще воды". Но, пропаганда, видимо, еще гуще.

Очень важно то, что Манский не сужает этот конфликт до измерения пропаганды и манипуляции неразумными массами – мол, "стравили два братских народа". Тем, кто внимательно слушал, становится понятно, что не очень-то и братских. Этим, вероятно, и был обусловлен тот факт, что фильм был лишен господдержки в России и наткнулся на жесткое неприятие Мединского: российский истеблишмент клинически неспособен принять мысль о том, что идея "жить, как хочется", побеждает идею Империи. Тревожно осознавать, что изменения, увы, придут только на "обломках самовластья", ибо эволюционировать оно не способно. А значит, санскрит мы так и не выучим.

Комментировать Всего 1 комментарий
Тем, кто внимательно слушал, становится понятно, что не очень-то и братских...

Анна, мне очень нравится Ваш стиль и вообще Ваши тексты, но тут я не могу молчать. :)

"Братские народы" - это, нмв, такой штамп, заскорузлый и кривой, которым пользуются в двух стандартных ситуациях: показать "близость" народов, или указать на кажимость их "близости".

Народы, строго говоря, все - одновременно и "братские" и "небратские": с одной стороны, мы все - дети одной одной пра-пра-пра...-матери, но с другой - у каждого из нас свой путь, что уж говорить о народах...

Братские ли народы русские с украинцами? А немцы с австрийцами? А чехи со словаками? А сербы со словенцами? Молдаване с румынами? Про народы Кавказа я уж и не начинаю - там все часто неразличимы для внешнего наблюдателя, но гораздо дальше друг от друга, чем британцы и "киви", или масаи и эскимосы...

Жаль, что Вы заговорили об этой "небратскости" русских и украинцев - так как, нмв, совершенно не в ней дело, и это вообще такой аспект, которого разумнее и не касаться вовсе, простите, что вмешиваюсь не в своё дело. :)