Долгое время мы наблюдаем «Песню года», «Золотой граммофон» и другие безвкусные музыкальные премии на разных телеканалах, поражающие своей вторичностью и предсказуемостью. Каждый год та же Валерия, только в профиль, Филипп Киркоров по уши в перьях и скандалах, Валерий Леонтьев в москитной сетке, которую не снимал с 90-х, певицы в длинных платьях с декольте и смазливые парни разных возрастов, намекающие на каминг-аут, но не делающие его. И даже те, кто говорит, что не смотрит телевизор, в новогодние праздники так или иначе натыкается на подобные ужасы.

Любой современный человек, который в курсе последних трендов, следит за музыкальными новинками, видел выступления на Grammys или VMA MTV, удивлён тому, почему так ужасно отстаёт российский шоу-бизнес, вернее, эстрада. Эстрада – слово более уместное, так как в нашей стране, несмотря на серьезные усилия разных людей, эстрада в шоу-бизнес как индустрию так и не превратилась. Сегодня западные и европейские исполнители используют все возможности для популяризации и повышения продаж своих альбомов, снимают короткометражные музыкальные фильмы с новыми композициями, как это сделала шведская певица Tove Lo в поддержку пластинки Lady Wood, и сюжетные клипы-блокбастеры, как The Weeknd на трек False Alarm. И только у нас музыкальные клипы всё ещё состоят из валяния певицы на кровати в течение всей песни, или  из обжиманий исполнителя в неоновых лучах с девушками-моделями, изображающими страсть. На западе на шоу-бизнес, как индустрию влияют музыкальные телеканалы, журналы, профессиональная критика, чарты, продажи альбомов, туры, лейблы, менеджеры, продюсеры и артисты, которые сами формируют смыслы и с умом и использованием технологий реализовывают задуманное. Почему у нас это не получается?

В условиях российской действительности устроить масштабное турне и поставить шоу, которое в каждом городе будет представлено публике с одной и тоже программой, костюмами, формой сцены, декорациями и эффектами, – просто невозможно. Единственные, кто хотя бы немного приблизился к уровню постановок иностранных артистов, – это Филипп Киркоров и Сергей Лазарев. Но и им пришлось издеваться над изначальным замыслом своих постановок и в регионах показывать немного другие представления. Потому что невозможно показать одно и тоже шоу в Олимпийском и в каком-нибудь доме культуры в одном из регионов России. При таком печальном положении дел, у наших артистов действительно есть желание соответствовать западным коллегам. В 2016 году в Кремле свои музыкальные шоу, наполненные эффектами, сменами костюмов, видеооформлением, интерлюдиями, хореографией показали Кристина Орбакайте, Николай Басков и даже Наташа Королёва, для которой этот опыт выступления с собственным шоу в Кремле был первым. На других площадках, менее академических, себя проявили Егор Крид, Тимати, Винтаж и некоторые другие. Абсолютным рекордсменом в плане концертов была и остаётся Земфира, три раза собравшая Олимпийский, но она даёт рок-концерты, имеющие совершенно иную, отличную от эстрадной эстетику, хотя благодаря помощи верного друга и соратника Земфиры Ренаты Литвиновой даже рок-концерты приобретают некоторые черты шоу. Самой гастролирующей в 2016 году стала группа Ленинград, которая обрела популярность за счёт юмора и мата, и стала скорее социальным явлением, чем действительно популярной группой.

Совсем другая сторона медали – это исполнители, хуже известные масс-медиа, но не менее любимые публикой. Они не делают наполненные театрализацией постановки, но выпускают альбомы, ездят в туры, собирают полные залы и миллионы просмотров в интернете: группа Грибы, Луна, Tesla Boy, OQJAV, Alai Oli и многие другие, кто обеспечивает себя не за счёт  появлений на корпоративах, как артисты, выступающие в Кремле, а за счёт благодарной публики, которая самостоятельно и абсолютно справедливо даёт им звание народных с помощью своего кэша.

Медиа-рынок стремительно меняется не только в России, но и во всём мире. В 2016 году рейтинг American Music Awards уменьшился на 30 процентов. Это говорит о том, что телевидение больше не является монополистом в зажигании звёзд. Теперь успех не определяется ротацией клипа на музыкальном телеканале, как в 90-е. Эпоха постмодерна вошла в массовую культуру. Философ Пятигорский говорил, что постмодерн придумали два французских проходимца – Фуко и Барт. Но кажется, что постмодерн никто не придумывал, и характерные для него отсутствие вертикали, разрушение иерархии, понимание относительности любых идеалов  – это объективные черты современности, и продюсерам телеканалов пора начать считаться с этим. Мы же по-прежнему видим попытки найти ответы в построении некой вертикали: консервативные силы, академические сборные концерты звёзд на Первом канале, всякого рода скрепы, – но эти попытки не увенчаются успехом на фоне современных тенденций. Медиа-пространство становится совершенно другим, люди смотрят клипы не по Муз ТВ, а в интернете. Сегодня нельзя однозначно трактовать одно и тоже явление, объяснить, кто больше звезда – Ким Кардашьян с 90 миллионов подписчиков в Инстаграм или оскароносный Леонардо Ди Каприо, у которого всего 13 миллионов подписчиков. Понятие «звезда»  размывается, потому что больше не существует медиа-монополии. Фактически последней звездой остаётся Майкл Джексон. Даже Мадонна уже не считается звездой, потому что больше нет монополии MTV на то, чтобы объявлять людей звёздами. Социальные сети делают звёздами вчера ещё никому неизвестных ребят, таких как Валентин Стрыкало или группа Грибы, которая за полгода из ничего стала феноменальным явлением в новой музыке на постсоветском пространстве.

Хотелось бы увидеть в одной «Песне года» выступления Анжелики Варум, Луны, Виа Гры, Наадя, Монеточки, Димы Билана, Алоэ Веры, Софии Ротару... Увидеть наравне выступления артистов из «Субботнего вечера» и артистов, которых незаслуженно записывают в андеграунд, хотя они выпускают самую что ни на есть популярную музыку. Популярную не  из-за ротаций и показов клипов на Ру ТВ, а  благодаря точности текстов, качеству музыкального материала и умению установить эмоциональный контакт со слушателем, что является самым главным. Если продюсеры центральных каналов не станут учитывать это, то привычная нам вертикальная система российской эстрады разрушится ещё быстрее. Медиа во всём мире вынуждены стать более человечными, работать на эмпатию и вызывать реакцию не только тем, чтобы нравиться. Эмпатию также вызывают те, кто раздражает. Исчезают звёзды, но остаются личности.

В России по-прежнему ведутся разговоры об авторском праве, наши артисты жалуются, что не хотят выпускать альбомы из-за пиратства и того, что после выхода альбома весь материал сразу же окажется в открытом доступе. В это самое время как группа Radiohead открыто выкладывает в сеть новый материал и предлагает поклонникам пожертвовать им столько денег за работу, во сколько они её оценивают. Radiohead также продолжают стабильно зарабатывать на своих концертах, так как желание поклонников увидеть артиста вживую будет всегда. Многим покажется безумием существование Пиратской партии, представители которой уже вошли в парламент и на грани вхождения в правительство в Исландии. Это новое левое движение, которое выступает за максимальную доступность информации и против вообще всякого рода авторских прав. Понятно, что человек, создавший произведение искусства, может получить с него некий гонорар, но члены Пиратской партии небезосновательно считают, что от закона об авторском праве выигрывают только корпорации, а не авторы. А мы все продолжаем почему-то, как заколдованные, топтаться в прошлом веке.

Не смотря на развитие левого движения и мироощущения постмодерна, в основе которых лежит отказ от пафоса, пафос сегодня переживает очередное возрождение, которое поддерживают журналисты, писатели, литераторы и другие деятели. Он по-прежнему легче съедается публикой вопреки своей архаичности. Люди предпочитают не пользоваться критическим мышлением и не задавать вопросы, например, о том, почему Филипп Киркоров объявлен поп-королём российской эстрады. Это уже говорит о кризисе образования, потому что ретроградство зачастую служит свидетельством оглупления.

Весь мир живёт в предощущении катастрофы, Россия особенно, и многих расстраивает, что в это время нет никаких ярких процессов в искусстве. Процессов в искусстве потому и не происходит, что происходит катастрофа. Сейчас у людей запрос на своих героев, таких как Кайли Дженнер, но никто не знает, кого через 15-20 лет назовут титанами нашей эпохи. Процессы отмирания старых механизмов будут длиться ещё долго. Появится новая музыка, это естественный отбор, и через несколько лет мы услышим множество нового талантливого материала. К сожалению, сейчас мы не сможем предсказать, по какому пути пойдут медиа и российский шоу-бизнес, а так же какой будет новая культура, которая в наше время только зарождается.