Все записи
12:13  /  13.05.21

3925просмотров

Моя корона: самолечение VS больница

+T -
Поделиться:

Сегодня я начинаю серию постов про случившийся со мной коронавирус, который я перенесла в апреле этого года. Вопросы сыпятся в личку ежедневно до сих пор. И один из них: “Неужели сильный иммунитет не гарантия легкого течения болезни?”. С него и начнем.

С начала пандемии я не относилась к коронавирусу серьезно. Маску носила только по принуждению, мысленно фыркая (хотя честно — и сейчас ОЧЕНЬ сомневаюсь в ее защитных функциях), руки, правда мыла и детей заставляла. Держала дистанцию, где было можно. Но в общем и целом передвигалась по стране и миру абсолютно уверенная в своем запасе прочности. 

  • "Я не боюсь заразиться, потому что у меня отменный иммунитет. Если я и переболею, то, скорее всего, перенесу или бессимптомно, как дети, или как обычное ОРВИ", — рассуждала я
  • "Катя, поберегись! Что ты везде ездишь?!" — уговаривала мама.
  • "Мам, отстань. Этот вирус для меня не страшен. И вообще, я думаю, что уже перенесла его после поездки в Нью-Йорк год назад. Помнишь я 3 дня с температурой лежала?"

Маме оставалось только махнуть на меня рукой.

Нет, я никогда не была в лагере тех, кто считает, что коронавируса не существует, а все умершие по статистике люди — это накрученные “боты” для устрашения жителей планеты. Все же у меня есть знакомые знакомых, которые умерли от последствий коронавируса в возрасте 45 — 85 лет. Да и клиентов, которые переболели короной, у меня тоже ой как много. Тем не менее, я была уверена, что грипп — и тот страшнее. Так и жила… Мысленно проклиная карантин и поддерживая фразу Трампа “Лечение не должно быть страшнее самой болезни” (в том плане, что карантин приносит больший урон, чем коронавирус).

И вот 3 с лишним недели назад у меня начался странный кашель, разболелась голова и поднялась температура. Накануне мы с дочкой сделали тесты на коронавирус, и они были отрицательные! Поэтому я всё просто списала на простуду. Позвонила подруга, простуженная по всем параметрам. Ее тест был тоже отрицательный.

Я наделала себе лечебных соков и смузи и на всякий пожарный не стала выходить из дома, заказав новый, уже не быстрый, а обычный тест на понедельник. Несмотря на горы БАДов и лечебную кухню, мое состояние ухудшалось. Причем, достаточно быстро. В понедельник утром, стоя в очереди не тест, я уже держалась подальше от остальных, потому что интуитивно понимала: тест будет положительный. 

"Фигня. Ну корона. Ну переболею. Ну посижу дома", — рассуждала я.

Во вторник утром пришел результат теста: положительный. Я даже не удивилась. Позвонила в школы детей, оставила их дома и позвонила в службу поддержки заболевших короной, чтобы получить инструкции. Мне было явно хуже, чем в субботу. Температура росла, как и боль в груди. Я же мужественно продолжала работать и делать вид, что все ок. Ну корона, ну поболею. Лечебный сок с имбирем и свеклой возвращал меня к жизни на 2-3 часа, а потом опять становилось плохо…

Так я прожила до воскресенья, к которому выяснилось, что у детей тоже корона. Причем у дочки быстрый тест показал негативный результат, а обычный — положительный. Дочку эвакуировали к папе, а сын остался со мной (у него оба теста были позитивные).

Всю неделю я ложилась спать в ожидании, что утром мне будет лучше. Но…каждое утро я просыпалась и понимала, что мне ХУЖЕ. В пятницу я вызвала врача, которая приехала и протестировала меня на все, что можно. Сказала, что да, положение не очень, но терпимое. “Если будет хуже, позвоните нам опять”

В субботу вечером я не смогла читать сыну на ночь, потому что меня просто забивал кашель.

Температура уже не сбивалась даже двойной дозой парацетамола, которую мне назначил врач в пятницу. И это был основной пугающий фактор.

В воскресенье утром я лежала 2 часа, пытаясь отодрать себя от кровати, чтобы элементарно спуститься на первый этаж и дать сыну хотя бы кусок хлеба с колбасой (спальни у нас на втором этаже, а кухня и гостинная, где он играет, на первом). 

“Женя, как ты считаешь, мне уже пора к врачу?” — спросила я друга-врача из Москвы, который сам год назад тяжело переболел короной и тоже лежал в реанимации 10 дней (в свои то-33 года!)

“Давно пора! У тебя начался цитокиновый шторм”, — написал он мне, и я позвонила дежурному врачу.

Цитокиновый шторм: состояние, при котором иммунитет становится СЛИШКОМ активным и начинает вместе с вирусом атаковать собственные органы и ткани. В случае с коронавирусом это, прежде всего, легкие. Именно их в большинстве случаев поражает вирус.

“Вы можете сами приехать в больницу?” — спросил он меня.

Больница находится в километре от моего дома. У меня есть машина прямо у дома. А там есть парковка, рядом с больницей. И…я не знала, что ему ответить.

“Думаю, что нет”, — выдавила я из себя. Подступили слезы — такой беспомощной и больной я себя чувствовала…

“Хорошо. Высылаю за Вами скорую. Они будут в течение часа”

Я пошла собирать на всякий пожарный зубную щетку и белье. Позвонила бывшему мужу, разревелась и сказала, что за мной сейчас приедет скорая и мне очень хреново. Последние силы ушли на то, чтобы одеться и спуститься-таки по лестнице на первый этаж, где был сын. Он к счастью переносил корону бессимптомно и счастливо играл в плей-стейшн.

“Ники, сейчас приедет папа и тебя заберет. Мне нужно в больницу…»

Сына забрал папа, а за мной приехала скорая, все сотрудники которой были упакованы в пластик с ног до головы. Им не хватало только противогазов, тогда я бы точно ощутила себя героиней фильма про атомный взрыв или что-то в этом роде. Но на тот момент мне было не до фильмов. Я была счастлива, что меня уложили и присоединили к шлангу с кислородом. Появилась надежда на выздоровление. Такое чувство, когда ты сам пытался что-то порешать, а потом приходит кто-то большой и сильный, который знает всё лучше тебя. И ты, как маленький ребенок, с удовольствием отдаешь ему это право — решать и тебя спасать.

Мы приехали в больницу, где мне сделали все всевозможные тесты и рентген легких. Сделали и…ушли, оставив меня в полной неизвестности.

Я сидела на стуле, подключенная шлангом к кислороду, который подавался из специального устройства в стене. Мне ужасно хотелось вернуться в удобное кресло, в которое меня усадили в начале осмотра, но… до него не доставал шланг с кислородом. Поэтому пришлось смирно сидеть на неудобном деревянном стуле. Время тянулось. Никто не приходил, и в голову полезли разные мысли:

  • "А может я зря потревожила людей и трачу государственные деньги? Лежала бы себе дома. Подумаешь — простуда с температурой!"
  • "Но почему тогда так сложно дышать?"
  • "Ничего страшного. Полежала бы дома еще пару деньков, глядишь, и само бы все прошло. Зачем ты вызвала скорую?! Только напугала всех, и бедных детей в том числе".
  • "А как же цитокиновый шторм?! Это вам не шуточки! У меня на консультациях каждую неделю люди с аутоиммунными заболеваниями, и это реально страшно. Ведь можно дома долежаться до того, что станет ТАК плохо, что потом будешь себя год по крупицам собирать. Плюс я плачу огромные налоги. Могу я хоть раз в жизни воспользоваться выгодами социализма и «бесплатной» датской медицины за мои же кровные деньги?"
  • ….

«Голос разума» не нашелся, что ответить. Обследование реально бы не помешало. Это было, в любом случае лучше, чем лежать дома в неведении, вспоминая все страшные истории клиентов, знакомых и людей из интернетов, которые перенесли коронавирус тяжко и с серьезными последствиями. Да и кому, как ни мне, не знать, что в случае любой болезни всегда важно не упустить тот момент, когда потом будет слишком поздно.

Я также прекрасно понимала, что все те, в ДРУГИХ случаях полезные натуральные средства типа имбиря, витаминов и лечебного питания, повышающие иммунитет, могли бы не только не помочь, но и навредить!

Унять цитокиновый шторм можно, только ПОНИЗИВ иммунитет, а не наоборот. Усиливая же его популярными в народе цинком, витамином Д, имбирем и прочим, мы тем самым подвергаем себя ещё бОльшей опасности. И как же хорошо, что я вовремя остановилась и со свекольным соком, и с витаминами для иммунитета…

Время шло. Совесть человека, который привык быть сильным и независимым (я) удалось успокоить. В ожидании вердикта я сползла на пол, потому что по прошествии полутора часов сидеть на этом ужасном стуле сил не осталось. Несмотря на температуру, начал подступать голод (я не ела с прошлого дня)…

Пришла медсестра и сказала, что сейчас мне надо будет дойти до соседней палаты, где меня ждет врач. С вердиктом. Медсестра отключила меня от кислорода, я бодренько вышла из кабинета и… тут меня настиг ТАКОЙ кашель, что я была не в силах вдохнуть. 50 метров между двумя кабинетами показались мне марафонским забегом

В палате меня ждала врач, которая сообщила, что легкие повреждены и мои показатели «не очень плохие, но близкие к тому» (Как хочешь, так и понимай… уже потом я узнала, что сатурация у меня на момент поступления была 84 при норме 95 и выше. Показатели же инфекции в крови были 98 при норме до 10).

Сатурация: % кислорода в крови. В норме составляет 95 — 99%; при показателе 92 и ниже уже нужна госпитализация

моя история лечения коронавируса - кислород и сатурацияЭто мои трубочки — для лекарств от капельницы…

Также врач сказала, что сейчас меня начнут лечить по принятой для коронавируса схеме. Дотошная я, в том числе путем вытаскивания баночек от капельницы из мусорки в моей палате :-), позже выяснила все названия назначенных мне препаратов. Покопавшись в медицинских онлайн-справочниках и применив все свои знания терапевта функциональной медицины, я выяснила, что лечение состояло из 3 основных направлений:

  1. Мне ставили капельницы с противовирусным препаратом Remdesivir, который препятствует дальнейшему размножению вируса.
  2. Dexamethasone: гормональный препарат группы глюкостероидов, который обладает иммунодепрессивным и противовоспалительным действием. (Иммунодепрессант! То есть лечение заключалось в том, чтобы СНИЗИТЬ активность иммунитета! Вот почему всякие советы из интернетов «лежите, терпите, пейте чай с малиной и ударные дозы витамина С и цинка» — могут не только не помочь, а напротив, усилить тяжесть течения болезни)
  3. Уколы в живот с противотромбозным лекарством (названия, увы я не нашла). Применяются, так как есть мнение, что проблемы в легких, вызванные коронавирусом, связаны с высоким риском тромбоза.

Также мне давали парацетамол, плюс я была круглосуточно подключена к шлангу с кислородом.

Кстати про шланг с кислородом…

Первые сутки я прекрасно лежала в палате, в которой был туалет и душ. И — аллилуйя! — шланг до туда доставал, а я могла спокойненько ходить в туалет. Что я имею в виду под «спокойненько»?

Через сутки лафа закончилась, и меня перевели из отделения скорой помощи в отделение для тех, у кого коронавирус. У меня по-прежнему была отдельная палата, но… туалет был через коридор. Нет, совсем недалеко. Дверь туалета по счастливой случайности была прямо напротив моей палаты, а между ними было всего лишь 2,5 метра.

2,5 метра, которые оказались кошмаром моей следующей недели. Почему?

Потому что мой шланг с кислородом, который я теперь боялась отключить даже на секунду… не доставал до туалета, и мне приходилось его отключить перед выходом из комнаты. Сразу после переезда в новую палату я, еще не до конца осознавшая серьезность своего положения, простенько отключила шланг, и пошла в туалет. «Всего то 2,5 метра! Фигня!» — наивно подумала я. Уже зайдя в туалет и закрыв за собой дверь, я поняла: не фигня! Я начала задыхаться. Потом начался кашель, который не давал мне вдохнуть. Подступила паника. Кашель до слез и даже до стонов, которые были единственным способом вздохнуть. Понимание, что НАДО ПРОСТО ВДОХНУТЬ, но… вдохнуть я не могла. Стало по-настоящему страшно…

Кое-как я добрела обратно до палаты, судорожно нашла шланг с кислородом и следующие много-много минут провела, лёжа на кровати, пытаясь надышаться впрок. К счастью, оказалось, что в туалете тоже есть шланг с кислородом, и мне к нему надо «просто» подключиться, когда я туда захожу. Но это 2,5 метра между двумя «станциями жизни» никуда не делись…

«Фигня!», — по привычке подумала я, «Всего-то 2,5 метра!» (Я вообще по жизни дама ужасно самонадеянная и наивно(?) уверенная в том, что мне всё по плечу и я всё могу сама. Даже удивительно, как я сдалась и позвонила врачу, да еще и сказала, что мне нужна скорая…). Оказалась, не фигня.

Эти несчастные 2,5 метра на следующие несколько дней превратились в мой ежедневный кошмар и квест «дойди до туалета и не задохнись». Я стала специально меньше пить, чтобы не ходить в туалет. Я просыпалась ночью и не шла в туалет до последнего — так мне было страшно. Мне было НА САМОМ деле страшно задохнуться во время такого похода в туалет или после него. Оказалось, что мои легкие были настолько слабы, что даже шланг с кислородом в туалете меня уже не спасал. Я неизменно начинала задыхаться в КАЖДУЮ такую вылазку до туалета. Иногда приходила медсестра и говорила «Просто(?) дыши через нос. Вдох через нос, выдох через рот». Мне же хотелось ее убить: да знаю я всё! Но ВДОХНУТЬ не могу! Неужели не ясно?!

Это тот самый коридор… От моей двери до туалета еще ближе, чем до открытой комнаты на фото…

Ночью я постоянно просыпалась от приступов удушья и остановки дыхания. С подключенным кислородом….

В соседней палате покашливали пожилые соседи и «друзья по корона-несчастью», которым я… завидовала. Завидовала, потому что ни разу не слышала, чтобы с ними случались ТАКИЕ затяжные (по несколько минут) приступы удушающего кашля. Кашля, от которого ты НА САМОМ ДЕЛЕ понимаешь, что не так уж далек от смерти. Кашля, от которого становится страшно. Кашля, от которого тебя настигает паника и уже неясно — ты не можешь вдохнуть. Потому что кашель, или потому что… паника перехватывает горло.

Горло и кашель раньше часто давали о себе знать, пока я не начала заниматься своим питанием и здоровьем. Так что я пробовала разный кашель много-много раз. Но то, что я переживала в больнице не шло ни в какое сравнение с этими страшными приступами. Приступами, когда ты ощущаешь дыхание смерти и свою беспомощность и уязвимость.

Так длилось несколько дней. Лекарства действовали, температура спадала, были даже дни, когда появлялись силы на то, чтобы строчить сообщения и постить что-то в инсте. Но в основном я сутками сидела или лежала, с ужасом ожидая очередного похода в туалет…

В эти дни я не могла разговаривать. Мне пытались звонить близкие, но после пары предложений начинался тот самый кашель. НЕ такой страшный, как при походе в туалет, но разговоры приходилось сворачивать.

Периодически меня настигали приступы жалости к себе и страх смерти. Ко мне никого не пускали, Потому что я — заражена опасным вирусом. Одиночество помноженное на страх смерти, щедро сдобренное порцией неизвестности, изящно дополненное вишенкой беспомощности… Вселяло надежду лишь то, что температура ежедневно немного падала и ко мне вернулся аппетит. Я научилась справляться с приступами паники при походах в туалет: перед выходом я надевала на палец аппарат, измеряющий сатурацию, и медленно медленно шла до туалета, не отрывая глаз от экрана. Я выучила алгоритм, как именно мне нужно идти к туалету, чтобы приступ не начался уже в коридоре. Цифры на приборе показывали, что всё более или менее под контролем. Я внушала себе, что это всего лишь кашель, и надо «просто вдохнуть через нос и выдохнуть через рот» Получалось не всегда, но я очень старалась. Да и был ли у меня другой выход?

Продолжение следует…

Источник: блог автора (диетолог-нутрициолог, терапевт функциональной медицины, Дания)

Комментировать Всего 1 комментарий

Доброе утро! 

Цитокиновый шторм - самое страшное осложнение коронавируса. Знаю это по прошлой работе. Надеюсь, сейчас с Вами все хорошо?

Также я знаю, что наши врачи спасают даже самых тяжелых пациентов. Помню мужчину, нуждающегося в пересадке сердца, тоже с цитокиновым штормом. Из-за всех этих факторов с индивидуальных особенностей ему ставили всего 1% выживаемости. 

Меня как током ударило от слов "циконовый шторм" в Вашем посте.