Все записи
12:15  /  4.11.17

23328просмотров

Три дня в Норильске

+T -
Поделиться:

Норильск — один из самых холодных городов Крайнего Севера, построенный ради добычи полезных ископаемых. Сюда приезжают на заработки, думая, что ненадолго, но остаются на годы. Здесь есть «черная» пурга и северное сияние. «Сноб» побывал в Норильске и узнал, как живется в городе, где зима начинается в сентябре, а кончается в мае

Норильск — город-промзона, оазис в снежной Сахаре. Вокруг даже леса нет, только речушки полосят пустую землю.  

От аэропорта до города — 40 минут на маршрутке:

 — 400 рублей! Подорожал проезд! Раньше 300 было, но по московским меркам хорошо, конечно.

— Мы живем лучше! Москвичи до работы минимум по два часа в один конец едут, а у нас все рядом.

Дальше едем молча. Вокруг ничего: снег и фонарные столбы. Деревьев ни тут, ни в самом городе нет вообще. Только редкие низенькие кусты торчат из снега.

Фото: Анна Алексеева
Фото: Анна Алексеева

— У нас хорошо: вода чистейшая, рыбы много. Вот в жару тяжело потом возвращаться. А тут что — печку включил и поехал. Зарплата нормальная, работа хорошая, всегда отдохнуть можно. У нас «крузаков» (Toyota Land Cruiser) на комбинате штук двести, все таксуют. А постоянно таксистами работают только эти, на убитых Reno.

Мой водитель живет в Норильске лет пятнадцать. Два через два дня он работает на горно-металлургическом комбинате, ради которого и построили город, а по выходным — в такси. Норильск невелик, его можно обойти вдоль и поперек за пару часов, но занимаются извозом тут многие. Причиной тому погода: в октябре тут уже минус 20.  

Машины в Норильске не угоняют: некуда. О других городах местные говорят: «Там, на материке». Норильск — не остров, но большую часть года от цивилизации его отделяет снежная пустыня. Зимой до краевого центра — Красноярска, который находится в полутора тысячах километров, можно добраться только самолетом, летом — по воде. Автомобильных дорог в Норильск нет. Из-за затратной логистики здесь нет привычных россиянам сетевых забегаловок. Зато есть «Мак Долларс» и «Бургер ринг» — местные аналоги «Макдональдса» и «Бургер Кинга». Но заезжему гостю лучше попробовать вкуснейшую местную рыбу и оленину, которую тут продают на каждом углу!

Центральная улица Норильска — Ленинский проспект. Выходит к административному зданию «Норникеля». Дома здесь раскрашены в голубой, розовый и ядовито -желтый.

Местные говорят, лет десять назад город был одним большим серым пятном. Чтобы стало повеселее, решили добавить цвета.

Подвалов у домов нет, они стоят на бетонных сваях, потому что здесь вечная мерзлота. «Однажды нам звонили из Сбербанка и просили заземлить банкомат. А где у нас тут заземлить? Лед сплошной. Посмеялись, конечно».

Фото: Анна Алексеева
Фото: Анна Алексеева

В Норильске чистенькие здания соседствуют с обшарпанными хрущевками, заброшками и недостроями. «Пока коммунисты были, все строились. Потом капитализм пришел — и все», — рассказывает продавщица. На самом деле достраивать тут просто не для кого, население Норильска сокращается: в 2006 году тут жили около 213 тысяч человек, сейчас — 177 тысяч. 

Но и в этом суровом северном городе есть жизнь. Недалеко от центральной улицы стоит новенький роддом. Стены хрущевки напротив исписаны надписями вроде «спасибо за сына» и сердечками. А на боковой стене пятиэтажки красуется огромное: «Юленька, спасибо за дочку Дарью!» Надписи периодически закрашивают, но на их месте появляются новые.

Фото: Анна Алексеева
Фото: Анна Алексеева

Сюда приезжают, чтобы заработать. Думают, что на год, на два, но город затягивает. Местные говорят, что все стараются накопить денег к старости и уехать, потому что пенсионерам в городе делать нечего, даже на лавочке не посидишь — холодно.

Фото: Анна Алексеева
Фото: Анна Алексеева

Есть в Норильске место, которое когда-то стало последним пристанищем для тысяч людей. Гора Шмидтиха — «норильская Голгофа». В 1935 году заключенные начали строить в этом районе Норильский горно-металлургический комбинат. Среди них был и Лев Гумилев. Потомки заключенных установили на Голгофе небольшие памятники с надписями на русском, японском, финском, эстонском и других языках. С Голгофы открывается красивый вид на окутанный дымкой город.

С Голгофы можно дойти (а лучше — доехать) до Старого города. Там никто не живет, но недавно открыли первый в городе хостел. Старый город — сплошь промзона, много заброшенных заводских корпусов. Здесь можно увидеть, с чего начинался Норильск. Есть и небольшая действующая железная дорога, по которой катят вагоны с углем.

Норильск — мечта сталкера. Тут есть недостроенное бомбоубежище, в котором теплее, чем в минус 20 снаружи, и царит полная темнота. Местные энтузиасты пару раз проводили там хоррор-квесты.

Иногда город накрывает «черная» пурга (плохая экология тут ни при чем, снег вполне белый, просто метет настолько сильно, что ничего не видно). По рассказам местных, явление очень страшное. «Вот мне от дома до работы идти 15 минут. А пурга началась, и ты выйти не можешь. За окном крыши летают. Жутко в черную пургу, но она закаляет характер. Так и живем».

В единственном крафтовом баре в городе не нашлось местного пива. Бармен сказал, что все сваренное выпили накануне в пятницу. Выхожу покурить на крыльцо. Сквозь сгущающиеся сумерки бодро шагает школьник с колонкой, откуда отчетливо слышен рэп: «Это ****! Это ****!» Через месяц город накроет полярная ночь.