Все записи
МОЙ ВЫБОР 15:11  /  13.02.18

164просмотра

На клеточном уровне: зачем финансистам играть в шахматы

+T -
Поделиться:

Инвесторы, финансисты и экономисты признаются, что сражения за шахматной доской очень помогают им в бизнесе. Но что именно дает эта игра?

Научиться быстро принимать решения

Главное отличие хорошего игрока — умение принимать быстрые и правильные решения в условиях неопределенности, считает международный гроссмейстер Лев Альбурт, среди учеников которого — настоящие волки с Уолл-стрит. По его словам, именно это объединяет шахматистов и успешных бизнесменов. 

Если посмотреть на шахматы глазами инвестора, станет понятно, почему так много состоятельных людей ими увлекаются. Фактически шахматы — это модель конфликтной ситуации, ограниченная 64 клетками и 16 фигурами с каждой стороны. Действуя в этих рамках, игрок должен поставить мат королю. То есть — решить сложную математическую задачу, число решений которой стремится к бесконечности. 

German Lillevyali - chess

Напрашивается очевидная параллель с финансовым рынком: игроки ограничены регулятором и действующими правилами, а к успеху их ведет бессчетное число различных стратегий. Учесть все существующие факторы, которые потенциально могут повлиять на исход сделок и движение курсов, и сделать затем правильный выбор следующего шага очень непросто. Поэтому сегодня, когда рынки меняются стремительно и непредсказуемо, без этого «шахматного» навыка не выжить ни трейдерам, ни бизнесменам.

Изучить и применить теорию игр 

Шахматы — идеальная модель теории игр. Она описывает последствия принятия оптимальных и неэффективных решений в различных ситуациях. Теория находит приложение буквально везде: в биржевой торговле, в бизнес-переговорах, в общеэкономических вопросах. Бывший главный экономист МВФ Кеннет Рогофф — тоже сильный гроссмейстер — в своих научных работах активно применял теорию игр, так хорошо моделируемую в ходе шахматных партий. Сейчас он преподает в Гарварде и любит повторять, что шахматы — не только его страсть, но и главный помощник в науке.

На шахматной доске удобно оттачивать многие приемы и методы теории игр — например, метод обратных рассуждений. Он учит игрока заранее просчитывать, какими будут следующие ходы соперника и как на них лучше ответить. Исходя из этого, игрок может оптимизировать свое поведение в начале сценария и постоянно корректировать его по мере развития игры.

Рынок и курсы ценных бумаг тоже совершают «ходы», двигаясь в различных направлениях. И грамотный инвестор, как и высококлассный шахматист, постоянно спрашивает себя: «Как я буду действовать, если через час, через день или через неделю рынок будет в той или иной позиции?» Такой анализ крайне полезен на бирже и помогает избежать потерь.

Освоиться в условиях риска

Индивидуальный стиль инвестора или бизнесмена во многом определяется тем, каким образом человек реагирует на неизбежные риски и насколько доверяет своей интуиции. И шахматы как нельзя лучше учат сживаться с рисками и интуитивно чувствовать игру. Неудивительно, что стиль поведения на игровой доске и на рынке часто совпадает. Например, оппоненты Джорджа Сороса отмечают, что в шахматах он предпочитает агрессивный стиль игры — такой же, как в инвестициях. «Риск — неотъемлемая часть мышления», — говорит сам миллиардер.

Шахматы учат и еще одной важной для мира финансов истине: обычно потери неизбежны на пути к успеху. Поэтому часто их нужно не столько избегать, сколько минимизировать и компенсировать. Тот же Сорос, играя на Brexit в 2016 году, применил типичное шахматное мышление и пошел на небольшую жертву. С одной стороны, он хорошо понимал, насколько решительно настроены британцы. С другой — реноме глобалиста не давало финансисту в открытую ставить на поражение евроинтеграции. В итоге он пожертвовал «пешкой», чтобы победить в партии: Сорос раскритиковал выход Британии из ЕС и подкрепил свои доводы реальной ставкой на фунт. Но попутно вложился в золотые активы и, как обычно, остался в серьезном выигрыше. 

Стать частью финансовой элиты

Помимо Сороса, в списке преданных поклонников шахматной игры есть немало громких имен. За доской регулярно можно увидеть экс-главу Goldman Sachs, а ныне председателя Stone Point Capital Стивена Фридмана. Миллиардер и медиамагнат Тед Филд также называл шахматы одним из своих любимых хобби. Уоррен Баффетт, хотя и предпочитает покер и бридж, все же иногда пытается поставить мат акционерам Berkshire Hathaway.

Видные финансисты готовы выложить круглую сумму за то, чтобы посмотреть, как работает ум блестящих шахматистов. В 2010 году основатель Saba Capital Management Боаз Вайнштейн и глава Pegasystems Inc. Алан Трефлер заплатили по 10,5 тысячи долларов на аукционе за право сыграть с норвежским гроссмейстером Магнусом Карлсеном. На победу они, конечно же, не рассчитывали: даже партия Билла Гейтса с Карлсеном длилась всего 71 секунду. Как отметили позже сами финансисты, с помощью шахмат они развивают бесценное в деловом мире стратегическое мышление. В свою очередь, глава Pershing Square Capital Management Уильям Экман, которого можно часто встретить на таких играх среди зрителей, по его собственному признанию, мечтает разобраться, как мыслят великие шахматисты. 

Однако любовь к шахматам сегодня имеет и более приземленные основания. Поскольку доске преданы многие по-настоящему видные финансисты, игра в шахматы стала своего рода билетом в высшие финансовые круги, а для некоторых — даже карьерным лифтом. Так, Боаз Вайнштейн из Saba Capital Management получил свою первую работу в Goldman Sachs именно благодаря шахматам: он сумел произвести благоприятное впечатление, поскольку часто выигрывал у одного из топ-менеджеров банка. 

German Lillevyali - chess

Конечно же, у лучших финансистов и бизнесменов мира есть свои шахматные клубы. Самый известный и престижный из них собирается в Швейцарии: Savoy Chess Corner, закрытый клуб для представителей бизнес-элиты, работает в рамках Цюрихского шахматного турнира. Среди игроков, к примеру, есть председатель совета директоров Credit Suisse Урс Ронер. 

Также представители мира финансов и бизнеса регулярно играют друг с другом и с известными гроссмейстерами на специальных матчах и любительских соревнованиях, в том числе и в России. В июне мне удалось сыграть с гроссмейстером Сергеем Карякиным: на мероприятии было множество коллег из банковского и финансового мира. 

Впрочем, пока такие клубы и матчи в России редкость. И, вероятно, зря: с учетом нашего климата тренировать выдержку, обсуждать сделки и знакомиться с партнерами гораздо удобнее за шахматной доской, чем, скажем, на поле для гольфа.

Источник: Posta Magazine.

Комментировать Всего 1 комментарий

Психологи Альфред Бинэ и Петр Рудик, изучая пользу шахмат для мозга, достоверно убедились и доказали, что у шахматистов формируется не механическое запоминание, а логическое и аналитическое мышление. 

Рад, что в России с нового учебного года в начальных классах введут уроки по шахматам.

Новости наших партнеров