Все записи
18:12  /  21.03.20

1454просмотра

«Кому я нужен?»

+T -
Поделиться:

Автор обложки: Сергей Карпов для ТД

Судьба как будто проверяла его на прочность, отнимая то одно, то другое. В каждом новом месте Влад надеялся, что сможет устроить свою жизнь, как нормальный, полноценный человек, но повсюду его преследовали одни и те же сложности

Череда потерь

Влад родился незрячим. В поселке Высокогорное на Дальнем Востоке не было ни садиков, ни школ для таких детей. Поэтому они с мамой и бабушкой переехали в Хабаровск. Отец почти сразу после рождения сына ушел из семьи. Влад потом много лет пытался связаться с ним, но тот не пошел на контакт. Мальчику понадобился не один год, чтобы смириться с этой потерей.

Влад играет на саксофоне Фото: Сергей Карпов для ТД

В школе Влад начал заниматься музыкой, играл в духовом оркестре, самостоятельно освоил саксофон. Музыка помогала наладить общение с одноклассниками. «Дети жестокие, а дети с особенностями бывают еще более жестокими. Они чувствуют слабость перед зрячими людьми, начинают злиться, хотят показать, что они сильнее, и срывают злость на окружающих. Меня всегда спасала музыка, у меня был абсолютный слух», — вспоминает Влад.

Но вскоре у него отняли и возможность спасаться музыкой. В подростковом возрасте Влад стал постепенно терять слух: сперва сидел на третьей парте и слышал шепот, затем пересел ближе, а потом даже на первой парте просил учителей говорить громче. Мальчику пришлось принять мысль, что музыкальное училище теперь для него закрыто, и искать новое призвание.

Влад играет на саксофоне.  Влад делает массаж Фото: Сергей Карпов для ТД

Тогда Влад поступил в медицинский колледж в Кисловодске, где незрячих обучают медицинскому массажу. Расстояние до колледжа почти в девять тысяч километров его не испугало. Только мама была против переезда сына на другой конец страны, но он стоял на своем, и мама поехала с ним.

Получив диплом, Влад впервые столкнулся с невозможностью найти работу, но подумал, что в Кисловодске избыток специалистов его профиля, и уехал с мамой в Краснодар. Работы не было и там.

Влад в комнате, в которой он делает массаж Фото: Сергей Карпов для ТД

«Я питал иллюзии, что у меня получится найти хорошо оплачиваемую работу. Но работодатели не готовы с распростертыми объятиями нанимать незрячего человека. Некоторые бросают трубку, когда я говорю об этом, хотя сперва заинтересованы, все же у меня достойное образование. Чаще они пропадают, обещая что-то уточнить у руководства», — рассказывает Влад.

Так испарилась и идея о нормальном трудоустройстве.

Первый в жизни тыл

А потом Влад поехал в Москву на плановое лечение и решил остаться, потому что влюбился в девушку, как он слепую и слабослышащую. Ему, можно сказать, впервые повезло. Сопровождавшая его на лечении женщина рассказала про благотворительный фонд «Творческое объединение “Круг“» (ТОК) и дала их контакты. Он позвонил главе фонда Марине Мень и вежливо поинтересовался, может ли та с ним поговорить. Мень ответила, что времени на праздные разговоры у нее нет, и повесила трубку. Влад расстроился, но перезвонил и уточнил, что хотел поговорить по делу и что хочет перебраться из Краснодара в Москву, чтобы найти работу. Теперь Марина и Влад со смехом вспоминают тот первый разговор…

Руки Влада Фото: Сергей Карпов для ТД

Владу сразу же дали место в квартире сопровождаемого проживания и подработку в гончарной мастерской. В 24 года незрячий, слабослышащий молодой человек впервые получил возможность самостоятельно отвечать за свою жизнь и строить отношения. Ему пришлось многому научиться: не забывать ставить будильник, занимать очередь в ванной и запоминать расписание автобусов. Все свободное время он посвящал девушке и не верил своему счастью. Они вместе готовили, гуляли по городу и строили планы на будущее. Правда, планам не суждено было сбыться, девушка ушла к другому, и Влад снова остался один.

Владу было непривычно ориентироваться в Москве. Любое передвижение по городу для незрячего человека требует постоянного напряжения и сосредоточенности. Влад говорит, что даже простой маршрут можно запомнить, лишь пройдя по нему несколько раз в сопровождении, а для сложного нужна как минимум неделя. Если по пути нет значимых ориентиров, например дороги, приходится считать столбы, лежачих полицейских, бордюры и выбоины. Когда и их нет, то нужно пытаться почувствовать пространство, запомнить на уровне ощущений и движений. Сначала ему помогали волонтеры фонда и знакомые. Теперь он справляется сам.

Влад в мастерской Фото: Сергей Карпов для ТД

Вся жизнь Влада в принципе похожа на это бесконечное ориентирование в пространстве, подсчет ступенек и выбоин. Получится или не получится? Дадут или отнимут? Работая в гончарной мастерской, Влад набирал себе клиентов на массаж и уже почти год занимается только любимым делом, но знает, что, если клиенты уйдут, он в любой момент сможет снова зарабатывать, делая керамику в мастерской. У него появился тыл, и это главное. Без помощи ТОКа он бы точно не смог приблизиться к осуществлению своей мечты о нормальной, самостоятельной жизни.

Владислав идет по мастерской, положив руку на плечо ведущего его человека Фото: Сергей Карпов для ТД

ТОК — один из немногих фондов в России, занимающийся трудоустройством и сопровождением людей с тяжелой инвалидностью. ТОК всеми силами собирает средства на зарплаты в ремесленной мастерской, но иногда организации нечем платить своим работникам. И тогда люди, которых не берут на работу по состоянию их здоровья, остаются без денег. Пока что только 10 человек подписаны на ежемесячные пожертвования для фонда, но именно эти средства помогают фонду выживать каждый день и планировать дальнейшую работу. Пожалуйста, нажмите на кнопку под этим текстом, оформите ежемесячное пожертвование, чтобы ТОК и дальше смог помогать людям, которым никто больше помочь не может.

 

Мы рассказываем о различных фондах, которые работают и помогают в Москве, но московский опыт может быть полезен и использован в других регионах страны.

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно