Все записи
14:53  /  16.04.17

2042просмотра

Красота Японии. Часть 2

+T -
Поделиться:

...Я поначалу думала, что в японском языке вообще нет слова «красивый», потому что когда им что-то очень нравится, они в восторге восклицают kawaii! И так ещё долго протягивают последние гласные: «кавайиииии!». Что дословно означает «хорошенький», «миленький», практически «мимимишный». Слово «красивый» (kireii) тоже есть, но его я узнала месяца через три после переезда, потому что его используют редко, и этим словом чаще всего описывают неодушевлённые предметы. Спрашиваю, как псевдо-полиглот-любитель: «А люди могут быть kireii?». В ответ получаю японское «нет», то есть, протяжное мычание с лёгким поворотом головы влево (они никогда не говорят слово «нет»). Уточнила у преподавателя: грамматической ошибки в использовании слова kireii в отношении людей нет, но случается это крайне редко. Следовательно, получается, что быть kawaii гораздо круче, чем быть kireii?.. Отсюда и разногласия в западном понимании японских красивых женщин с самими японцами.

Как-то с коллегами ходили на одно мероприятие в очень популярный торговый центр (что-то вроде московского «ЦУМа»), где среди прочего была фото-выставка работ с японскими моделями. Те, которые нравились мне, были единогласно забракованы моими японскими коллегами. Они мне сказали: «Вы, европейцы, всегда выбираете таких…холодных, «немилых» женщин в модели! Скорее всего, когда они учились у нас в школах, они вообще были аутсайдерами – они же совсем не «кавайи»!»

 Я терзалась вопросом, почему так важно быть «кавайи»? Ответ банален: потому что так ты больше нравишься мужчинам. В принципе, та же причина, по которой в наших краях размножаются повсеместно накачанные силиконом грудь и губы.

В Японии же чем больше в тебе напоминания о счастливом детстве, когда можно было всё, - а у японцев этот период очень быстро заканчивается, - тем выше твои шансы. Безусловно, в человеческой природе заложено восхищение молодостью, и само по себе молодое тело или лицо безо всякой косметики или «тюнинга» выигрывает у старого. Но видя восхищение и, безо всякой лжи, сексуальное влечение японцев к очень-очень молодым людям, европейцы часто вешают ярлык «педофилия» (при этом, кстати, западные мужчины женятся на японках, которые и в 40 лет выглядят иногда на 13, но себя они педофилами не называют).

Я проконсультировалась с магистром медицинских наук (не японцем), очень опытным психотерапевтом, ранее практиковавшим в разных странах мира, в том числе и в области психических отклонений на сексуальной почве. Так вот, он не был столь категоричен и, назвав меня пару раз между строк «дурочкой», сказал, что во-первых, такие вопросы требуют серьёзного исследования и изучения, а во-вторых, причин может быть много. Например, одной из причин может быть как раз «зажатость» общества, конформизм и перманентное подавление эмоций, что в свою очередь может вызвать ряд ответных реакций: от защитной - поиска безопасности и безобидности (как в детстве), - до скрытой агрессии и желания «владеть»  и доминировать над более слабым. Но причина также может быть и в другом, например, свою роль может сыграть и фактор их долголетия, вследствие которого они нисколько не отличаются от европейцев, восхищаясь молодостью. Просто у них реальная внешняя молодость это 12-14 лет, а потом они как бы «замерзают», и это уже не молодость.

Мне показалась интересной эта мысль. Впрочем, она не исключает, увы, и масштаба педофилии: отсюда и вечно работающий звук фото-камеры на телефонах, и отдельные вагоны метро для женщин… 

Вагон для женщин в Токио

Конечно, неверно будет сказать, что сама тенденция «кавайности» статична, и нет исключений. Как и везде, они есть. Есть группы женщин, целенаправленно охотящиеся на иностранцев, есть высшее общество, в котором «кавайность» считается дурным тоном, есть и офисные клерки, которые и днём, и ночью «Людмилы Прокофьевны» (впрочем, по выходным многие из них перерождаются в «Сэйлормун», особенно те, что помоложе), и всё-таки пока в огромной массе своей рюши и мультяшность побеждают.

А что же мужчины? Хосты, рок и поп музыканты, актёры и модели на обложках женских журналов (для читательской аудитории возраста 40+), отаку, креативный кластер и прочие оттенки кос-плея. Если не считать последних, тех самых «полу-изгоев» общества, то все остальные мне кажутся весьма похожими: андрогинны, одеваются как женщины, красятся, как женщины, волосы выкрашены и уложены, как у женщин… При этом, делают всё это, чтоб привлекать женщин, и успешно с этим справляются! Что же получается: если вешать ярлыки, то мужчины все педофилы, а женщины – лесбиянки? Отнюдь…

В ходе работы над одним проектом, мне показали результат очень интересного социологического анализа, суть которого заключалась в исследовании изменений проявления мужественности и поведенческих паттернов японских мужчин в период с годов окончания Второй Мировой войны до сегодняшних дней. Если разбить на десятилетия, получается такая картина: в 50е-60е годы японские мужчины это результат военного, практически самурайского воспитания. Мужчина – альфа-самец, большинство браков в стране – устроенные родителями; роль женщины почти как в средневековье: босая, беременная, на кухне.

70е-80е годы породили поколение «сарариманов» - мужчин, пропадавших на работе по 14-16 часов в сутки без выходных. И несмотря на то, что процент «романтических браков», т.е. по обоюдному согласию обеих сторон, возрос, в укладе семьи мало что поменялось. Зато отразилось на их детях, в частности, на мальчиках. То есть, поколение мальчиков, рождённых в 70е-80е годы своих отцов практически никогда не видели, и были целиком и полностью воспитаны женщинами! Они мир воспринимали глазами женщин, разделяли принципы красоты те же, что у женщин, и именно поэтому грань между «это для девочек, а это для мальчиков» в Японии оказалась сильно стёрта, и так продержалось практически до 2000х годов. Возможно, вы отнесётесь к этой информации со скепсисом, мол, эка невидаль – у нас полстраны мужчин воспитаны матерями-одиночками, но женщинами не наряжаются. Я спорить не буду. Скажу только одну фразу: культурные различия.

Позже, в конце 90х, произошло первое «отпочкование» японского креативного кластера, в печально известные годы «лопнувшего пузыря»; тогда стали появляться малые частные предприятия, специализированный частный бизнес, и все больше японцев выбирали путь самостоятельной работы и развития, нежели службу в большой корпорации. Такой образ жизни влияет и на внешний облик мужчин, и на характер их поведения: нет полярных перекосов в одежде, а в семье они мастерски сочетают и своё «женское» воспитание, и принципы классического старорежимного «альфа-самца». Будет ли эта тенденция расти, покажет время. Пока же есть возможность наблюдать за всем многообразием проявления женственности и мужественности по-японски воочию. А проконсультировавшись с местными женщинами, я поняла, что так называемые femiman нравятся, потому что в них восхищает как раз их идеальность. Если точнее, совокупность идеальных элементов: кожи, ухоженности, фигуры… Если ещё точнее, то их сходство с…куклами!

О куклах поговорим ещё немного позже.

…Когда я переезжала в Японию, многие думали, что я буду тут просто диво-дивное со своей славянской внешностью, и всем непременно будет хотеться со мной сфотографироваться. Мужа-японца тоже предрекали, но к этому я привыкла: мой послужной список пророчеств уже насчитывает несбывшихся мужа-англичанина, мужа-литовца, украинца, русского и казаха… 

Никакого особенного внимания к своей скромной персоне я в Токио не вызываю, в крупных городах давно уже привыкли к «гайджинам». А что касается славянской внешности, то это вообще смешно, если учесть, что ближайший территориальный сосед Японии – Россия. И всё-таки, многие подруги спрашивали, считаюсь ли я красивой для японцев. Я задумалась: как это выяснить? Мне-то лично всё равно, исключительно для друзей и ради чистоты эксперимента!  Оставался единственный верный метод – алкоголь! Спиртное на японцев действует получше сыворотки правды, и собрав своих японских коллег в компанию (опять же, для чистоты эксперимента) я их напоила и задала вопрос в лоб: «Минасама, а я в Японии считаюсь красивой?». Ответ оказался утвердительным, и я спросила, а что именно во мне считается красивым?

Господа, я готова была услышать «глаза», «ноги», «грудь» в конце концов… Но услышанное меня со стула точно повалило бы, если бы я не сидела на татами:

-       Что, простите? – я решила уточнить, а то вдруг послышалось?

-       Попа, Маргарита-сан! Ваша ПОПА!!!

Вот те раз! А я никогда на неё ставки не делала, а видимо, зря! 

Вторым фактором, что назвали во мне красивым японцы, оказалась кожа, в частности, её белизна: мол, японские женщины тратят уйму средств на то, чтобы отбелить кожу именно до такого оттенка, как у меня.

Если вопрос с «деррьером» для меня был быстро закрыт и понятен (японские женщины очень плоские, это правда), то одержимость японками, как и многими азиатками, отбеливать кожу, заставил исследовать вопрос более досконально. 

Продолжение следует.