Пожалуй, яркой отличительной чертой японской де-изоляции от многих других государств является то, что по сей день страна остаётся на 90% населённой коренными жителями. Оставшиеся 10% это в большей части временные служащие компаний и посольств, плюс, тончайшая прослойка эмигрантов, в большинстве своём представленная корейцами.

Уже в первый месяц своего экспатства в Японии я очень чётко осознала, что не смогу и не захочу здесь жить. Даже гостить долго не захочу. Не поймите превратно, здесь все очень вежливы, учтивы, здесь один из высочайших уровней безопасности в мире и фантастический сервис и ориентированность на клиента, куда бы вы ни пошли. Тут не скучно, всегда есть чем заняться, куда поехать и что посмотреть. Ко всему прочему, я, можно сказать, экспат со стажем: Япония – седьмая страна, в которой я живу. То есть, я не нытик и не домоседка, и инстинкты «приживания» у меня весьма развиты. Но, как бы комично это ни звучало, обстановка здесь недружественная.

Здесь всегда, перманентно, ощущаешь себя чужаком. И знание языка тут ни при чём. Среди моих друзей и знакомых есть те, кто живёт в Японии более 10 лет, идеально говорят на японском, более того, некоторые из них тут родились и выросли, а некоторые когда-то приехали и создали семьи. Но отношение к ним другое, они всё равно «не свои». Особенно если они белые. Людям азиатского происхождения немного проще. Но и они тоже «не свои». По сути, даже к детям из смешанных браков отношение не самое приветственное, их называют заимствованным из английского словом «haafu», что дословно переводится «половинчатый», и в школьные годы нередко такие дети становятся изгоями.

Ещё одной поразившей меня особенностью стали люди, родившиеся и выросшие в западных странах (по большей части в Америке) и вернувшиеся в Японию уже либо в совершеннолетнем, либо в позднем подростковом возрасте. С одной стороны, такое рвение жить именно в своей стране, возвращаться туда, где бы и сколько ты ни жил, меня восхищало – вот это я понимаю, патриотизм! С другой стороны, я не могла понять, как им удалось пережить культурный шок от возвращения в родные пенаты, поэтому, конечно же, я расспросила этих людей об их чувствах подробнее.

Выяснила следующее: шок по возвращении, безусловно, велик. Поэтому нередко такие ребята ищут работу в иностранных компаниях, чтобы «сгладить шероховатости». Однако, вне зависимости от страны рождения и проживания, воспитание дома им давалось на языке и согласно традициям национальной культуры. То есть, никакой ассимиляции в западный мир мамами-папами и не предусматривалось, ибо они знали, что по прошествии времени они все равно вернутся домой. Наверное, это чувство «чужака» в другой культуре для японцев слишком сильно, а возможно, они не хотят меняться в сторону культуры принимающей стороны.

То есть, по сути, и сами не уезжают, и других не принимают. А раз так, можно ли считать японскую де-изоляцию состоявшейся?

Наверное, нет, но ведь вопрос-то заключается в том, хотят ли японцы этой пресловутой де-изоляции? Хотят ли они притока эмигрантов? Ответ сразу ясен: нет, самим жить негде!

Но это сейчас, когда плотность населения Японии одна из самых высоких в мире, и явилась следствием двух волн бэби-бума (сразу после войны, а потом в 1970-е). Как совместить это в таком случае с безудержной колонизацией азиатских стран в начале 20вв?

Конечно же, тогда это тоже не мотивировалось «разбавлением» коренного населения Японии и притоком новых кровей. Сейчас во многих исторических материалах это красиво описывается словами «необходимость расширения источников ресурсов для поддержки развития промышленности». По-человечески, это воровство. Насильственное, причём. «Нарастив мышцы» в процессе промышленного переворота, у Японии проснулся аппетит, и наверняка они подумали: если европейцам, с их устаревшей политической системой можно колонизировать земли, то почему нам нельзя? Тем более, что нам нужнее. И ближе. А дальше, как говорится, как в бреду. Словно случай клинической звёздной болезни: когда успех ударил в голову и позволил думать, что они выше и лучше остальных народов Азии.

Путешествуя по Японии, меня поражала однообразность архитектуры и внутреннего убранства дворцов и храмов. Всё похожее, всё минималистичное, нет европейского золочённого бахвальства своим украденным богатством. Всё потому, что сёгуны вели войны не столько за золото, сколько за землю – вознаграждение, куда больше котирующееся в столь маленькой стране. Вдобавок, всё те же принципы религиозного учения не ставили роскошь как ценность, а в социальной пирамиде средневекового общества самыми богатыми людьми после самураев были фермеры (землевладельцы).

Война – явление уродливое и ужасающее, с какой стороны на него ни посмотри. И нельзя, неправильно будет отрекаться от тех кошмарных действий, которые Япония совершала в отношении колонизированных государств. Тут и разгромы городов, и эксплуатация народов, и торговля людьми, и опустошение национальных ресурсов, и пленение в сексуальное рабство корейских женщин (вопрос по сей день остро стоящий на повестке дня в отношениях Южной Кореи и Японии). Фашизм в страшнейшем его проявлении, тем более, что условием в заключённом с Германией и Италией военном договоре Япония выдвинула собственное господство в азиатском регионе, не желая претендовать на западные территории.

И после долгой борьбы против этого насилия, когда капитуляция была лишь вопросом времени, западные союзники решили, что нет лучшего метода против этой японской, сметающей всё на своём пути, машины, кроме как применение ядерного оружия? Выходит, так.

Но мне, лично мне, такое завершение действий доставляет дискомфорт. Не только потому, что были стёрты с лица земли два города, нарушена эко система страны, а последствия ещё на многих, помимо японцев, будут распространяться на долгие годы вперёд. Но ещё и с морально-этической точки зрения, потому что Япония-агрессор теперь вроде как стала жертвой!

Но дальше уже политика. А политика ещё уродливее войны…

Впрочем, в сегодняшнем мире всё переплелось, и многие эксперты задаются вопросом, почему же в Японии не было (и вроде как не предвидится) терактов? Версии выдвигаются разные, чаще всего говорят как раз об изолированности Японии, о том, что туда не так просто (читай, невозможно) внедриться исламистским или каким-либо ещё террористам, «пропускной балл» для жизни в Японии слишком высок. Но безусловно, прежде чем обсуждать, как легко или тяжело террористам прижиться в Японии, стоит задать вопрос: «а зачем?». Что такое Япония сегодня? Нефти нет, внутренней междоусобицы или латентных конфликтов нет, а многие и вовсе называют Японию 52ым штатом США. А против Америки никто военных действий и не ведёт. Единственным громким случаем теракта в Японии стали действия религиозной секты Аум Синрикё в двух городах Японии в 1994-95гг. Но это такое «эхо 90-х», когда эксперименты с религиозными сектами происходили во многих странах. Кстати говоря, секта сменила название на «Алеф» и существует до сих пор...