Среди тех, кому удалось попутешествовать по Азии, справедливо бытует убеждение, что народ в тех краях очень любит поесть. У кого-то здоровый аппетит азиатов вызывает восхищение, у кого-то – отвращение, а у кого-то недоумение: мол, как можно столько есть, и при этом быть такими тощими? Учёные и врачи-диетологи по всему миру задаются этим вопросом, проводя различные исследования, в то время как мы, люди пост-советского пространства, в прямом и метафорическом смысле изголодавшиеся по вкусной пище и ресторанной культуре, вот уже более 20 лет переживаем гастрономический бум, поглощая яства кухонь разных народов мира с аппетитом, которому позавидуют и многие азиаты в том числе.

 Несмотря на то, что пельмени, ныне считающиеся национальным блюдом русской кухни, пришли к нам из Китая, особой любви к китайской еде у наших людей не наблюдается. Зато, по неизвестным мне причинам, мы всем сердцем прикипели к кухне японской, и открывающиеся тут и там «сушечные», «якиторечные» , да и просто наличие роллов в каждой забегаловке подправили в своё время статистику по городу Москва, где рестораны японской кухни по популярности вышли на второе место. 

Я всегда считала, что японская кухня – одна из моих любимых, но только лишь переехав в Токио, я поняла, как ничтожны и смешны были мои познания! Представьте себе, что вы встречаете иностранца, который говорит вам: «Я обожаю русскую кухню!», и вы его спрашиваете: «А что вы любите из русской еды?», а он вам: «Блины!». Вы улыбаетесь и в ожидании продолжения говорите: «…Ииии?..» А он начинает, как в фильме «Девчата», тараторить монолог, но не о картошке, а о блинах: «С икрой блины люблю, со сгущёнкой, с мясом, с творогом…»Или же вы встречаете «эксперта», который вам ещё про котлету пожарскую скажет и – совсем уж уровень «бог» – про кисель!Вот и я со своими познаниями в роллах, нигири, якитори и салате «чукка» не далека была от вышеописанного вымышленного героя.

А меж тем, еда для японцев – это святая святых! Их прямо-таки чрезмерная, граничащая с похотью, любовь к пище стала для меня потрясающим открытием. Я не думала, что это страна, где культ гастрономии просто зашкаливает. Кроме шуток, треть полос в журналах типа GQ и Vogue посвящена еде! Не рецептам, а где поесть уже готовое и, конечно же, у себя в стране. И тут важно отметить, что даже не умеющему читать по-японски человеку становится понятно, что это всё не просто ради того, чтобы набить живот. Это гурманство, смакование, скрытая часть японского характера. Это – единственное (вдумайтесь – единственное!) проявление способности японца наслаждаться жизнью. Этот народ не умеет шумно праздновать, наряжаться во всё самое лучшее на корпоративные мероприятия, уходить с головой в гуляния на несколько дней подряд, спонтанно устраивать вечеринки, держать открытыми рестораны до последнего клиента, отрываться в барах après-ski на горнолыжных курортах… Но вот поесть – в обычный или особенный день – это японцы умеют как никто другой!

 

 Что бы там ни говорили, а Япония – это и в самом деле не совсем Азия, и если уместно проводить в данном случае параллели, то в отношении еды японцы- это азиатские французы, ибо такого сочетания разнообразия, изысканности, уникальности вкупе с многовековыми традициями во всей Азии просто нет. 

Ряд следующих публикаций будет посвящён именно еде в Японии: чем славится тот или иной регион, какие традиции в приёме пищи берут начало в глубоком средневековье и соблюдаются по сей день, где самые вкусные суши, как не оскорбить японца за столом, и так далее. Часть первая - своего рода hors d'oeuvre или amuse bouche.

 

БЕНТО КАК ПРИЗНАК СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА

Моим проводником в мире гастрономии в Токио был Мураками-сан. Нет, не Харуки-писатель, а просто однофамилец и по совместительству мой подчинённый, и самый что ни на есть настоящий японский японец, из тех, кто не рос и не родился заграницей, а приехал в Токио много лет назад из родного северо-восточного Сендая, знаменитого своими сашими из конины. Для Мураками-сан японское понятие «омоте-наши» (гостеприимство) было святым, а посему не удивительно, что непутёвую русскую руководительницу, гордо заявившую в первый же день, что ей нравятся суши, надо было взять на поруки, чтобы от одной только сырой рыбы у неё не случился заворот кишок и белковое отравление. 

Первым уроком был обеденный перерыв.

Каждый день в 12 часов пополудни жизнь в центре Токио на полчаса полностью преображается. В любое время года и в любую погоду из небоскрёбов бизнес-центров на улицы шумным потоком выбрасываются волны одетых в чёрно-белое людей. Эти люди дружным строем рассредоточиваются по многочисленным ресторанам вокруг офисов, смиренно стоят в очереди, быстро едят и возвращаются на свои места. Самое удивительное, что даже если ты обедаешь вне офиса, все равно укладываешься в 35-40 минут максимум! Такое явление как столовая для токийского бизнес-центра редкость, а вот наличие множества ресторанов внутри офисных помещений считается нормой. Вместо столовой эти рестораны подают бизнес-ланчи, а также готовят бенто – порционный обед стандартного размера, в котором собрана еда, подаваемая в этом ресторане. Каждый ресторан выносит столы в коридор перед входом, расставляет на них бенто, и если вы торопитесь и предпочитаете поесть непосредственно за рабочим местом, то вы оплачиваете ланчбокс и возвращаетесь к себе.

 bento, japanese lunch

Вообще, бенто само по себе удивительное явление. Поразителен тот факт, что содержимое этих ланчбоксов, сами ингредиенты, в совокупности своей составляют идеальную пропорцию белков, жиров и углеводов, необходимых для насыщенного и одновременно полезного обеда. В любом ланчбоксе непременно есть рис – основа всех основ, азиатский хлеб, - овощи (обязательно!) и животный белок. В среднем составляющая как «по ГОСТу», то есть около 20% белка, 30% жиров и 50% углеводов. Японская машина и тут не даёт сбоев.

bento unpacked

Однажды я спросила своего коллегу и по совместительству второго проводника в мир японской гастрономии, Хироши-сана: а как было раньше? Всегда ли был такой культ еды? И как люди питались в тяжёлое для Японии послевоенное время – исчезли ли бенто?

Хироши-сан удивил меня (и, признаюсь, немного расстроил): покушать в Японии любили всегда. Он рассказал, что изначально бенто собирали только детям в школу, а гораздо позже стали делать такие обеды для всех.  Во время войны, как и после неё, детям собирали бенто-боксы, стараясь максимально соблюсти пропорции. Но, разумеется, не всем это удавалось. И «бедным» бенто считалось то, в котором было больше риса, чем мяса (которого порой и вовсе не было). Такое оно, японское классовое неравенство: поесть имеется всегда, а статус определяется тем, что ты ешь… 

Уже проголодались? Тогда, как говорят японцы, itadakimasu - то есть, "Приятного аппетита"!