21 декабря президент России Владимир Путин встретился в Екатерининском зале Первого корпуса Кремля с бизнесменами, которым в открытой части встречи рассказал, что все будет очень хорошо и что все уже сейчас очень хорошо. А о том, что он рассказал им в закрытой части встречи,— специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников из Первого корпуса Кремля.

Бизнесмены стягивались в Кремль к четырем часам дня, и торопиться им не стоило: у Владимира Путина в это время в разгаре было заседание Совета по культуре, и там кинорежиссер Алексей Герман уже взывал к милосердию президента: отцу Кирилла Серебренникова 84 года, у мамы болезнь Альцгеймера…

— Он может просто не застать в живых отца и маму! — говорил Алексей Герман.— Я знаю, Владимир Владимирович, что семья для вас важна!..

Откуда об этом знал Алексей Герман, нам неведомо (нам ведомо только, что Владимир Путин несколько лет назад, наоборот, развелся).

— Следствие может быть чуть более милосердным,— произнес Алексей Герман.— Иначе это будет трагедия.

Владимир Путин слушал, но никак не реагировал, и, может, хорошо, потому что несколько минут назад он уже не согласился вслух с тем, что дело Серебренникова является на самом деле его преследованием.

В какой-то момент Владимир Путин вдруг прервал эту встречу, рассказав ее участникам, что ему звонит король Саудовской Аравии, и попросил разрешения на минутку выйти. Это было нетипично для него и для таких мероприятий, но и внезапный звонок короля Саудовской Аравии был, видимо, очень уж нетипичным.

Что произошло, когда Владимир Путин вернулся, читайте в материале "Ъ".