Все записи
17:41  /  14.02.19

311просмотров

Дворец на сто рабочих мест

+T -
Поделиться:

Госдума присмотрела себе палаты XVII века

Приспособить дворец XVII века под думские нужды легко. Испортить, к несчастью, тоже.

Когда в стенах Государственной думы начали борьбу с курением, добрые люди показали мне неприметную дверь в закоулке на первом этаже. Через нее можно было выйти во двор, в закрытое режимное пространство между старым и новым корпусами Госдумы. И не просто отравить организм, но и заодно поразглядывать заложника этого пространства — драгоценный памятник архитектуры XVII столетия, палаты боярина Ивана Борисовича Троекурова. Правда, разглядеть можно было немного: палаты были уже давно занавешены полотнами фальшфасадов, из-под которых виднелись внизу лишь потрескавшаяся кирпичная кладка да осыпавшаяся штукатурка.

Палаты годами пустовали и не использовались. И вот наконец объявлено, что начинается их долгожданная реставрация. Можно порадоваться… Но все-таки хочется уверенности, что после нее палаты останутся памятником архитектуры XVII века. А не творением современных гениев «приспособления объекта культурного наследия к современному использованию».

Здесь был музей

Не знаю, много ли осталось в Москве людей, которые помнят, что палаты Троекурова в Георгиевском переулке когда-то были общедоступны и снаружи, и внутри, поскольку в них до середины 1980-х находился Музей музыкальной культуры имени Глинки. Потом он переехал в новое здание, а палаты оказались в ведении советского Госплана, занимавшего тогда нынешний комплекс Госдумы. Помнится, году в 1987-м я написал в «Собеседнике» статью о закрытости столичных архитектурных памятников для желающей их осмотреть публики, там было несколько примеров, так вот, именно из Госплана, далекого, казалось бы, от краеведческого просветительства, в газету тогда пришло письмо, сообщавшее о готовности организовывать экскурсии в палаты Троекурова.

Госплан, как мы помним, вскоре унесло в Лету, а вот палаты советскую эпоху пережили. До середины 1990-х к ним можно было еще подойти, но в 1994-м, после вселения Госдумы на Охотный ряд, территорию огородили.

С тех пор прошло — страшно подумать — 25 лет, а палаты так и пустуют за непроницаемым и неприступным забором. За эти годы родилось и умерло несколько инициатив по возвращению их в культурную, общественную и туристическую жизнь (Музей детских театров, Музей археологии Москвы, Музей Государственной думы и другие). В 2013 году столичный «Архнадзор» направлял запрос о судьбе памятника в Управление делами президента РФ и получил официальный ответ: рассматривается вопрос о размещении в палатах «Выставочно-делового центра Государственной думы» и после реставрации «объект будет доступен рядовым москвичам и гостям столицы».

Уже 2019 год, палаты и ныне за забором. С Георгиевского переулка даже разглядеть их непросто: от поста охраны видна лишь часть третьего, верхнего, этажа. Вот такой доступ к культурным ценностям (между прочим, это записанное в Конституции право граждан России).

И совершенно дико, что даже спустя 25 лет после взятия палат Троекурова в административно-режимный плен в Москве не обсуждается открыто и публично вопрос о возвращении их городу и миру — не как объекта собственности, а как замечательного памятника истории и культуры, который заслуживает лучшей участи, нежели думский офис, в который его хотят теперь преобразовать.

Дворец боярина-министра

И это не просто дежурные слова, хотя любое каменное здание XVII века — для России очень большая ценность. В слове «палаты» — тот же корень, что в английском palace или итальянском palazzo: иными словами, речь о дворце. Палаты Троекурова описаны во всех учебниках по истории русского зодчества именно как один из роскошных московских дворцов конца XVII столетия. Именно тогда он обрел третий этаж с галереей-гульбищем. Реставрация 1950–1960-х приблизила облик памятника к историческому: был восстановлен декор фасадов, а срубленные роскошные наличники верхнего этажа, вернее, их остатки, вскрытые реставраторами, выделены на фасадах белой окраской. А вообще, история этих палат восходит к XVI веку, от той эпохи сохранились подклеты и, возможно, три сводчатых зала первого этажа.

Не менее интересна и личность хозяина, боярина Ивана Троекурова. В правительстве Московского царства он занимал ключевые должности: возглавлял в разное время приказы Большой казны, Иноземский, Рейтарский и Судный. То есть, говоря современным языком, исполнял должности министра финансов, внешнеэкономических сношений, замминистра обороны и председателя Верховного суда. Поддержав молодого Петра I в борьбе за трон с царевной Софьей, Троекуров был назначен главой Стрелецкого приказа (в это время он уже жил в палатах близ Охотного ряда), то есть командующим регулярными войсками России и личной гвардией царя. Петр I, свидетельствуют историки, неоднократно бывал в гостях у боярина Троекурова.

А есть ведь еще увлекательная история открытия и частичной реставрации палат Троекурова в 1920-е годы — никто ведь и не подозревал до того времени, что они, переделанные до неузнаваемости в XIX веке, сохранились. Есть их описания, сделанные корифеями — Игорем Грабарем, Петром Барановским.

Какой роскошный музей здесь можно создать! Хоть филиал Исторического, хоть филиал Музея Москвы…

Полную версию читайте в материале Ъ.