Все записи
16:21  /  4.04.19

1869просмотров

Грузинские «воры в законе» стали европейской проблемой

+T -
Поделиться:

Введение безвиза стало праздником для всей Грузии и особенно для ее криминалитета

Несмотря на отчаянные усилия грузинских властей, в том числе введение уголовного наказания за способствование нелегальной эмиграции в Европу и ужесточение контроля на границах, официальные представители ЕС и государств — членов Европейского союза все громче предупреждают Тбилиси о вероятности отмены безвизового режима. Основной причиной, наряду с ростом числа просителей убежища, считается высокий уровень преступности среди выходцев из Грузии и специфический феномен грузинских «воров в законе», обосновавшихся в Европе и возглавивших целые синдикаты, промышляющие кражами.

Либеральное европейское законодательство, в отличие от жесточайшего «антиворовского закона», действующего в самой Грузии, не позволяет эффективно бороться с вожаками преступного мира, которые успешно рекрутируют все новых «бойцов» с исторической родины. Эта «новая реальность» европейцев уже не просто настораживает, а всерьез пугает. Но никто при этом не готов признать: коллизия не возникла вдруг, «процесс» шел годами…

Венская премьера

В далеком 1998 году я был в Вене в составе «журналистского пула», сопровождавшего президента Эдуарда Шеварднадзе. Помню встречу с сотрудником посольства Грузии в Австрии в красивом холле пятизвездочного венского отеля. Обведя глазами роскошное пространство, обставленное дорогой французской мебелью в стиле Людовика XIV, дипломат сказал печально: «Вот здесь они часто собираются для разговора...»

«Они» — грузинские «воры в законе», особенно облюбовавшие в то время именно Вену и этот вот холл люксового отеля: здесь «законники» проводили свои «сходняки», сидя кружком, как в какой-нибудь камере исторической Ортачальской тюрьмы — одной из «колыбелей» воровских «понятий» всего СССР. «Австрийцы нас так ненавидят...» — тем же незабываемым тоном продолжил сотрудник посольства. «Нас» — имеется в виду тех, с кем ассоциировался в местном сознании криминальный синдикат или, как говорят на постсоветском пространстве, «этническая преступная группировка». Это до какой же степени отвращения надо было довести послевоенное, безоговорочно толерантное и терпимое австрийское общество, чтобы такая оценка сложилась?!

Почему именно Вена стала первым европейским пристанищем грузинских «авторитетов» еще в 1990-х годах — сразу после распада советской империи,— понятно.

Дело в том, что в раннегорбачевскую эпоху австрийцев угораздило осуществить первую крупную инвестицию еще в советскую Грузию: они построили в Тбилиси гостиницу «Метехи». Уже тогда, в 1987 году, «инвестиция» не обошлась без внимания «авторитетных людей», использовавших любую возможность для легализации капитала, накопленного в эпоху «цеховиков» и «левого» производства. Ни один крупный вопрос без их участия решиться не мог, а европейцам отличить «вора в законе» от «бизнес-партнера» было трудно. А в хаосе, наступившем после кровопролитной гражданской войны 1992–1993 годов, стало и вовсе невозможно: «партнер» предъявлял документы с подписью бывшего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе и просил выдать австрийскую визу для многочисленных сотрудников «совместного, австро-грузинского предприятия».

История с Metekhi-Palace завершилась логично: страшным убийством средь бела дня в центре Вены, случившимся во время одной из «разборок» между гостями из Грузии. Благополучная Вена была в шоке: не только от стрельбы на улице, но и от причастности к убийству сына знаменитого на всю Австрию и Европу оперного баса Пааты Бурчуладзе (как выяснила позже полиция, он не смог отказать в ночлеге знакомым пацанам, приехавшим в Вену специально для устранения владельца крупного пакета акций отеля).

После первого «звонка» прозвучали другие, причем число их с годами множилось, а резонанс раз от раза возрастал. Австрию особенно потрясло дерзкое ограбление дома известного скрипача Христиана Альтенбургера: шесть выходцев из Грузии «обнесли» его квартиру, украв в том числе скрипку работы Антонио Страдивари стоимостью в 2,5 млн евро. Преступников удалось поймать только благодаря тому, что часть похищенных драгоценностей они пытались отправить на родину обычной посылкой — в заклеенном скотчем чемодане с грузинскими надписями.

Австрийская пресса выяснила, что кроме квартиры Альтенбургера грузинские «домушники», действовавшие по строго разработанной системе, обокрали десятки других домов, унеся ценностей еще на миллион евро. Специалисты не сомневались: эти шесть «бойцов» — лишь «рядовые» криминальной армии, но своих «генералов» они, конечно, не сдали, хотя и получили длительные тюремные сроки.

Особая статья

Что касается «генералов», то почти все самые известные в постсоветскую эпоху «воры в законе» — выходцы из Грузии. Широкой публике по криминальным сводкам хорошо известны некоторые имена: Захарий Калашов (Шакро Молодой), Аслан Усоян (Дед Хасан), Лаша Шушанашвили (Павлович — Лаша Толстый), Тариэл Ониани (Таро). Но на самом деле «законников» с грузинскими корнями много больше, и сегодня большинство из них облюбовали Европу, попав туда по проторенной уже три десятка лет назад «венской дороге».

В Грузию им путь заказан: в 2005 году по инициативе тогдашнего президента Михаила Саакашвили парламент принял уникальный для мировой практики закон «Об организованной преступности и рэкете», называемый в обиходе «законом против воров». По этому закону и соответствующим поправкам в Уголовный кодекс человек может быть осужден на 5 лет тюрьмы за известный слоган «жизнь ворам», а сам законник — на 9 лет лишения свободы в изоляторе строгого режима не за конкретное преступление, а лишь только за подтверждение своего «статуса».

«Мы были вынуждены принять такой закон, хотя нас многие тогда обвиняли за якобы нарушение презумпции невиновности»,— объяснил в беседе с «Огоньком» тогдашний директор информационно-аналитического департамента МВД Шота Утиашвили. По его словам, если бы не этот закон, «воры по-прежнему открывали бы пинком двери в кабинет беспомощных прокуроров» (это не образное сравнение: известен случай, как пресловутого Таро, почтившего Грузию своим визитом в конце эпохи Эдуарда Шеварднадзе, в аэропорту встречал начальник краевой полиции с букетом роз — для супруги высокого гостя).

Внешней аудитории разъяснить целесообразность такой новации было не просто: государства — партнеры Грузии на Западе не понимали, как можно сажать человека не за конкретное преступление, а, скажем, только лишь за татуировку «Вор — спит». Но власти в Тбилиси эти «трудности перевода» не смущали, тем более что инициатива имела успех: из опасений быть арестованным и провести 9 лет в специальном изоляторе строгого режима сотни (!) «законников» сбежали из Грузии еще во время первого чтения закона.

Посадить по новой статье УК удалось лишь несколько «значимых» персон — да и то только тех, кого экстрадировали в Грузию из других государств, хотя, по официальной статистике, с 2005 года по сей день по ст. 223 УК Грузии («Статус "вора в законе" и членство в воровском мире») осуждены около 160 граждан. В основном это те, кто, живя в Грузии, выполнял различные поручения воров, эмигрировавших в Европу, либо участвовал в «дискуссиях» по Skype и Viber, собирал «общак» и вымогал деньги в «котел». Большинство осуждены по ч. 2 и ч. 3 «воровской» статьи (квалификация «участие в воровских собраниях» и «поддержка воровского мира»).

«Тихие грузины» в европейской провинции

Более двух третей всех «воров в законе» в советское и постсоветское время — этнические грузины (см. «Грузинские маски»). Разумеется, этот социальный «феномен» попытался «воспроизвести» себя и в Европе, куда в массовом порядке был вынужден эмигрировать после введения в Грузии особой «воровской статьи», инициированной Михаилом Саакашвили.

Пользуясь «явками и контактами» первой, «австрийской волны», «генералы преступного мира» осели буквально по всему континенту (за малым исключением — Великобритании).

Их присутствие особо ощутимо в Мадриде, Барселоне, Риме, Париже, Афинах — сегодня это ключевые «точки базирования». А «трудовая деятельность» специфична: собранные «законниками» летучие отряды грузинских «домушников» и «медвежатников» гастролируют по континенту, реализуя конвейерную систему ограблений домов и квартир, в основном именно этим занимается грузинский криминалитет в Европе.

Лишь немногие авторитеты (уровня Тариэла Ониани, Лаши Шушанашвили или Захария Калашова) замахнулись еще и на отмывание денег либо контроль над потоками гастарбайтеров в строительной сфере. Но это трудный и опасный бизнес, которого большинство грузинских «законников» в эмиграции стараются избегать. Куда проще заниматься традиционным «промыслом», оставаясь при этом неуязвимыми для местных правоохранительных органов: рядовые бойцы (как, например, упомянутые в начале этих заметок «временные владельцы» скрипки Страдивари), памятуя о членах семьи и родственниках, оставшихся в Грузии, никогда, ни при каких обстоятельствах не «сдают» своих «генералов», а в европейском законодательстве нет нормы, позволяющей отправить за решетку за экзотический статус «вор в законе». Так и живут многочисленные «кутаисские», «руставские», «тбилисские» и прочие где-то на виллах во французских, греческих, итальянских и испанских провинциях, руководя из тиши виноградников своими «империями».

В одном из таких «домовладений», во Франции, в ноябре 2011 года состоялся «всеевропейский сходняк» с участием замечательного (без иронии) грузинского кинорежиссера Георгия Хаиндравы. О нем стало известно случайно — французская жандармерия устроила облаву. Закончилось все, правда, проверкой документов присутствовавших, а кинорежиссер впоследствии объяснял, что это друзья просто приехали в усадьбу проведать безнадежно больного старинного друга. Им оказался… «вор в законе» Резо Лордкипанидзе.

Полный текст читайте в материале Ъ.