Все записи
17:15  /  31.05.19

325просмотров

Как постиндустриальная модель конкурирует с сетевой

+T -
Поделиться:

Город типовых панельных домов, школ, детских садов, магазинов, город заводов, комбинатов, НИИ и КБ, город, в котором родился и вырос каждый второй сегодняшний житель России,— этот город и был городом будущего. Достаточно сравнить его с любым историческим центром, чтобы убедиться — иначе как идеей прогресса такое обосновать нельзя. Длительное проживание в этом образовании — назовем его индустриальный город будущего — внесло некоторую сумятицу в понятия

В общем-то понятно, что нужно с этим городом сделать. Ему необходимы улицы для людей, а не дороги для машин, кварталы, а не микрорайоны, общественные пространства, а не пустыри, парки, а не зеленые массивы, mixed-use, а не zoning. Это более или менее консенсусная программа, которую разделяют все города с существенной долей индустриальной застройки. Поскольку она еще нигде не реализована, можно было бы это назвать, скажем, постиндустриальным городом будущего. И даже, поскольку мы пока плохо понимаем, как же переделать типовой индустриальный микрорайон в прекрасный квартал России будущего, можно было бы назвать это и новой утопией. Все бы ничего, кабы означенный консенсус не стал трещать по швам перед лицом образовавшихся новых перспектив.

Логика индустриального города будущего была устроена просто. Город понимался как инструмент производства. Соответственно жилье было местом хранения рабочей силы, торговля, медицина, образование, спорт и культура средством поддержания рабочей силы в должном состоянии, а власть — средством организации процесса производства в целом. Логика постиндустриального города будущего — это понимание города как инструмента обмена. Это не город производителей, а город потребителей. Соответственно и жилье, и вся социальная инфраструктура города начинают пониматься как товар. Жилье как массовый товар стремится к диверсификации, появляется линейка типов жилья, и чем она разнообразнее, тем лучше. Власть, торговля, медицина, образование, спорт и культура ведут себя как товары уникальные и стремятся стать аттракционами. Собственно именно эта программа трансформации города под общество потребления в широком смысле стала называться «урбанистикой». Пока вами управляют, или вас учат, или режут, вас стремятся заинтриговать и развлечь. Учитель становится Дамблдором, врач — доктором Хаусом, президент — Зеленским, а здания больниц, музеев, школ и более всего торговых центров превращаются в приключения.

Но тут вступает в действие будущий город будущего.

Торговля уходит в интернет. Конечно, там есть сложности — дроны пока не могут постучать в окно клиента, живущего в многоквартирном доме. Но их с успехом замещают курьеры, их на улицах столько, сколько людей в форме в советское время. Способ доставки тут не важен, важно, что каждый курьер, живой или электрический,— это 10 покупателей, потерянных для социализации в торговом центре. Сколько гимнов сложено кафе как главному институту города обмена! А курьеры несут салаты креаклам, которые едят, сидя за мониторами. Ну и зачем тогда площади в первых этажах? Как быть с многофункциональностью? Логика постиндустриального города будущего предполагает, что любой акт потребления превращается в развлечение и праздник, а логика сетевого города будущего все повседневное потребление норовит сдвинуть в сеть, оставляя офлайну роль места для исключительных событий. Это принципиально иные объемы.

Сеть трансформирует образование: предполагается, что в ближайшем будущем больше половины объема информации человек учащийся будет получать самостоятельно из интернета. Что это значит для города? Школы и университеты, конечно, от этого не исчезают, но меняется их перспектива. В парадигме постиндустриального города будущего учебные заведения должны были становиться центрами аккумуляции общественной активности — лекции, фестивали, концерты, внешкольное образование, образование пенсионеров, краеведение, клубы и т.д. Но большая часть этой активности уходит в сеть. Нет смысла превращать школу в аттракцион, напротив, ее роль в пределе сужается до места тестирования и руководства процессом самообразования в сети. Концепция развития школ и вузов как общественных центров оказывается под сомнением.

Более или менее то же происходит с медициной. Мы видим уже сегодня (например, в США), что онлайн-консультирование по медицинским вопросам легко и гораздо более экономично справляется с массовым медицинским обслуживанием и с поддержанием хронических больных. Разумеется, таким образом невозможно лечить сложные заболевания, но поликлиники никогда не ставили таких целей — они лечат типовые болезни по типовым протоколам типовыми лекарствами. Поликлиники есть в каждом микрорайоне (одна примерно на 15 тысяч человек) — представьте, что они в значительной степени утрачивают смысл.

Читайте продолжание на странице Ъ.