Все записи
17:29  /  6.06.19

727просмотров

Почему цены на лекарства растут вместе с числом аптек

+T -
Поделиться:

На прошлой неделе Государственная дума приняла поправки к закону 2010 года «Об обращении лекарственных средств». Поправки должны усилить госконтроль за ценами на важнейшие препараты, но проблема качества лекарств и структуры обеспечения ими населения остались за скобками. Почему?

Контроль цен коснется небольшой части лекарств, включенных в государственный список ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты), их 735 наименований. Это препараты для оказания помощи при сердечно-сосудистой, онкологической, иммунологической и других патологиях. В принципе, госконтроль цен на ЖНВЛП действует уже 8 лет, однако эффективность такого контроля относительна — стоимость одного лекарства в разных аптеках отличается, и как она будет теперь определяться, даже с поправками, не ясно: сказано только, что методику должно еще разработать правительство, а Федеральная антимонопольная служба после этого будет контролировать цены в рознице.

О том, что происходит с ценами на лекарства в наших аптеках, и о других проблемах фармацевтического рынка, «Огонек» поговорил с Александром Апазовым, президентом АО «Фармимэкс», президентом Национальной фармацевтической палаты (НФП), в советские времена возглавлявшим Главное аптечное управление СССР.

— Получается, что законодатели убеждены: цены на лекарства будут расти, и пытаются этот рост лишь ограничить?

— Цены на все лекарства, в том числе и на препараты ЖНВЛП, у нас выросли в прошлом году на 3 процента, а инфляция на 4,2 процента, соответственно делайте выводы, как это отражается на хозяйственной деятельности аптечных учреждений. Понятно, что на какие-то лекарства цены растут больше, на какие-то меньше. Кроме того, есть федеральные программы, по которым предоставляются льготы для некоторых категорий больных, государство субсидирует лекарства если не полностью, то частично. Но в массовой рознице рост цен постоянный. Поэтому государство предлагает повышать цены на ЖНВЛП раз в год.

Причин для роста много. Кроме инфляции и цен на мировом рынке себестоимость зависит от смежников — производителей оборудования, «картонажки» (упаковки), вспомогательных веществ, энергетики и многих других факторов. Сейчас 87 процентов наименований лекарств из списка ЖНВЛП производятся в России, зарубежные компании в значительной мере локализовали производство таких препаратов. Себестоимость препаратов, которые выпускаются у нас, на 5–10 процентов ниже импортных. Также государство определяет размеры оптовых и розничных наценок в зависимости от логистики, от расположения региона или города. Но цены все равно могут расти. И больше того, они во всех аптеках разные, как это и должно быть на рынке.

— Почему?

— Я думаю, причина в наличии большого количества аптек. Их значительно больше, чем требуют экономическая целесообразность и ранее разработанные научно обоснованные нормативы доступности. Сейчас в России на 10 тысяч человек 4,5 аптеки. Если сравнивать с советскими нормативами, это в 3 раза больше. Тогда одна аптека обслуживала 10–15 тысяч человек в городах и 6 тысяч — в селах, такие нормативы были до 1998 года. Но затем, несмотря на возражение Министерства здравоохранения России и общественности, Минюст эти нормативы отменил. Решили, что они противоречат рыночным условиям.

Начался просто неуправляемый рост аптечной сети. В прошлом году число аптек увеличилось на 3 процента. И это с учетом того, что часть аптек не выживает, закрывается. А в предыдущие годы рост доходил до 10 процентов.

— Какой-то парадокс: число аптек увеличилось на 3 процента и цены на столько же выросли. Хотя, если число аптек растет, если они конкурируют, значит, цены должны снижаться?

— Вот так же думали, когда отменяли нормативы аптечной сети. Это было ошибкой. Почему-то все считают аптечную розницу высокодоходным бизнесом. Это заблуждение. Рентабельность аптек в Москве — от 1,5 до 8 процентов. В селе, если там аптека есть, и того меньше. Если работать честно, соблюдать все стандарты, маржа будет небольшой, а в некоторых случаях ее вообще нет. Но утверждать, что все соблюдают их, я не могу.

У нас аптеки конкурируют не по качеству обслуживания людей, а по выживаемости. А чтобы выжить, идут на разные хитрости.

Скажем, аптека по количеству позиций (наименований) лекарств должна иметь соответствующее оборудование и площади для их хранения. Тогда арендная плата будет высокой. Если вы все это умещаете на площади в четыре раза меньше нормативной да еще холодильник для хранения лекарств не поставите, плата уменьшится в четыре раза.

Кто соблюдает стандарты, тот проигрывает. Или другой способ: можно сэкономить на персонале. Положен по стандарту специалист с высшим образованием, а вы берете человека без диплома и платите ему в два раза меньше. Такая экономия, думаю, не на пользу людям. Провизор, отпуская лекарство, должен объяснять больным, как его принимать, в каком количестве за один раз, до еды или после, чем запивать или не запивать и так далее. Но далеко не везде это сейчас делают.

— Почему в аптеках, даже расположенных рядом друг с другом, цены на одно и то же лекарство разные?

— Сейчас большинство аптек коммерческие, которые должны иметь достаточно оборотных средств, иначе они не обеспечат закупку препаратов необходимого ассортимента. Наверное, каждый сталкивался с тем, что не всегда можно купить в аптеке нужное лекарство, даже по рецепту врача. И по этим позициям цены тоже нередко расходятся в разных аптеках, хотя и незначительно. Больше всего цены скачут на безрецептурные препараты. Здесь механизм ценообразования несложный. Если у аптеки хорошая доходность, она установит наценку в 10 процентов. А если жить не на что, поднимет до 20 процентов или 30 процентов. Реально цены определяет рынок и потребность в лекарствах.

Читайте продолжение на странице Ъ.