Все записи
21:14  /  9.08.19

1274просмотра

Русские не идут

+T -
Поделиться:

Появление в России поста омбудсмена Госдумы по вопросам миграции и гражданства актуализировало тему добровольного переселения соотечественников в Россию. Ведь соответствующая госпрограмма была запущена аж 13 лет назад, а въехали по ней, согласно данным Росстата, всего около 800 тысяч человек. И это притом что соотечественников в зарубежье, что в дальнем, что в ближнем, миллионы: 25 — в республиках бывшего СССР и еще 30 — за союзными пределами. Отчего же такой скромный эффект? Важно понять: то ли эти миллионы не хотят вернуться в Россию, то ли Родина-мать зовет их как-то странно, а принимает еще хуже? Последнее, как представляется, точнее: о запутанности, негибкости и коррупционности отечественной миграционной системы говорят все, кому довелось с ней столкнуться, и в первую очередь — сами переселенцы. Складывается ощущение, что программой довольны разве что бюрократы из 4–5 министерств и ведомств, ежегодно осваивающие миллиарды рублей, выделяемых из бюджета, да еще нечистые на руку исполнители, вымогающие взятки за самые простые операции и исполнение своих непосредственных обязанностей. «Огонек» пытался разобраться в ситуации.

Малозамеченной в потоке горячих сюжетов осталась новость: в России появился специальный представитель Госдумы по вопросам миграции и гражданства. Им стал Константин Затулин — первый зампред думского комитета по делам СНГ, глава Института диаспоры и интеграции России. Приоритетной задачей он считает работу над программой переселения соотечественников, которая запущена в стране с 2006 года, но эффективного результата не дает. С омбудсменом по делам миграции встретился «Огонек».

— Константин Федорович, складывается ощущение, что те из соотечественников, кто хотел, уже переселились в Россию...

— Такое же ровно ощущение было и перед принятием новой редакции закона о гражданстве в 2002 году. Разработчики закона так и объясняли необходимость ужесточения норм — мол, все, кто хотел, приехал, а теперь нужен барьер на пути тех, кто самой России не нужен. Рабочая группа по подготовке нового закона, вдохновленная мыслью, что гражданство России должно быть высочайшей ценностью, решила, что получать его должно быть очень и очень сложно.

Не взяли в голову, что начавшееся в 1991 году с распадом СССР новое великое переселение народов далеко себя еще не исчерпало — прежде всего потому, что новые государства, давно или никогда не бывшие самостоятельными, подвержены примитивному национализму и внутренне не устойчивы.

Процедуры, заложенные в закон о гражданстве от 2002 года, не предусматривали выделение соотечественников как отдельной категории (вопреки действовавшему закону от 1999 года о госполитике в отношении соотечественников за рубежом). По новому закону на получение российского гражданства требовалось от 5 до 8 лет. Но уже через несколько лет президент Путин предложил принять программу добровольного переселения соотечественников (2006 год). А еще позднее ситуация на Украине показала, насколько важно иметь гибкую систему приема соотечественников. Уточню: я не считаю, что надо закрыть мигрантам путь в Россию и принимать одних лишь соотечественников. Но правила для получения гражданства мигрантами должны быть иными, чем для соотечественников.

— На ваш взгляд, много ли желающих переехать в Россию?

— Сложно сказать. Отчасти ответ на этот вопрос лежит в плоскости наших отношений с Украиной и происходящих там событий, потому что основной поток соотечественников потенциально может прийти именно оттуда. Уже 2,5 млн украинцев перебрались в Россию после 2014 года.

Приехало бы и больше, если бы не наши драконовские нормы и практики. Так что в последние годы мы наблюдаем ситуацию, когда люди, которые потенциально могли оказаться в России, поехали искать счастья в Европе, например в той же Польше.

А кто-то замер в ожидании.

— А скольким удалось воспользоваться госпрограммой по переселению соотечественников за 13 лет ее действия?

— Чуть больше чем 800 тысячам человек — это официальные данные МВД. Причем результаты эти были достигнуты в основном после 2014 года, когда через эту программу вынуждены были пройти толпы вынужденных переселенцев с Украины.

Речь в этом случае шла не о добровольном переселении, а о вынужденном, но для легализации в России им пришлось оформить свой переезд как участие в госпрограмме добровольного переселения. Изначально планировалось, что в Россию ежегодно будут возвращаться по 300 тысяч человек. К сожалению, при составлении госпрограммы не учли мизерность стимулов, которые в нее заложили.

— О чем речь?

— Программа сулит трудоустройство и подъемные на обустройство на новом месте. Но решающее слово при этих выплатах принадлежит регионам, поскольку федеральный центр переложил ответственность на субъекты. А последние саботируют, предоставляя региональную квоту по переселению, исходя из своих потребностей на рынке труда. То есть выходит, что у нас на деле программа не добровольного переселения, а программа набора трудовых ресурсов регионами. К тому же из числа принимающих регионов исключены наиболее престижные — Москва, Санкт-Петербург, Крым и др. Выделены территории, которые считаются приоритетными для осуществления программы,— 11 регионов Сибири и Дальнего Востока.

— А в чем разница между приоритетными и неприоритетными?

— «Подъемные» в случае приоритетного региона — 240 тысяч рублей на участника программы и 120 тысяч на каждого члена семьи, а для неприоритетного региона это будут суммы в 20 и 10 тысяч соответственно. Но и 240 тысяч — не те деньги, которые требуются человеку для того, чтобы он все бросил и перебрался в Россию. На такое может решиться только человек в крайне стесненных обстоятельствах. Так что мы обманываем сами себя, принимая вынужденных переселенцев за добровольных. Госпрограмма давно буксует. И то, что она буксует, ясно всем, иначе бы Путин в 2012 году по возвращении на президентский пост не предложил бы ввести такую категорию, как «носители русского языка». Если бы госпрограмма добровольного переселения эффективно действовала, зачем было придумывать «носителей»?

— И правда, зачем?

— Все дело в том, что для носителей русского языка государство ничего не обещает по части денег. И, кстати, многие переселенцы с таким подходом согласны. Мне пишут, мол, не нужны нам ваши деньги, мы сами заработаем, дайте только возможность легально жить и работать в России, не заставляйте ждать всех этих регистраций, перевода из одной категории «разрешения на временное проживание» в категорию «вид на жительство», дайте сразу вид на жительство. К сожалению, усилиями тогдашних представителей администрации (бывший начальник управления по обеспечению конституционных прав граждан Дмитрий Жуйков) в текст нового законопроекта о «носителях языка» были внесены такие поправки, которые полностью изменили смысл предложенного Путиным.

Читайте продолжение в материале Ъ.