Все записи
11:53  /  21.02.20

276просмотров

Победителей не будет: как «Брексит» переформатирует Евросоюз

+T -
Поделиться:

Европарламент прощается со своими британскими депутатами: трудно сказать, кто больше расстроен

Настоящий «Брексит» — переговоры о будущих торговых отношениях между ЕС и Великобританией — стартует в марте. Уже ясно, что он будет очень жестким, сложным и длительным. Неясно главное — как он переформатирует Евросоюз.

Баварскую деревню Гадхайм можно, пожалуй, назвать единственным местом в континентальной Европе, у которого был повод порадоваться выходу из ЕС Великобритании. Резоны простые: с 1 февраля, когда «Брексит» начался официально, поле, принадлежащее семье Кесслер в этой деревеньке, стало новым географическим центром Евросоюза. Озвучили это авторское вычисление французские географы, хотя не факт, что для этой семьи, как и для большинства европейцев, дивиденды от «Брексита» перекроют нанесенные им убытки.

Что уходит вместе с Британией?

Вот только вкратце. С уходом Великобритании из ЕС выходит ядерная держава, имеющая постпреда в ООН, статус мирового финансового центра и несколько университетов с мировой репутацией. Резко сокращается ВВП ЕС: в 2018-м, напомню, он составлял 16 трлн евро, из которых 2,5 приходилось на Великобританию. ЕС теряет также: 20 процентов экономического потенциала, 25 процентов военной мощи, 6 процентов территории, 10 процентов сельхозугодий, 13 процентов населения — 67 млн человек…

Мало того. Уход Великобритании лишит бюджет ЕС существенной части ежегодных поступлений. Были предложения сократить в связи с этим и расходные статьи бюджета, но Европарламент против, поскольку предстоящие затраты на защиту климата, энергетику и цифровизацию экономики трудно оценить даже примерно. В итоге та же, скажем, Германия (по расчетам) будет платить в бюджет ЕС до 35 млрд евро в год, что на 8,5 млрд больше, чем сейчас. Размер дополнительного взноса зависит от валового национального дохода (ВНД) и составит после ухода британцев от 1,08 процента для Люксембурга до 0,88 процента для Германии. На первый взгляд несправедливо, но при расчетах учитывается и абсолютная сумма ВНД.

Говоря о финансах ЕС, надо помнить: Великобритания вместе с Германией, Данией, Швецией, Австрией, Нидерландами была донором ЕС. Это страны, которые больше вносят в общую казну, чем из нее получают.

Скажем, датчанину участие его страны в ЕС обходится в 206 евро в год, немцу — в 161 евро, британцу — в 104 евро. «Страны-доноры участвуют в этом проекте себе в убыток»,— этот аргумент активнее всего использовал Борис Джонсон, агитируя за «Брексит».

Аргумент этот тем более действенный, что чисто арифметически менее богатые страны вроде бы просто наживаются. Так, на каждого гражданина Литвы ЕС дает 610 евро, на каждого венгра — 533, на каждого поляка — 325. На первый взгляд система и впрямь выглядит странной, но нельзя забывать огромные преимущества, которые дает всем и каждому гигантский беспошлинный внутренний рынок, безвизовое сообщение, беспроблемный доступ на рынок труда в любой стране ЕС…

Тем не менее уход британцев отразится и на доходах каждого жителя ЕС. Правда, в разных странах по-разному, и все будет зависеть от того, насколько организованно будут происходить «Брексит» и переход к новым отношениям. Эксперты немецкого фонда Бертельсманна считают: каждый гражданин ФРГ будет терять от 80 до 115 евро в год. Размер сильно будет зависеть от условий, на которых будет происходить «Брексит». Больше других членов ЕС потеряют ирландцы: от 398 до 726 евро. Британцы, кстати, еще больше — от 491 до 873 евро в год на душу населения.

 Что может измениться в ЕС?

Как изменится отношение населения к Евросоюзу после «Брексита», сказать трудно. Но начать стоит с того, как к нему относились до этого. Из ноябрьского опроса Standard Eurobarometer (это последние данные) следует, что неплохо. Так, 42 процента жителей Евросоюза оценивают его положительно. Доверие к политическим институтам ЕС (Европарламент, Совет министров, Европейский совет, Еврокомиссия) тоже на уровне — 43 процента (институтам национальным доверяют 34 процента). Кстати, больше всего доверяют ЕС в Литве (66 процентов) и Дании (63 процента). Похуже обстоит дело в ФРГ (43 процента), в Польше (37 процентов), во Франции (32 процента) и Великобритании (29 процентов). Ну а по части недоверия лидирует Греция (62 процента).

На еще один интересный вопрос: считаются ли в ЕС с вашим мнением, «да» ответили 45 процентов, «нет» — 50 процентов. При этом большинство (52 процента) по-прежнему верит, что демократия в ЕС функционирует, а 70 процентов считают себя гражданами ЕС, в чем не видят отказа от национальной принадлежности.

Теперь — что изменится с уходом британцев? Многие уверены: вырастет влияние немцев. Это так и не так.

Да, с «Брекситом» вес каждой из остающихся стран возрастет. В той же ФРГ теперь будет не 16 процентов населения ЕС, а 18 процентов. И это автоматом ведет к изменению соотношения сил в структурах власти.

Однако тенденция не линейная. Дело в том, что выход крупной страны делает весомее малые страны. Парадокс объясняется сложной (но математически обоснованной) системой подсчета голосов при различных голосованиях. Решение считается принятым, если за него проголосовали 16 из 28 членов ЕС (после «Брексита» будет 15 из 27), которые должны представлять 65 процентов населения ЕС. Однако если против будут как минимум четыре страны, представляющие более 35 процентов населения ЕС, то решение большинства заблокируется. Недавно мы это видели при выборах главы Еврокомиссии.

Вся эта арифметика делает вполне реальной неприятную ситуацию, когда дотируемые страны заблокируют решение, выгодное странам-донорам. Скажем, если при обсуждении вопроса о размещении беженцев, или о санкциях, или о «Северном потоке» вместе выступят (например) Испания, Румыния, Греция, Португалия и Венгрия, имеющие свои, отличные от немецких, подходы к этим вопросам. «Это пока лишь гипотетические рассуждения,— замечает комментатор мюнхенской "Зюддойче цайтунг". Но тут же добавляет: Малые страны смогут теперь чаще "напоминать" лидерам ЕС о своем праве блокировать их решения».

Перемены ждут и Европарламент. Число депутатов сократится с 751 до 705. Франция и Испания будут иметь больше представителей (у Германии и так максимум — 96 мест). Сменятся и политические расклады: в силу того, что евродепутаты работают во фракциях, а не в национальных делегациях, с уходом британцев ослабнут фракции социал-демократов, «зеленых» и «беспартийных» (тех, кто не нашел себе фракцию). А вот консерваторы и националисты усилятся.Продолжение читайте в материале "КоммерсантЪ"