Все записи
12:46  /  13.03.20

599просмотров

Пандемия прогресса

+T -
Поделиться:

Как развитие цивилизации связано с вирусными эпидемиями

Поезд в Сеуле на прошлой неделе. Научимся ли мы жить на одной планете с вирусами, порождаемыми нашим образом жизни?Фото: Kim Hong-Ji / Reuters

Пока медики, экономисты и политики гадают, как обезвредить коронавирус и вызванную им панику, социальные антропологи выдвинули иной взгляд на природу заразы, которой, по выражению одного из них, «мир ждал с 2003 года». Речь, по большому счету, об издержках глобализации в сфере межвидовых отношений: мы расплачиваемся эпидемиями за нарушение баланса между людьми и животным миром во имя прогресса и собственного благоустройства.

_________________________________________________________________________________

Светлана Сухова

Неожиданную оценку ситуации вокруг разворачивающейся эпидемии коронавируса выдвинул директор по исследованиям в Национальном центре научных исследований (CNRS) Франции и глава Лаборатории социальной антропологии Фредерик Кек, который изучал новые вирусные эпидемии с 2003-го — с вспышки атипичной пневмонии (SARS) в Гонконге. В апреле выйдет его новая книга «Часовые эпидемий», в которой он рассуждает на тему взаимосвязи между развитием цивилизации и вирусными эпидемиями.

Прогресс как колыбель новых вирусов

Поворотными моментами в истории эпидемий ученый называет три глобальных события: неолитическую революцию, открытие Америки и промышленную революцию XIX века. Каждый из этих эпохальных рывков стал колоссальным шагом вперед в развитии общества, обеспечил новый уровень развития экономики, но платить за прогресс пришлось в том числе и новыми угрозами для здоровья.

Так, неолитическая революция (переход от собирательства и охоты к земледелию, одомашниванию скота и животноводству — по сути, начало цивилизации) привела к более тесным контактам человека с животными, а это обернулось новыми напастями и для нас, и для наших братьев меньших.

Распространилась чума крупного рогатого скота (по заявлению ВОЗ, заболевание уничтожено лишь в 2011-м), мутировавшая в печально известную и поныне корь, от которой только в 2017-м погибло 110 тысяч человек (из них 92 тысячи — дети до 5 лет).

Далее. В конце XV века благодаря Христофору Колумбу европейская цивилизация проторила морскую дорогу на заатлантический континент, где встретилась с древними цивилизациями Центральной Америки, а также с сифилисом, довольно скоро распространившимся по всему Старому Свету. Новый Свет «расплатился» за ту глобализацию настоящей эпидемией оспы, занесенной туда европейцами, а в начале XVI века насчитывались миллионы умерших от «черной смерти». Стоит напомнить, что вирус натуральной оспы, изводивший Европу еще с античных времен, крайне близок к вирусу верблюжьей оспы.

Наконец, новый виток в развитии цивилизации — эпоха промышленной революции — в корне изменил не только условия жизни в городе и деревне, но и поставил производство продовольствия на индустриальные рельсы. В этом контексте, по мнению Фредерика Кека, научный прогресс и массовая вакцинация помогли одолеть бешенство и туберкулез — этих давних врагов рода человеческого животного происхождения. Однако переход к индустриальному животноводству и содержанию огромных масс животных вблизи от жилья со временем наградил нас новыми напастями. Так, вирус перепугавшего всех в XXI веке «птичьего гриппа» был впервые диагностирован итальянским ветеринаром в 1878 году. От коровьего бешенства спасались вегетарианством в конце XX века. А страшная «испанка» (H1N1), унесшая жизни 40–50 млн человек за полтора года в начале прошлого столетия была одной из разновидностей мутировавшего «птичьего гриппа» (H5N1).

Как защищаться?

Французский антрополог провел многолетние полевые исследования, изучая готовность разных обществ к угрозе эпидемий и пандемий. Результаты не назовешь утешительными. Так, по словам Кека, пандемии вирусной инфекции мир ждал с 2003 года. Причем было даже известно направление вероятного «удара» — передача вируса человеку от летучих мышей в Китае после вспышки атипичной пневмонии в Гонконге в 2002–2003 годах. И все равно все, что сегодня происходит,— врасплох.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ