Все записи
22:19  /  22.04.20

657просмотров

Что происходит с мигрантами в условиях пандемии

+T -
Поделиться:

Введение карантина и самоизоляции больнее всего ударило по трудовым мигрантам — в России им не на что жить, уехать на родину они не могут.

Александр Трушин

Три недели — последнюю декаду марта и первую декаду апреля — в российских аэропортах царил хаос. Тысячи мигрантов из стран Центральной Азии и Закавказья безуспешно пытались улететь на родину не только из Москвы, но и из многих других городов. Месяц назад Россия прекратила полеты в Узбекистан, Киргизию и Таджикистан. Эти страны ответили симметрично почти сразу же. Правда, один-два чартерных рейса в день азиатским компаниям с трудом удавалось организовать. Цены на билеты подскочили вдвое: счастливчикам, попавшим на борт, пришлось оплачивать кроме своего перелета еще и пустой рейс в Москву. Большинству не повезло. Несколько тысяч человек почти три недели спали на полу в аэропортах. Волонтеры привозили им резиновые коврики. Владельцы кафе чем могли подкармливали, пока транспортная полиция не выгнала мигрантов из аэровокзалов, сообщив, что рейсов нет и не будет. Последним чрезвычайным обстоятельствам уступило Министерство иностранных дел Киргизской республики, до 10 апреля пытавшееся вызволить из новосибирского аэропорта Толмачево застрявших там соотечественников. «Вернуть их на родину нет никакой возможности»,— заявил в итоге первый замминистра МИДа этой республики Нурлан Ниязалиев.

Куда отправились тысячи людей из аэропортов, никого тогда не интересовало. Где они сейчас — неизвестно…

Совершенно неожиданно возникла ситуация, которой, кажется, не было ни в одной стране, охваченной нынешней пандемией. Границы России и соседних с нами стран закрылись. Многие семьи, в которых муж и жена имели разное гражданство, оказались разделенными в аэропортах и в пограничных пунктах на дорогах — кого-то пропускали через границу, кого-то нет.

Миллионы трудовых мигрантов оказались без работы, без денег, без еды и крыши над головой.

Уехать не могут ни те, кто хочет покинуть Россию добровольно и самостоятельно, ни даже те, кого наш российский суд определил как нежелательных иностранцев, нарушающих миграционное законодательство, и постановил выдворить их из страны. Сейчас они находятся в Центрах временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ). Такие ЦВСИГи, больше напоминающие СИЗО, есть сейчас в каждом регионе России. Центральный ЦВСИГ находится в Новой Москве, в деревне Сахарово. Там около 600 человек, в основном выходцы из республик Центральной Азии, сидят за решеткой уже по несколько месяцев, и, видимо, увезут их не скоро. Как в этих «спецучреждениях» исполняются требования по карантину, есть ли среди попавших в них людей заболевшие — неизвестно.

Сколько их?

Наверное, самая большая загвоздка сегодня в том, что никто точно не знает, сколько мигрантов остались или могут остаться без работы. И сколько из них на сегодняшний день здоровы или больны. Кому и какая помощь требуется сегодня или потребуется завтра…

Никто не ведет жесткого учета, где живут и работают мигранты. Получив патент, они едут куда хотят. Сейчас в Москве вводятся пропуска для передвижения людей по городу. А мигрантам что делать? Можно им ходить в магазины и аптеки, если у многих из них нет регистрации? Обращаться к врачам? А работать таксистами им можно? А в магазинах? Ведь многие из мигрантов снимают жилье сообща, и после трехнедельного сидения в аэропортах наверняка кто-то заболел. Но есть ли данные о распространении коронавируса среди них? И когда Минздрав рассчитывает количество мест в инфекционных больницах, учитывает ли он мигрантов?

Вопросы без ответа. Единственное, что можно сказать более или менее достоверно, это сколько у нас мигрантов.

Разные ведомства могут считать по-разному. Так, Росстат выделяет в отдельную категорию международных трудящихся мигрантов, которых, по данным ведомства, в нашей стране насчитывается 2688 тысяч. У МВД, впрочем, другая статистика показывает 5478 тысяч приехавших трудиться в Россию иностранцев. Почему такая разница?

На этот вопрос «Огонька» эксперты ответили так: «Под международными мигрантами, работающими в России, Росстат понимает ассимилированных выходцев из иностранных государств, которые постоянно проживают на территории России и получили российское гражданство или вид на жительство. А МВД ведет подсчет тех, кто был поставлен на первичный миграционный учет при въезде в РФ и отметил в качестве цели приезда работу».

Получается, учитываются разные категории, а всего выходит — 8 млн 166 тысяч человек. Или 10,1 процента в общем количестве трудоспособного населения страны. Их вклад в ВВП страны примерно те же 10 процентов, или 10 трлн рублей.

По данным «Финэкспертизы», в 2019 году больше трети всех вновь прибывших в Россию трудовых мигрантов (34,3 процента, или 1879 тысяч) направилось на заработки в Москву, кроме того, в столице обосновались свыше 400 тысяч «оседлых» иностранных работников. В Санкт-Петербурге 95 тысяч «оседлых» и 1032 тысячи «впервые приехавших». В Московской области соответственно — 164 и 494 тысячи человек. Есть и другие регионы, в которых мигрантов больше 100 тысяч,— это Свердловская область, Краснодарский край и еще ряд других.

Эксперты говорят, что мигрантов можно разделить на три группы. Это деление повторяет структуру нашей экономики, в которой есть белый, черный и серый сектора. Основная масса мигрантов — «серые».

Читать далее