Все записи
18:04  /  30.06.20

430просмотров

Цифровое неравенство против офисного рабства

+T -
Поделиться:

Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ

Более 70 процентов москвичей с началом пандемии перешли на удаленную работу, утверждают эксперты. По всему миру речь о десятках миллионов человек. Что это: конец офисного рабства или начало цифрового неравенства?

Кирилл Журенков

Свежий опрос жителей столицы от консалтинговой компании RRG зафиксировал то, что многие из нас за время карантина узнали на собственном опыте: большинство (73 процента) московских работников перешли на удаленку! У кого-то офисом стали квартиры, их 86 процентов; остальные закрылись на дачах или в загородных домах. По стране в целом цифры сопоставимы: согласно более раннему исследованию (проведенному в апреле Mail.Ru Group и ResearchMe), 84 процента опрошенных россиян подтвердили, что с началом пандемии перешли на дистанционную работу. Что там по миру? Ну, к примеру, в США в середине апреля на дому вкалывало 62 процента работников. В Британии — примерно половина.

Парадокс момента, впрочем, в другом: вернемся ли мы в офисы после того, как болезнь будет побеждена? Громкое заявление недавно сделали в компании Twitter: там пообещали позволить своим сотрудникам всегда работать из дома. В свою очередь глава Facebook Марк Цукерберг раздумывает над переводом на удаленку более половины персонала. Может, и к лучшему? Вопрос открытый.

Возьмем для примера Италию. Недавно мэр Милана Джузеппе Сала предупредил с экранов телевизоров, чтобы местные работники были настороже: дистанционный труд может… закончиться увольнением. Мол, что мешает работодателям, оптимизируя бизнес, просто их сократить?

Или, к примеру, старые добрые офисы: за время карантина многие предприятия задумались, насколько они им вообще нужны?!

— Идея разместить 7 тысяч человек в одном здании, вероятно, осталась в прошлом,— цитируют Джеса Стейли из Barclays в Financial Times. А недавний опрос показывает, что четверть финансовых директоров в США уже подумывают об экономии именно на недвижимости. И одновременно половина запросов на поиск офисов в этой стране с начала пандемии была приостановлена.

А вот что у нас, в России: на днях в девелоперской компании Level Group выступили с прогнозом: к 2025 году 3–5 процентов жилых комплексов столицы оборудуют коворкингами! Неужели это конец офисов?

Отечественные эксперты, к которым обратился «Огонек», предлагают не торопиться с выводами.

— Ситуация коронавируса вынудила работодателей перевести сотрудников на удаленную работу, и этот вынужденный переход показал как ее плюсы, так и минусы,— говорит Елена Варшавская, профессор факультета бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ.— К примеру, выяснилось, что наши квартиры просто не приспособлены к работе дистанционно. Речь не просто о физической нехватке площади — у нас не предусмотрены места для работы, о чем сейчас, кстати, задумались урбанисты. К тому же на дистанционное общение порой переходили все члены семьи, и сразу выяснилось: подходящих гаджетов просто не хватает. А как насчет организации рабочего времени на дому? Или контроля за работниками? Вся система учета и оплаты труда сегодня построена на контроле за рабочим временем. Но в случае с удаленной работой этот критерий надо пересматривать. Или вот еще вопрос: когда начинается и когда заканчивается рабочий день? Неясного все еще слишком много.

Как отмечает эксперт, большинство недавних исследований показывают, что удаленная работа все же не станет повсеместной. Речь, скорее, о некоем миксе. Поясним: у работника в ближайшем будущем будет возможность сочетать работу в офисе с работой вне его стен, и такой подход действительно может стать массовым.

— Есть нечто такое, что рождается при взаимодействии людей и чего не могут дать никакие современные коммуникации,— говорит Варшавская.— Вы что-то придумываете, когда пьете с коллегами кофе или когда услышали обрывок рабочего разговора в офисе… Другое дело, что сами офисы почти наверняка изменятся. Уже сегодня я знаю примеры компаний, где за сотрудниками нет жестко закрепленного рабочего места. Офисы, скорее, станут местом для совместной работы, этакого свободного обсуждения идей.

Кстати сказать, происходящими переменами уже заинтересовались законодатели: в Госдуму внесен законопроект о регулировании дистанционной работы! Среди предложенного — нормы, касающиеся рабочего времени и отдыха и даже «право быть офлайн». Кого в первую очередь защитит закон?

— Для большинства людей удаленная работа не станет постоянной, это все же была вынужденная мера, таким образом работодатели пытались оптимизировать свои расходы на персонал и офисы,— считает проректор Финансового университета при правительстве России Александр Сафонов.— Напомню, что перспективы удаленной занятости обсуждались неоднократно, еще начиная с 1970-х, с появления первых персональных компьютеров, а затем интернета. Время показало, что офисов и человеческого общения это не отменяет. Объяснений много. Ну, к примеру, удаленную занятость довольно непросто организовать, сложно контролировать интенсивность труда человека, возникают проблемы с конфиденциальностью информации и ее утечкой… Какие-то элементы удаленной работы уже используются: например, многие западные корпорации отдают на аутсорсинг свою бухгалтерию. Но что касается уникальных задач, то здесь дистанционная работа неэффективна. Возьмите наши высокотехнологические компании: казалось бы, чего проще позволить программистам работать из дома! Однако даже там предпочитают видеть их в офисах, пусть и предлагая за это множество преференций.

Или вот еще неожиданный поворот. В связи с удаленной работой эксперты сегодня заговорили о… цифровом неравенстве. Новые технологии действительно повысили доступность образования или, скажем, медицины, однако не смогли полностью их заменить.

— Речь о дальней перспективе, и все же мне кажется вполне реальным, что работа в офисе будет расцениваться как привилегия, доступная наиболее ценным работникам, занятым нерутинной творческой деятельностью,— говорит Елена Варшавская.— Возьмите телемедицину. Заболев, вы уже сегодня можете обратиться к телемедику, чтобы он вас проконсультировал. Однако такая консультация никогда не заменит живого врача (притом, что общение с врачом лицом к лицу будет дороже и доступно не всем). Так же как трансляция на экране никогда не заменит похода в театр. Вот и в офисе: возможность непосредственно пообщаться с коллегами или начальством всегда будет цениться больше.

Эту тенденцию подтверждает и Александр Сафонов.

— В западном обществе тема цифрового неравенства серьезно обсуждается,— говорит эксперт.— Многие экономисты считают, что цифровизация — удел бедности, и только богатые в будущем смогут позволить себе офлайн-услуги.

Впрочем, уже сегодня, в настоящем, очевидно другое: термин «офисное рабство» пора забыть. Как насчет «офисного счастья»?