Все записи
15:50  /  10.07.20

171просмотр

Гонки на переодевание: краткая история дрэга в 10 главах

+T -
Поделиться:

Леди Банни на фестивале Wigstok в Нью-Йорке, 2018

В честь завершения месяца Прайда, ежегодной международной акции в поддержку движения за права ЛГБТ-сообществ, которая в память о Стоунволлских бунтах проходит каждый июнь, и грядущего дня дрэг-культуры, который празднуется 16 июля, Weekend изучил историю вопроса: как артисты, одетые в одежду противоположного пола, больше 100 лет боролись с гендерными стереотипами и расизмом, пытались (безуспешно) договориться с гомофобами, а в итоге стали политическим движением и культурным феноменом, по популярности догоняющим супергеройское кино

Текст: Мария Бессмертная

Глава первая, в которой бывшие рабы становятся первыми дрэг-квинс

Единственная сохранившаяся фотография Уильяма Дорси Суонна, конец 1880-хЕдинственная сохранившаяся фотография Уильяма Дорси Суонна, конец 1880-х

«Взят негритянский притон. 13 мужчин, переодетых в женщин, были удивлены, когда их арестовали прямо во время ужина» — с такой новостью на первой полосе 13 апреля 1896 года вышла газета The Washington Post. Последовавшее за новостью громкое судебное дело, за которым следила вся Америка, стало историческим. С него началась новая глава в истории борьбы за права человека — теперь в пантеон ее героев был вписан мужчина в женском платье и на каблуках, из наследия елизаветинских времен и театра кабуки превратившийся в один из символов движения по созданию толерантного гражданского общества. Все благодаря главному фигуранту дела, организатору того самого «ужина», жителю Вашингтона Уильяму Дорси Суонну. Гомосексуал и бывший раб, Суонн был одним из первых, кто оценил политический потенциал дрэг-культуры: он надевал женскую одежду с вызовом — платье должно было подчеркивать его «неуместность». До суда Суонн в течение по крайней мере 15 лет устраивал в Вашингтоне тайные встречи — «маскарадные балы», в которых принимали участие такие же, как он, представители самых маргинализированных слоев американского общества. К Суонну на танцы и политические собрания в женских платьях ходили вчерашние рабы, «повышенные» до слуг,— посыльные, повара, дворецкие всей политической элиты страны (ближайшим другом и любовником Суонна был, например, Пирс Лафайетт*, до 1865-го бывший в собственности у первого и последнего вице-президента Конфедеративных Штатов Америки и будущего губернатора Джорджии Александра Гамильтона Стивенса). Ценности мира будущего, в котором расизм, сексизм, гомофобия и далее по списку порицаются, формировались в Вашингтоне, колыбели американской демократии, буквально на кухнях.

Мужчины, откровенно проявлявшие свою феминность, в Америке, только что пережившей Гражданскую войну, ожидаемо подвергались осуждению, но новостью, разумеется, не были. За 26 лет до ареста Суонна весь англоязычный мир следил за ходом другого, похожего дела: в 1870 году викторианский Лондон — колыбель не демократии, но семейных ценностей — обсуждал дело Фредерика Парка и Эрнеста Болтона, двух актеров-любителей, которые в женском платье были арестованы у театра «Стрэнд». Друзья были известны в театральных кругах как комедийный дуэт Фанни и Стеллы, арестованы они были по подозрению в проституции и мужеложестве, а особым обстоятельством являлось то, что Болтон (Стелла) практически открыто сожительствовал с крестником премьер-министра Англии лордом Артуром Клинтоном*. Одни из первых публично известных дрэг-квинс Англии, превративших свою любовь к женской одежде в профессию, были оправданы судом присяжных (юбка на мужчине была расценена как «мелкое хулиганство») и тут же стали народными героями — так же, как Суонн в Америке. Между их делами, впрочем, была одна принципиальная разница. Суонн, в отличие от своих английских сестер, через неделю после суда осужденный за «содержание борделя» на десять месяцев тюрьмы (прокурор требовал срока в год, судья сокрушался, что не может изолировать «извращенца» от общества навсегда), публично попросил о помиловании президента США Гровера Кливленда и отказался признавать себя виновным. Тогда же в прессе впервые появилось понятие дрэг-квин — именно «королевой» называл себя Суонн. Ответа от президента он, разумеется, не получил, зато дрэг был впервые выведен в общественное поле. Следующий век дрэг-культура проведет на качелях: ее представители будут периодически уходить в подполье, признавать себя только частью индустрии развлечений, но в связке с оформившимся движением за права ЛГБТ-сообществ они осознают себя политической силой.Читать далее

 

Теги: ЛГБТ