Все записи
20:46  /  1.12.20

462просмотра

Зачем России столько проверяющих органов?

+T -
Поделиться:

Только что внесены очередные изменения в «Закон о прокуратуре Российской Федерации», на этот раз касающиеся порядка назначения прокуроров и повышенных требований к ним. Однако функции самой прокуратуры, сформированные в основном еще на заре советской власти, вновь оставлены без изменений.

Учрежденная еще Петром I в 1722 году как орган надзора за исполнением государевых распоряжений в центре и на местах, прокуратура сохраняла эту функцию вплоть до судебных реформ 1864 года. Тогда изменения были абсолютно радикальными, и прокуратура попросту перестала быть надзорным органом, что соответствовало формирующейся всеевропейской практике, а ее основной задачей определено уголовное преследование: полицейское дознание, контроль за следствием, утверждение обвинительного акта, участие в судах (именно после этого судебные процессы стали состязательными и общественно значимыми).

Такой прокуратура в Отечестве оставалась более 50 лет, и ее работа была вполне схожа с деятельностью аналогичных органов европейских стран. Но потом случилась Октябрьская революция 1917 года (или, как теперь принято говорить, большевистский переворот), которая изменила в государственном устройстве все и вся. Не была забыта и прокуратура. Поначалу новая власть ее упразднила вовсе и как-то обходилась без этого инструмента целых пять лет — революционные трибуналы состязательности сторон не предполагали. Лишь в 1922 году было утверждено Положение о прокурорском надзоре, которое наделило прокуроров функциями, весьма схожими, парадоксально, с… дореформенными царскими, то есть еще петровских времен. При Советах, как и при первом российском императоре, прокуроры стали «оком государевым»: в их компетенцию был включен надзор за законностью действий органов власти, хозяйственных учреждений, организаций и граждан, опротестование противоречащих закону распоряжений, ну и, кроме прочего, конечно, надзор за следствием, поддержание обвинения в судах и прочее.

К принятию большевистской властью положения именно в «петровской редакции» приложил руку вождь мирового пролетариата лично: ненадолго пришедший в себя после болезни, Ленин 20 мая 1922 года из Горок продиктовал крайне резкое письмо «Товарищу Сталину для Политбюро». Основное его содержание — это формулирование задач прокуратуры. Советские граждане не штудировали этот документ поголовно, но ключевые цитаты из него висели в качестве наглядной агитации едва ли не в каждом отраслевом присутственном учреждении, а хрестоматийной стала фраза: «Законность не может быть калужская и казанская, а должна быть единая всероссийская и даже единая для всей федерации Советских республик».

Не буду спорить: наверное, в годы всеобщей постреволюционной разрухи и отсутствия возможности централизованного контроля над действиями вновь образованных органов власти и управления было целесообразно создание органа всеобщего надзора. Но вот что смущает: вождь после принятия документа вскоре усоп, позже за ним отправился суровый продолжатель его дела, страна менялась и в итоге изменилась совсем, а полномочия прокуратуры по надзору за всем и вся успешно пережили и вождей, и саму Страну Советов.

Читать далее