Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

Новогодний подарок от правительства — в одночасье, прямо под бой курантов, были увеличены МРОТ (минимальный размер оплаты труда) и прожиточный минимум (ПМ). «Огонек» разбирался, что стоит за аттракционом невиданной щедрости.

Александр Трушин

Стремительность повышения благосостояния граждан не может не приводить в восхищение. 12 ноября минувшего года замминистра труда и социальной защиты Андрей Пудов представил в Госдуме законопроект о новой методике расчета МРОТ и ПМ. До сих пор эти величины рассчитывались от потребительской корзины, теперь же предлагалось танцевать от медианной зарплаты (МЗ). Поясним — это величина, разделяющая на две равные половины количество тех, кто получает бОльшую зарплату, и тех, кто получает меньшую.15 декабря законопроект утвердили во втором чтении,16 декабря приняли окончательно, а 29-го этот закон 473-ФЗ уже подписал президент. Никаких обсуждений этого важнейшего документа, определяющего всю социально-экономическую политику, не было. Просто взяли и записали, что прожиточный минимум (ПМ) должен составлять 44,2 процента от медианного дохода. А минимальный размер оплаты труда (МРОТ), рассчитываемый как 42 процента от медианной зарплаты, будет теперь равен 12 792 рублям. Уточним — до конца 2020 года МРОТ равнялся 12 300 рублей. Богатеем, однако!

И правительство уже через день, прямо под звон курантов, приняло постановление № 2406, в котором были определены размеры ПМ на душу населения с 1 января 2021 года — 11 653 рубля (до конца 2020-го — 11 468 рублей), для трудоспособных граждан — 12 702 рубля (было 12 392 рубля), для пенсионеров — 10 022 рубля (вместо 9422 рублей) и для детей 11 303 рубля (вместо 11 423 рублей). Как говорят эксперты «Огонька», эти показатели ПМ и МРОТ в течение пяти лет будут лежать в основе расчета заработных плат всех работников всех отраслей (включая школьных учителей — см. «Считать от МРОТ», «Огонек» № 51 за 2020 год), пенсий, социальных пособий и государственных выплат населению.

Потерянная корзина

Многие экономисты давно говорили о том, что необходимо пересмотреть расчеты ПМ и МРОТ по потребительской корзине. Сказать точнее, мнения были разные — от полного перехода к медианной зарплате до сочетания медианы с расходами населения (см., например, «Корзина неутешительная», «Огонек» № 4 за 2020 год). Андрей Покида, директор Научно-исследовательского центра социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС, отмечал тогда в интервью «Огоньку», что «отсчет бедности идет от уровня не просто плохой жизни, а самой плохой. И именно этот уровень выживания определяет сегодня социальную политику государства». Другие эксперты говорили, что потребительская корзина не учитывает реальные расходы на оплату услуг монополий («Газпром», ЖКХ, транспорт, связь и др.). Ведь люди не могут выбрать других поставщиков и соглашаются на устанавливаемые монополистами цены. Георгий Клейнер, член-корреспондент РАН, говорил, что «для улучшения экономического положения нашей страны и повышения уровня жизни людей стоимость потребительской корзины и минимальный размер оплаты труда могут быть взаимно увязаны, но эта связь не должна быть жесткой» — ПМ и МРОТ должны быть процентов на 20 выше стоимости корзины.

Поводом для той публикации в «Огоньке» было показанное по ТВ обращение группы граждан к президенту с просьбой «добавить мяса и рыбы в потребительскую корзину». Президент согласился. Правда, теперь мясо и рыбу добавлять просто некуда — и года не прошло, а корзины c дорожающими продуктами в методике расчета больше нет. Ее заменили на медианную зарплату.

Владимир Осипов, профессор МГИМО, отмечает:

— Медианная зарплата как инструмент управления рынком труда используется во многих странах. Этот метод действительно хорошо себя зарекомендовал, потому что, в отличие от, например, средней зарплаты, показывает реальный уровень благосостояния населения. Но есть много вопросов, в частности, как будет рассчитываться медианная зарплата, какие данные для этого будут собраны и аккумулированы. Потому что известно любимое занятие исполнительных органов власти в последнее время — это игра со статистическими данными. Вроде бы все показатели растут, а качество жизни людей ухудшается.

Вот и замминистра труда Андрей Пудов тоже говорил о «прогрессивности новой методики расчетов и ее соответствии стандартам развитых стран». При всей нелюбви к Западу у нас часто ссылаются на зарубежные стандарты и даже их используют, но получается «как всегда».

Далее