Все записи
20:58  /  27.10.19

859просмотров

Был ли Иисус ессеем?‎

+T -
Поделиться:

Фотография Управления Древностей Израиля: Солнечные часы из Кумрана (I век до н.э. -  I век н.э.).

Согласно модным теориям, Иешуа а-Ноцри (Иисус Назаретянин) был ессеем, Иоаханан Окунатель -  ещё каким ессеем!  А Иаков, брат Иисуса, ни больше ни меньше -  лидером кумранской общины, тем самым неизвестным «Учителем праведности», фигурирующем в кумранских свитках.

Давайте рассмотрим столь смелое утверждение! Но для начала стоит попытаться понять, кто такие загадочные ессеи, о которых упоминали Иосиф Флавий, Филон Александрийский и Плиний Старший.

Проблема в том, что название общины, обитавшей, по словам вышеупомянутых древних историков, в районе Мёртвого моря, существует только на греческом и латинском языке.  Талмуд ессеев не упоминает, Новый Завет тоже. Ни один еврейский источник о них не знает.

А может, и не существовало никаких ессеев? Они всего лишь плод воображения Филона Александрийского, мечтавшего об утопическом обществе стоиков, отвергающих соблазны мира?

Или ессеи – манипуляции хитроумного Иосифа Флавия, который начитался Филона и хотел показать римскому миру, что среди иудеев тоже существуют свои пифагорейцы и спартанцы, избегающие женщин? 

Сообщение Флавия: «они не имеют ни жен, ни рабов, полагая, что женщины ведут лишь к несправедливости, а вторые подают повод к недоразумениям. Живя сами по себе, они услуживают друг другу» (Иуд. др, Кн.18 гл.1:5) не соответствует археологическим данным. На кумранском кладбище похоронены не только мужчины, но и женщины, и дети.

В другой своей книге он писал и об иной ветви ессеев, которые вступают в брак ради продолжения рода: «Они полагают, что те, которые не вступают в супружество, упускают важную часть человеческого назначения — насаждение потомства; да и все человечество вымерло бы в самое короткое время, если бы все так поступали» (Иуд. война. Вт. кн. гл. 8:13).

Как правило, дыма без огня не бывает. Ессеи могли фигурировать в иудейской литературе под другим названием, но образ их жизни и мышления был искажён Флавием, который мог знать о них только по слухам.

В Маккавейских книгах упоминаются некие «асидеи». Вероятно, речь идёт о хасидеях,  т.е. хасидах (благочестивых), последователях Иуды Маккавея из династии Хасмонеев, лидера восставших против селевкидского режима.

«И так называемые из Иудеев Асидеи (хасидеи - хасиды), вождём которых Иуда Маккавей, поддерживают войну и воздвигают мятеж, не давая царству достигнуть благосостояния»  (2 кн. Мак. 14:6).

В Мишне, иудейском своде религиозных правил, составленном в конце второго века н.э., упоминаются некие «Товлей шахарит» (Окунающиеся утром), что в принципе похоже на рассказ Флавия о ессеях и косвенно соответствует современным данным о кумранской общине, в которой огромное значение придавалось ритуальному омовению в миквах.

Можно предположить, что между хасидеями и общиной «Яхад», устав которой был найден в кумранских пещерах, существует связь. Однако в текстах самой общины хасидеи, а уж тем более ессеи, не упоминаются.

Название религиозной общины,  основанной сынами Цадока (о которых расскажу ниже),   -  «Яхад» (дословно: Вместе). Вполне возможно, оно связано со строками из псалма Давида: «Смотри, как хорошо и как приятно  сидеть братьям вместе (яхад)» (Пс. 133:12).

Я могу допустить, что «Вместе» означает не только единение с братьями, но и с ангелами, которые в кумранских свитках имеют важную составляющую, что, кстати,  напрочь отвергает версию происхождения саддукеев от потомков первосвященника Цадока, так как эллинизированные цдуким (саддукеи) в ангелов не верили. 

Итак, благодаря самой важной и случайной находке бедуинов, в кумранских пещерах c 1947 года по 1956 год было обнаружено около тысячи бесценных свитков, и среди них -   устав «Яхад» и другие тексты, описывающие воззрения и обряды этой религиозной общины.

Именно по  этим «сектантским» текстам многие исследователи отождествили Яхад  с ессеями,  о которых рассказывал Иосиф Флавий.

 Однако Флавий, живший во второй половине первого века н.э., писал о ессеях лишь спустя почти 250 лет после основания «Яхад». Он, как и другие историки, не был знаком с реалиями, в которых создавалась апокрифическая литература и религиозные тексты Общины. Ведь кумранские манускрипты, согласно палеографическим данным и радиоуглеродному анализу, датируются III веком до н.э. - I веком н.э.

Впрочем, можно ли назвать «кумранитов» сектантами? Может быть, они были правы, обвиняя иудейских первосвященников в отступлении от Торы? А что если именно «сектанты» придерживались древней библейской традиции, а остальные от неё отступили?

Например, в Кумране были найдены солнечные часы, по которым члены общины вычисляли время. 

Как известно, после вавилонского пленения произошла замена не только древних иудейских названий месяцев (например, седьмой месяц стали называть тишрей, от вавилонского «tashritu»), но и солнечного   календаря на лунный. Согласно древнему обычаю, праздники и субботы вычисляли по солнечному календарю. Это было важно только для одной группы – потомков древних священников, в обязанность которых входило  определение святых дней.

Подсчёт месяцев был прост и неизменен.  Например, в книге Бытия написано, что 17 числа второго месяца начался потоп (Быт. 7:11), а закончился через 150 дней (Быт. 7:24), авторы уточняют, что в 17 день седьмого месяца остановился ковчег на горах Арарата (Быт. 8:4), т.е.  прошло 5 месяцев от начала потопа до его конца.  Итак, можно предположить, что именно кумраниты являлись хранителями первоначальных традиций.

Но проблема была не только в замене календаря, но и в незыблемом институте жречества. Отстранённый Антиохом Епифаном за несогласие с его политикой, первосвященник Хонио (Ония) был потомком Цадока Ахитува, который помазал Соломона на царство. Династия первосвященников, происходящих от самого Аарона, по линии Элиэзера, называлась «сыны Цадока».

Сыны Цадока, которых отстранили от службы в Храме, ушли в оппозицию, прокляли отступников, обвинив их в служении Велиалу, князю Тьмы.

Священники создали впечатляющие тексты, в которых поведали о настоящем положении дел, откровениях, полученных от ангелов, правилах очищения, циклах солнечного календаря; подробно рассказали, как должна проходить храмовая служба, какие жертвы и как их следует приносить (Храмовый свиток) и что такое настоящая святость. 

Скорее всего, именно они и основали протестное движение, часть представителей которого осела в Кумране.

Текст устава общины «Яхад» абсолютно явно говорит, кто является главой общины: «Вот Устав для людей общины, предавшихся отказу от всякого зла, с тем чтобы держаться всего, что (Он) приказал, по Его воле, чтоб отделиться от общества людей Кривды, чтобы быть вместе в Торе и в имуществе и повиноваться словам сыновей Цадока, священников, хранящих Завет, и слову большинства людей общины, держащихся Завета» (Устав общины 5:1, 1QS). Все те, кто отказался следовать злу, должны во всём повиноваться потомкам Цадока.

Насколько известно, Иисус не был потомком Цадока.  Поэтому он не мог быть ни Учителем праведности, ни одним из идеологов общины.Иосиф Флавий, написавший об Иисусе, даже не намекает на его якобы ессейское происхождение. Свидетельствуя о Иакове, брате Иисуса, он также ничего не говорит о его связях с кумранской общиной.

Согласно родословиям от Матфея и Луки, Иисус был из дома Давида. Являлся ли он на самом деле отпрыском самого знаменитого царя, трудно сказать. Некоторые его так называли (Мат. 15:22; Мр. 10:47). Иисусу столь лестный титул, похоже, не нравился: «Итак, если Давид называет его господином, как же он сын ему?» (Мк.  12:37).

В Талмуде (в принципе, сомнительном источнике информации об Иисусе) зафиксировано, что он был «близок к царскому двору»: «Сказал Ула: "Допустим, он был бы бунтовщиком, тогда можно искать (поводов для) защиты; но ведь он подстрекатель (к ереси), а Тора говорит: "Не жалей и не покрывай его"? Иисус – другое дело: он был близок к царскому двору» (Санг. 43 а). Правда, непонятно, что имеется в виду – происхождение от рода Давида или то, что был вхож в царские чертоги.

 А вот Иоанн Окунатель, на первый взгляд, мог быть близок к общине «Яхад». Для нас полезно свидетельство Иосифа Флавия, которое в чём-то соответствует евангельской версии, а в чём-то ей противоречит.  

«Некоторые иудеи видели в уничтожении войска Ирода вполне справедливое наказание Божие за убиение Иоанна. Ирод умертвил этого праведного человека, который убеждал иудеев вести добродетельный образ жизни, быть справедливыми друг к другу и из благочестивых чувств к Богу собираться для омовения (baptisma). При таких условиях, учил он (Иоанн), омовение будет угодно, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем более, что души их заранее уже успеют очиститься. Так как люди стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души, Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на людей, вполне подчинившихся ему, не привело к смуте. Поэтому он (Ирод) предпочел предупредить это, схватив его (Иоанна) и казнив раньше, чем пришлось бы раскаяться, когда будет уже поздно. Благодаря такой подозрительности Ирода он (Иоанн) был в оковах послан в Махерон, вышеуказанную крепость, и там убит. Иудеи были убеждены, что войско Ирода погибло лишь в наказание за это злодеяние, так как Бог желал проучить Ирода (Иуд. др. Кн. 18. Гл. 5:2).

Речь идёт о сыне Ирода Великого - Ироде Антипе, тетрархе  Галилеи и Переи (4 г. до н. э. – 39 г. н. э.).

Согласно Флавию,  Иоанн был казнён из-за своего растущего влияния на народ, а по Евангелиям – убит по просьбе Иродиады, которая затаила злость на Иоанна за осуждение  брака с братом её мужа Филиппа: «Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней. Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего. Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла…» (Мк. 6:15-19),

Лично мне сведение Флавия кажется более реальным, чем версия евангелистов об осуждении женитьбы.

Иоанн предстаёт в евангелиях и у Флавия как пророк грядущего апокалипсиса и наступления Царства Божия, предрекавший суд над нечестивыми, вознаграждение праведникам и успевшим раскаяться в грехах.

Община «Яхад» уделяла особое внимание ритуальному очищению водой, Иоанн тоже окунал в воде, чтобы смыть скверну грехов. Вместе с тем  раскопки Иерусалима последнего периода Второго Храма зафиксировали многочисленные миквы. Перед посещением Храма паломники были обязаны совершить омовение в ритуальных бассейнах, что было принято повсеместно в то время.

Окунание Иоанна происходило в водах Иордана, наподобие того, как пророк Элиша (Елисей)  очистил в водах Иордана сирийского военачальника Неемана (4Цар. 5:1-19).

Вполне вероятно, Окунатель черпал вдохновение из книги Ханоха (Еноха), отрывки из которой были найдены в кумранских пещерах, так как его слова «…а солому сожжет огнем неугасимым» (Мф. 3:12) напоминают фразу: «И Я отдам их в руки Моих избранных: Как солома в огне, так они будут гореть пред лицом святых:  Как свинец в воде, так они потонут пред лицом праведных (Ефиопский Енох гл. 47).

Члены общины «Яхад» сторонились мира, ссылаясь на пророка Исайю (Ис. 40:3): «пусть отделятся от местопребывания людей Кривды, дабы идти в пустыню, чтобы проложить там дорогу Господу, как написано: "В пустыне проложите дорогу (Господу), выровняйте в степи прямой путь нашему Богу" (Устав «Яхада» 1QSVIII:14).

Иоанн, наоборот, приводя те же слова пророка Исайи, пришёл к народу, чтобы приготовить людей к принятию Царства Божия. «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мк. 1:3).

На мой взгляд, Иоанн всё-таки не был представителем Яхада. Однако следует учитывать, что были, вероятней всего,  и другие альтернативные общины, отвергавшие общепринятые традиции, связанные с Храмом. Более того,  с момента написания «Устава»  до прихода Иоанна  могли произойти значительные  изменения  и с самой общиной.

Судя по евангелиям и Флавию, Иоанн действовал по своему разумению, веря, что является божественным посланником, предвестником Мессии, провозгласившим Царство Божие, которое следует встретить очистившимся  от грехов в водах Иордана.

Ученики Иоанна обязаны были вести, как и его учитель, аскетический образ жизни: «Ученики Иоанновы и фарисейские постились» (Мк. 2:18).

Иисус  же не придавал значения постам, омовениям и прочим ритуальным действиям, например: «а есть неумытыми руками – не оскверняет человека» (Мф. 15:20). Противник ритуалов, он, скорее всего, был чужд   и принципам коллективизма, которые не способствовали духовному росту, поэтому кумранская община «Вместе» не могла соответствовать его убеждениям.

В начале 20 века в Оксиринхе (Египет) был обнаружен папирусный фрагмент, исписанный с двух сторон мелкими буквами. В тексте говорится о конфликте между священником Леви и Иисусом, который отказался проходить обряд очищения в микве перед тем как подняться к Храму.

Отрывок является частью утерянных евангелий, не вошедших в канон, и, скорее всего, зафиксировал реальный эпизод, который отражал существовавшую традицию омовения в миквах, а также стиль речи Иисуса, его жёсткую аргументацию и привычное противопоставление духовного плотскому. Текст не содержит заимствований из других евангелий, поэтому претендует на подлинность.

«И он взял их (учеников) с собой в место, предназначенное для чистых, и вошел во двор Храма. И главный жрец из фарисеев по имени Леви встретился им и сказал Спасителю: Кто позволил тебе войти в это чистое место и смотреть на эти святыни без омовения, и даже твои ученики не вымыли ног своих? Нечистыми вы вошли во двор Храма, чистое место, хотя никто, кто не омылся сперва и не поменял одежды, не смеет вступить и созерцать эти святыни. И Спаситель остановился со своими учениками и спросил его: А как же ты, который находишься здесь во дворе Храма, ты чист? И он сказал Ему: Я чист, ибо я омылся в источнике Давида и спустился по одной лестнице и поднялся по другой, и надел белые чистые одежды. И только тогда я вошел и созерцал эти святыни. Тогда Спаситель сказал ему: Ты омылся в стоячей воде, в которой собаки и свиньи лежат день и ночь, и ты омылся и натер снаружи свою кожу, как блудницы и флейтистки душатся, моются, натираются (благовониями) и краской, чтобы возбудить желание, а внутри они полны скорпионов и пороков. Но Я и Мои ученики, о ком ты сказал, что они нечисты, Мы омылись в живой воде[, которая нисходит (с небес). Но горе тем...» (PapOx. 840).

Члены общины «Яхад», или родственной им «Дамасской», крайне строго соблюдали субботу: «Пусть никто не помогает отёлу скотины в день субботы. И если она упадет в ров или яму, пусть не вытаскивает ее в субботу» (Дамасский документ 11:13).

Иисус, обвиняя фарисеев в лицемерии, сказал: "Кто из вас, если ваш сын или вол упадёт в колодец, тут же не вытянет его оттуда в субботу?"» (Лк. 14:5).

 Из этого следует, что он не принимал строжайшие правила о субботнем покое, особенно если это касалось спасения жизни человека или животного. Более того, Иисус разрешил своим голодным ученикам срывать колосья в субботу, перетирать зерна пшеницы и есть, чем вызвал неодобрение фарисеев (Мф. 12:1-2). Что же тогда говорить о тех, кто ещё строже соблюдал правила субботнего покоя, – членах общины Яхад, «так называемых ессеях» (Иуд. Др. XV, гл. 10:4).

Иисус не считал верным уходить от мира, как это сделал основатель общины Учитель Праведности: «Никто, зажигая светильник, не прячет его и не накрывает чашей; наоборот, ставит его на подставку, чтобы все входящие могли видеть его свет» (Лк. 11:33).

Я думаю, что и посыл текста «Храмового свитка» был неприятен Иисусу: «Никто слепой не войдет в него во все дни свои и не осквернит города, где Я обитаю, ибо Я - Господь, навеки среди сынов Израиля» (Храмовый свиток 11Q Temple Scroll). 

 Иисус, согласно евангелиям, исцелял слепых, прокажённых, общался с отбросами общества – блудницами и мытарями (сборщиками налогов), полагая, что «больные нуждаются во враче» (Мф.9:12). Такое отношение к «грешникам» невозможно с точки зрения адепта общины «Яхад».

«Ессейский» Учитель Праведности и его последователи запретили себе вход в Храм, они считали, что Храм осквернён, служба проходит неправильно, а иерусалимские священники – самозванцы.  Иисус же совершал паломничество в Иерусалим и восходил на храмовую гору.

Был ли он ревнителем Святилища, трудно однозначно сказать. Он считал бесполезным занятием грандиозное строительство, ведущееся на территории храмового комплекса: «И когда некоторые говорили о храме, что он украшен дорогими камнями и вкладами, Он сказал: придут дни, в которые из того, что вы здесь видите, не останется камня на камне; все будет разрушено» (Лк. 21:5-6).

Самоубийственный, но пророческий акт переворачивания столов менял (Мф. 21:12-13) не был актом хулиганства, но  символизировал разрушение Храма. Своего рода перфоманс, стоивший ему жизни.

Вполне возможно, Флавий, если очистить его тексты от христианских интерполяций, понял Иисуса лучше, чем его последователи, которые проповедовали скорый конец света. Фраза из речений, не вошедших в евангелия, по всей видимости, отражает реальное положение дел: «Те, кто со мной, не понимают меня».  

Согласно общепринятому мнению, Иисус был эсхатологическим пророком в духе Иоанна Окунателя. Как же тогда объяснить его слова, что «Царство Божие не придёт приметным образом, и не скажут: «Вот, оно здесь, или: «Вот, там». Ибо вот, Царство Божие внутри вас есть» (Лк. 17:20-21). 

Однако если всё это так, зачем Иисус принял «окунание покаяния» от Иоанна, хотя «сам никого не окунал»? (Ин. 4:1-3). Это сообщение, по всей видимости, соответствует истине, ибо нет никакого смысла придумывать историю о том, как безгрешный, согласно евангелиям, Иисус смывал свои грехи в водах Иордана.

Может быть, он своим примером хотел показать, что не выше других и без осознания своих поступков невозможно двигаться дальше.

Кто знает, может на тот момент он ещё не был тем Иисусом, которого сделают богом, которому посвятят тысячи произведений искусства и который станет предметом обсуждения на века.