Все записи
08:55  /  1.08.17

1121просмотр

«Ты будешь бедным фотографом». (часть 2/2)

+T -
Поделиться:

 

«Ты будешь бедным фотографом», - сказал мне однажды куда более закалённый коллега Дмитрий Артамонов, увидев мои работы. Мда. Это не очень бодрит с утра и ночью мешает спать, тем более учитывая мои амбиции и карьеризм.

В первой части разговора о фотографии я изложил свое видение о фотоискусстве, умирающем под количеством недоделанных фотографов и созданных ими изображений. Хочу уточнить сказанное: фотоискусство-то не умирает –  просто «современная фотография» загрязняет среду, и уже ни хрена не понятно, что в ней происходит. А если все-таки постараться определить, то русское слово «пиздец» будет к месту.

 Коммерческая и псевдо-коммерческая фотография затоптали искусство. Или я не туда смотрю.

 Мнение, которое я ранее изложил, далеко не уникально, многие согласились со мной. Но я рассказал далеко не обо всем, здесь слишком много того, о чем можно болтать. И чтобы не казаться пусторечивым, я проиллюстрирую и придам густоты этим словам своим жизненным опытом, каким бы он ни был. (Но прежде необходимо прочитать первую часть (в Снобе) –  «Фотография в коме. Что не так с современным фотоискусством».)

 

 

 С чего это я в фотографию пошел?

 Я всегда любил рисовать, воплощать на каком-то носителе свою фантазию, свои мысли. Начиная с оформления тарелок для рождественских блюд в 6 лет, заканчивая всякими рисунками, портретами учителей в том числе. Я считал фотографию недоискуством: нажал на кнопку, чик и хоп - готово. Чтобы нарисовать, написать картину, требуется куда более сложная и отточенная техника.

 Но однажды я увидел, как мои московские друзья фотографировали в Марселе, и понял. Черт побери! Это крутой инструмент. Я всегда очень плохо фотографировал, ничего не понимал этих кнопках. Спросил у ребят, с чего лучше начать, они подсказали мне лучшую технику для новичка [Canon 550d и 50мм f1:1/8], и… эта техника запылилась, пока я учился на юрфаке, как в принципе и сам я запылился в библиотеке - кто прошел юрфак, тот поймет.

После МГУ была красная дорога, работа в департаменте нефти и газа налоговым консультантом, затем аудитором в той же компании – Ernst and Young.  Все было для того, чтобы построить карьеру в таких кампаниях, как Газпром. Но как-то в летнее время случился перерыв, и у меня появились 5 месяцев для самого себя. Эксклюзив за всю мою жизнь. Увидев, в каких масштабах фотографируют в Москве, я тоже стал интересоваться и заниматься этим, даже начал получать заказы.

Потом сентябрь - давай обратно в офис, что мне тоже нравилось. Костюмы, ответственные задачи, развитие русского языка и карьеры. В сутки - от 8 до 9 часов работы и 3-4 часа на фото и обработку, вплоть до того, что после дня в офисе я мог провести всю ночь на съемке клипа и к 8 снова идти в офис.

Мешки под глазами висели на плечах, и начальница, как-то увидев волны лайков в инстаграме на моем телефоне, начала спрашивать, чем я занимаюсь. Рассказал, а она спросила – «что ты делаешь?». Подумал, что это замечание. Уверенно ответил – работаю. Но она дала мне понять, что имеет в виду мою работу в Эрнсте в принципе. И я понял - да зачем я тут, что я тут забыл, я никому тут не нужен. Учился - потому что надо, отслужил - потому что надо, в университет - потому что надо. На работу – тоже потому что надо.

На следующий день мое заявление об увольнении лежало на столе в отделе кадров. Меня спросили, почему я ухожу с такой востребованной должности, и я ответил, что собственное дело пошло лучше и быстрее, чем я ожидал. – Лучше EY? -  Да. – Ничоси!

Вот и поменял итальянские костюмы на кеды и шорты. И начал фотографировать.

К чему я все это веду? Дело в том, что я тут – в фотографии - как бы случайно оказался.

От своего прошлого не убежишь, да и я не убегаю – наоборот, бегу навстречу. Я быстро понял, кем хочу себя позиционировать в фотографии. Пардоньте - в фотоискусстве. В принципе, увольняясь из Ernst and Young, я понял, что так будет лучше. Буду сам себе выбирать коллег и командировки, буду выбирать свой курс и тоталитарно буду решать за себя.

 

« Господи. Если вы бы знали как вы мне все надоели » как  « Тот самый … » говорил.

Только Underground!

Я не буду ложиться под рынок - я буду делать рынок. Я не хочу делать, фотографии, которые хотят люди, - я буду делать что, мне нравится. А если у меня все хорошо со вкусом, то я и продам работы после того, как их сделаю.

Если заниматься обычной коммерческой фотографией, то фотограф подчиняется клиенту.

Есть кутюрье, которые делают моду, и есть те, кто шьет в Иваново для рынка, отталкиваясь от моды. Есть парикмахеры у вокзала, которые за 500 рублей делают плавный переход – и есть есть Tony and Guy, который делает тот же плавный переход, но за 5000.  Можно продавать одну Феррари, а можно - миллион «Жигулей».

Я заметил, о чем говорят все известнейшие артисты – « Я в первую очередь делаю музыку для себя ». И так, делая для себя, они создают что-то, в большинстве случаев, новое. А тот, кто делает для публики после исследования рынка, создает ровно тот же рынок, который исследовал.

Я понял, что не хочу штамповать съемки, а хочу делать одну – пусть дольше и с долгой подготовкой, но я при этом буду спокойнее, чем если начну снимать свадьбы и другие мероприятия. Мне неприятно делать 300 одинаковых фотографий в попец пьяных гостей или лицемерного офисного планктона. Я пошел в фотографию не для того, чтобы этим заниматься ради карьеры – если думать об этом, то у меня и так были хорошие перспективы.

Настал момент написать, что, конечно, сразу же ты Дали не становишься. Я и согласен с этим. Сначала нужно набрать хороший пробег – что я и делаю. Оценивая опыт в количестве щелчков или в пройденных (а скорее, пробеганных) километрах, с дополнительным фактором - талантом. Но тем не менее, надо сразу настроиться и дать себе четкий курс. Какой капитан отправляется в путь, не зная курса? Мой курс такой.

Мне коллега Алексей Князев сказал, что сомневается в том, что моя работа « зайдет », и что только 30% рынка нужно то, что я делаю.  На что я ответил: 30%! Как много! Супер.

Я не хочу работать для массы. Мне не нравится то, что нравится ей. Все эти брайт-фотографии, чрезмерно блестящие и похожие на то, что я и сам могу увидеть… Это - не мое. Я - за драматургию, за эмоции. Наверно потому что сам неэмоциональный.

Когда говорят, что у меня темная фотография, значит, надо сделать ее еще темнее. Видимо, человек не понял, что я сделал темно специально. Видимо, это не очевидно. Значит, надо сделать еще темнее, чтобы задумка стала ясна.

 

Как меня догнали Бардо и  Бельмондо.

Не надо забывать, что на меня повлияло - французское кино, парижский дух(и), французская провинция, а в дополнение к этому - русская жесть - Балабанов, Лунгин, Тарковский…

Прорисовался некий результат объединения образов изысканности с русским брутальным характером. Хотя и у французов присутствует брутал – Рено, Бельмондо, Депардье, Габен, Вентура, Константен, и другие …

Вот эти образы, эти типажи и характеры я хочу продвигать в своих кадрах, хочу, чтобы этим духом пахли фотографии.

 

Это нафиг никому не надо.

Все, о чем я говорю, вот эта атмосфера и задумки – все это нафиг никому не нужно, пока автор не раскручен. Чего-то необычного никто не хочет. Хотят то, что проверено, то, что уже сделано – как раз то, что я стараюсь делать минимально. Следовательно, и денег у меня не будет.

Главное – сделать себе имя, создавая оригинальные работы. Когда будет имя – будет спрос. Что самое интересное – массовый спрос.

Главное - быть верным своему делу и курсу. Если работаешь качественно и от души, то всё пойдет.

А пока я останусь бедным.