Недавно я купила майку с принтом “I Hate Running” и пошла в ней на тренировку в качалку.

Три с половиной девушки спросили, где я приобрела такую майку, тоже захотели. Спрашивали в несколько приемов, дыхание было сильно сбившимся от подъемов штанги, с блинами по 25 фунтов особо не поболтаешь. Четвертая девушка была половинкой – она лежала на спине после тысячи отжиманий с гантелей, беспомощная, как выброшенная на берег морская капуста, без малейшей возможности открыть рот и спросить ртом. Вопрос задала глазами.

Этих девушек часто вижу в зале, они знатно вкалывают: гантели, штанги, свободные веса. Никаких тренажеров,  тренажер - путь ламмера и лентяя. Они работают с потом, с усилием, с лицом цвета гаспаччо, по два-три часа. С безупречным соблюдением техники подходов и знанием принципов круговых тренировок. Потом еще гоняют на дорожке, быстро и сосредоточенно, как за букетом на свадьбе младшей сестры.

Я тоже не лучше. Хоть и декларирую себя человеком умственного труда, но видели бы вы меня в зале. Вся таблица Менделеева сводится к одному элементу – железу. Иногда думаю, что пора бы заселфиться после тренировки, когда мышцы чуть налились, а выражение лица уставшее и приобрело необходимую одухотворенность. Но потом в зеркале вижу себя - перламутровую, как устрица. Я будто душ приняла в одежде, как Ипполит в «Иронии судьбы». Если появится приложение с осушающими фильтрами – прошу, дайте знать.

Групповая тренировка напоминает живой концерт группы Queen, с дюжиной Фредди – максимум экспрессии и пота фонтанами. Нет только усов, в группе одни девушки, парни брезгуют групповыми (тренировками).

Парни все в зале. Они пришли социализироваться, поболтать по телефону, попить самодельных электролитных коктейлей из принесенных стаканов с крышками. В перерывах между трепом они делают подходы с гантелями. Потом немножко посмотреть ТВ, поваляться у бассейна на солнышке – да и домой пора, на ужин с чипсами. И чиксами.

У меня тоже есть коктейли с электролитами. В маленькой бутылочке – 90 калорий. Я выливаю в стакан половину коктейля, разбавляю водой и льдом, потом трясу, надеясь, что электролиты размножатся, а калории – нет.

На следующий день после тренировки я с трудом могу ходить и с удовольствием мечтаю о жизни в серпентарии, чтобы можно как все – передвигаться без помощи конечностей. Верхние конечности тоже болят. Поднимаешь вилку с воздушным листком салата – а с ней поднимается вся боль еврейского народа. Кажется, что мое тело наполнено не кровью и даже не Мерло, а только молочной кислотой.

И я сравниваю результаты.

У девчат - стройные, упругие, подсушенные, очень красивые фигурки. И это все!

У парней – бицухи кожу рвут, икрами можно рубить кирпичи, а пресс – 6 packs, идеально прочерченные выпуклые кубы, между которыми можно положить палец!

Когда распахиваются двери баскетбольного зала, и из них вываливается толпа черных бро к питьевому фонтанчику – это молодые буйволы, направившие копыта к водопою: лоснящаяся кожа, переливающиеся мускулы, нечеловеческая грация и сила.

Какие возмутительно неравные результаты это при такой колоссальной разнице затраченных усилий!

Я прихожу домой и гневно спрашиваю Омара: отчего такое неравноправие? Мы, девчули, стараемся, бегаем, прыгаем, тягаем, столько времени тратим, но результаты не то чтоб ах. А у парней результаты вау! Это что, все дело в чертовом тестостероне?

Омар говорит: да, это чертов тестостерон. Даже не пытайся превзойти. Лучше иди к плите, женщина.