Современная Америка – страна для женщин.

Статуя Свободы – женщина. «Первая леди» - термин, введенный в употребление именно в США, только после Штатов выражение пошло в мир. Законодательство и этикет защищают женщин как никогда раньше. Женщин уважают, продвигают, промотируют. На руках не носят – тяжелые, ожирение – проблема сверхдержав. Иногда женщин, увы, харрасят. Пристают.

Харассмент в Америке является жестоко наказуемым преступлением. Непонятно, то ли страх расплаты определяет тактику американцев в знакомстве, то ли мягкий нрав, доставшийся в наследство от части предков-англичан. (Gentleman – вдумайтесь в этимологию).

Однажды знакомый врач повысил на работе голос на медсестру, его покарали жестким выговором. Надо сказать, что он крайне сдержанный человек, за все 8 лет совместной жизни на жену повысил голос, пожалуй, один раз (ну максимум три), его хладнокровие просто возмутительно. Дома не кричит, не повышает голос, жену бьет молча (шутка). Зная это, могу предположить, что на медсестру он повысил голос из-за серьезного проступка, например, она написала, что пациенту надо ампутировать левую ногу, а на самом деле надо было правую, и неправильно ампутировали. Или что она обратилась к нему «мистер», а не «доктор», то есть совершила проступок из ряда вон. В общем, доктор получил строгий выговор: на женщину повышать голос нельзя, независимо от степени тяжести женского профессионального нарушения.

Скажу сразу, все описываемые случаи – про парней в Алабаме. Америка мало того что состоит из 50 штатов, так каждый штат – почти отдельное государство, со своим погодным и эмоциональным климатом. Да и этнический состав тоже определяет климат.

В Алабаме парни  словно не с Марса сошли, а с зефирного облачка. Никаких грубых шуток в адрес женщин, никакого сквернословия, никаких приставаний или даже прямых взглядов. Вот хоть голой по улице пройди – будут отворачиваться, чтоб не быть заподозренными в харассменте. Будто они не в штате, а в эмирате.

Максимум, что позволят – взгляд в спину, когда объект гарантированно не поймает этого взгляда. Алабама – штат южный, афроамериканского населения здесь больше 60%, поэтому самые лакомые части для разглядывания у женщин находятся как раз сзади. Чем пышнее – тем лучше. Учитывая общую склонность гражданок к полноте, можно догадаться, что их ягодицы не просто пышные, а скажем прямо, внушительные. Я такие попы называю «выдвинутым ящиком комода». Сами американки предпочитают говорить о себе, что они curvy – фигуристые, с изгибами. Но мне изгибы больше напоминают изломы, хотя и выглядят такие телеса крайне аппетитно.

Дамская мода Алабамы проста и безыскусна: майка, леггинсы, кроссовки. Это зимой. Летом кроссовки заменяются на вьетнамки, и нет нужды ни в сезонных коллекциях, ни в капсульных, ни даже в круизных. Если рандомно набрать на улице 10 женщин – 8 из них будут в леггинсах. Это даже лучше, чем джинсы – нет швов, нигде не натирает и не врезается, попа, опять-таки, подчеркнута. Попа – обширное понятие, иногда она составляет до 45% женщины. Леггинсы, как правдивые летописцы попы, достоверно обрисовывают каждую ямочку, каждый попный ухаб, в который можно легко вложить палец, вот такие у нас на Алабаме попы.

Выходит, все ненаказуемое законом развлечение парней – это смотреть на женский тыл.

Однажды я наблюдала, как парень знакомился с девушкой, дело было в гипермаркете. Она была тоненькой индианочкой, он – рослый бородатый американец. Он настиг ее между полками с собачьей едой и туалетной бумагой (мог бы подождать, когда она дойдет до стеллажей с шампанским, для пущей романтики и деликатности, но нет, страсть застала врасплох) и очень просто сказал: «Мэм, извините за беспокойство, я наблюдаю за вами уже 10 минут, и на одиннадцатой я решил поговорить с вами. Список покупок вылетел из моей головы, потому что в голове поселились вы. Зашли и не выходите, хоть убей. Вы очень красивая, я хотел бы познакомиться, если вы не против».

Девушка покраснела и почти прикрыла лицо рукавом, как в индийских фильмах. Она плохо говорила по-английски, и, что хуже, плохо понимала, но страстность и интонационная поддержка слов мужчины преодолела языковой барьер. Заикаясь и алея всей неприкрытой частью лица, она пролепетала, что плохо говорит по-английски – парень поддержал ее улыбкой и начал говорить, что английский язык – не самая важная часть бытия, ведь хинди тоже поддается изучению. Мне очень хотелось досмотреть это живое кино до конца, но пришлось покинуть место действия, чтобы не быть ненужным свидетелем, помехой этому прелестному общению. Хотела бы я быть свидетелем, но на их свадьбе – это да!

Ко мне за год житья в Алабаме приставали два раза. Первый раз был тоже в супермаркете, совсем комический случай. Парней было сразу трое – черный, белый и латиноамериканец (говорю же, как в комедии). Что за черт их дернул втроем знакомиться – не знаю, подозреваю, что по укурке.

Привет, принцесса, сказали они, как дела? Возможно, их привлек мой продуктовый набор в тележке (курица, яйца, сыр, вино и тряпочки для уборки – парни любят протеин, бухло и чистоплотных женщин). Наученная этикету смолл тока, я вежливо ответила, что у меня все хорошо. Также по этикету требуется спросить, как дела у собеседников, ну я и спросила. Парни ответили, что мол у них все пучком и поинтересовались, какие у меня планы на вечер. Ужин буду готовить, ответила я, что было правдой. Кому, спросили они в унисон. Мужу, говорю, это тоже было правдой.

Парни визуально не огорчились, пожелали мне хорошего вечера, мы еще немного поболтали (алабамский этикет!), на прощание белый сказал, что завидует моему мужу, черный произнес, что завидует всем, кто ест мой ужин, а латиноамериканец (у него было больше всех времени, чтобы придумать удачную реплику, его выход был за третьим номером) сострил, что завидует даже тарелке, с которой я ем. Я подумала, продолжат ли они драматическую линию и не сообщат ли, к примеру, о зависти к вилке, которую я допускаю в свой рот, но за такую шуточку я имела право позвать охрану и накатать рапорт.

В общем, мы расстались почти друзьями, и я в отличном настроении поехала готовить пресловутый ужин.

Второй случай попытки познакомиться был месяц назад, в спортзале. Параметры моей привлекательности сводятся к платьям, серьгам и акценту, именно эти три качества чаще всего хвалят продавцы в магазинах, партнеры по работе, или просто прохожие. Есть в Мобиле, нашем городе, такое милое качество – хвалить что ни попадя в незнакомых людях. Идешь, например, по парку, с детьми, в руках – пакет хлеба, уточек кормить, а какая-нибудь мамаша со скамеечки тебе внезапно: мэм, какое у вас платье красивое! Или любимые серьги-люстры тоже горожан в восторг приводят.

Простой, бесхитростный народ.

В качалке, как можно догадаться, я была без платья, без люстр в ушах, и без акцента – молчалива, как гиря. В зале тренировались несколько девушек – смею заверить, краше, стройнее и рельефнее, но мой герой выбрал меня, возможно, как наименее потную. Он долго не мог улучить момент – ходил кругами, делал вид, что смотрит новости на экране ТВ, ковырялся в телефоне, но решился, когда я пошла к станку для растяжки. Мэм, поспешил ко мне парнишка, вы работаете здесь? Нет, говорю, не работаю. Если вы про футболку с логотипом зала – мне ее просто подарили. Я часто здесь вас вижу, вот и подумал, что работаете, парень был готов расплакаться от смущения, это было так трогательно!

Он поглядывал на мои руки, искал взглядом кольцо, но обручальных колец у меня не было ни в одном из двух браков (надеюсь, в третьем замужестве появится приятное разнообразие). Узнав про наличие детей, на руки смотреть перестал, но и к выходу не заспешил.

Я его уже месяц не вижу в зале, наверное, сменил качалку во избежание неловких столкновений у тренажеров, не видать нам совместной прокачки дельтовидных.

Мужчины никогда не будут демонстрировать заинтересованность взглядом. Никогда не нырнут взглядом в декольте, какой бы глубины оно ни было. Никогда не позволят лишних прикосновений. Общаются с женщиной, как с мужчиной – строго по делу и без экивоков.

Еще парни придерживают дверь. Могут и пару минут ждать – заходят в помещение, видят, что дама идет (незнакомая), ей еще 200 метров идти, нет, он откроет дверь и будет стоять, как швейцар, пока дама не вступит. Тогда он дверь отпустит и зайдет следом.

Славные, бескорыстные товарищи.

Не верите? Приезжайте!

 

 

Или все же... Почему русские мужчины - лучшие в мире