Все записи
09:06  /  6.08.17

2938просмотров

Как малый бизнес в Америке борется за покупателя

+T -
Поделиться:

Американские ритейлеры борятся за потребителя как ненормальные – до последней капли крови, до последнего доллара в их кармане. Каждый покупатель – как последний мужчина на Земле, которого надо тащить в пещеру и от него размножаться, иначе других мужчин нет и не будет, человечество вымрет.

С происками и уловками крупных ритейлеров и сетевиков все понятно, с их методами удержания покупателя, программами лояльности, реферальными программами, немыслимой политикой возврата товара и прочим. Штаты высококвалифицированных и высокооплачиваемых маркетологов трудятся не покладая извилин.

Но сегодня я в очередной раз повстречалась с тем, как обходится с потребителем малый бизнес – и это история, полная драматургии.

Работа занесла меня во Флориду, и я зашла в магазин подарков. Во Флориде много магазинчиков такого формата, да и у нас в Алабаме, они часто называются Antiques или просто Gift shops, посещение некоторых таких магазинов гарантированно прожигает дыру в бумажнике. От кредитки остаются пепел и воспоминания. 

Скатерти, льняные салфетки, кухонные полотенчики со смешными надписями – никакой синтетики, ничего дешевого и новодельного. Свечи, настоящие соевые свечи в тяжелых керамических плошках, посуда, фарфор, фаянс. Супницы весом с любимую гирю Ивана Поддубного. Бумажные салфетки толщиной с детский палец. Очаровательнейшие горшки для цветов, в которых хочется поселиться самой и жить, ощущая боками прохладу и гладкость майолики, или, наоборот, тепло и пористость обожженной терракоты. Пусть через десять лет я выйду оттуда чудовищным крабом, мечтой компрачикосов, но зато какими сладостными будут эти десять лет.

Плетеные корзины, заполненные вязаными куклами ручной работы, блокноты в кожаных переплетах, пахучие книжки. Невероятные рамочки для фото и еще уйма всего, это не только любо-дорого видеть, это даже приятно вспоминать и описывать.

В общем, сегодня во Флориде, Пенсаколе, я зашла в один из таких магазинчиков, с уклоном в антиквариат. И увидела очаровательную парочку чугунных мышей, размером со спичечный коробок. Тяжеленькие, подумала я, наверное, чтобы на домашних пикниках на заднем дворике ставить на стопку салфеток, чтоб не разлетались, или на угол стола, чтобы скатерть не задиралась. Хозяйка пояснила: мышей можно просто ставить на сырную доску, это забавно, гости радуются.

Хозяйка магазина была пожилой дамой, седой, с премилыми морщинами, мягкой улыбкой и глазами цвета хвоста алабамской белочки. Беру мышей, решила я. Хорошо, сказала хозяйка приветливо, разрешите сделать вам небольшую скидку, я продам вам эту парочку за 12 долларов вместо двенадцати с половиной, потому что у вас красивое платье, умопомрачительные сережки и очень милый акцент, кстати, откуда вы?

Надо сказать, что во Флориде сегодня был такой духовочный жар, что кроме платья, сережек и акцента, хвалить во мне было решительно нечего. Пока я шла от машины к магазину, солнце оплавило мой маникюр, такой был зной. Солнце вообще поиздевалось надо мной: поцеловало в правое плечо – и оно стало розовым. Укусило в левое плечо посильнее (то, которое было ближе к окну в машине, пока я ехала час до Флориды) – и плечо запунцовело. А на колени солнце просто посмотрело слегка – и они покрылись веснушками. Вот такая негомогенная по цвету, опаленная страстями и с оплавленным маникюром я и зашла в магазин.

Ну что же, скидка в полдоллара – приятная штука, 50 центов на дороге не валяются, это было приятно и с точки зрения экономики и как человеческий жест и реверанс в сторону покупателя.

Пока я копалась в сумке в поисках кредитки, хозяйка сказала: милочка, кстати, у меня нет мелких купюр, если вы не найдете точной суммы, я продам вам мышей за 10 долларов, однодолларовых банкнот у меня сегодня нет, извините за неудобство. Ну что вы, я расплачусь картой, и никаких неудобств, ответила я растроганно. Хозяйка расцвела. Так значит, вы из России, продолжила она, далеко от родины вас занесло, милая. Как вам здесь нравится?

Тут я задумалась: а где моя родина? Там, где я родилась или там, где умру?

С этими мыслями, сжимая пакет с мышами, я вышла из лавки и вспомнила другой случай, апрельский, тоже из области малого бизнеса.

Весной меня занесло в частную пекарню, сначала подумала, что ошиблась и зашла через служебный вход, попав сразу на кухню: в помещении был чад, пар, металлические стойки с неупакованной выпечкой, жбаны с тестом, перепачканная мукой девчуля раскатывала шоколадный пласт на доске. Пардон, сказала я, ошиблась дверью, а где основной вход? 

Ко мне поспешила маленькая хозяйка маленькой пекарни. Это и есть основной вход, заверила она, у нас небольшое помещение. Только тогда я заметила корзинки с товаром на подоконнике – это и была вся витрина. В корзинках красовались невиданные штуковины – крошечные шоколадные бисквиты в карамели, полоски бекона в темном шоколаде, скрученные хвостики лакрицы под кристаллами морской соли и прочие немассовые сладости, недоступные черствым сетевым ритейлерам.

Я набрала всякой прелести долларов на 9-10, и тут обнаружилось, что в пекарне принимают только наличные, нет терминала для карт. О, сказала я разочарованно, у меня нет наличных, придется мне оставить все здесь. 

Это правда, я не пользуюсь наличными, вот совсем, они не нужны. У меня валяется горсть мелочи в бардачке, для паркоматов, если паркуюсь в центре Мобила, а карты принимают абсолютно во всех магазинах.  И я начала было раскладывать свои трофеи обратно по корзинкам.

Хозяйка пекарни воспротивилась и сказала твердо: бэйби, просто возьмите все себе, и не надо никакой оплаты. Здесь я босс и я решаю. Я не могла вымолвить ни слова. Она взяла мои руки в свои, чуть сжала и произнесла очень тепло: пусть это будет моим подарком за ваш первый визит. 

А надо сказать, алабамцы странно устроены: вот как в очередях стоять на расстоянии полуметра друг за другом – так это уважение частного пространства. Как за три метра до приближения кричать «извините, я тут перец возьму на полке перед вами, ничего, я тут быстренько проскользну» - это тоже уважение частного пространства. А вот в порыве чувств прижимать к себе руки незнакомого человека – так и границ нет, да и какие границы, когда тут самые искренние эмоции?

Я – только за, мне такие выражения чувств страшно по душе.

Вот так малый бизнес борется за потребителя – настолько жарко и трепетно, что я и пишу об этом.

Ну а как не написать?