Все записи
06:11  /  30.06.18

1274просмотра

Как работают социальные службы в США

+T -
Поделиться:

Скоро будет два года, что я в Америке, и до сих пор это страннейшая и чудеснейшая квинтэссенция жизни резидента и туриста.

Резидента — потому что я здесь живу, покупаю йогурт в Волмарте, мои дети учатся в местной школе и посещают локального дантиста и педиатра, получают грамоты как лучшие чтецы, мы платим налоги в местную муниципальную и федеральную казну, оплачиваем счета за коммуналку. Быт и самая обычная жизнь алабамской женщины.

Турист — потому что я до сих пор исследую Алабаму и Америку, причем воот таким черпаком. Я езжу по городам и городкам, штатам, весям. А люди тут какие! Черные, белые, желтые, красные, радужные. Очень разнообразные, интересные, странные, отличные и отличающиеся.

Когда я описываю острые отличия, меня непременно тянет в Зощенко и Аверченко стайл. То ли для самозащиты, то ли от безнадежности и неумения живописать все остро, достоверно и бойко. Хотела бы перевести и рассказать реалии по-Маяковски (Маяковсковски, наверну суффиксов), но не могу. Переводчик поэзии — творец, переводчик прозы — раб.

Я очень-очень хочу расскзать так много и без сваливания в сравнения и меряниями пиписьками.

И особенно сильно меня удивляют работники социальных служб. Ведут себя вообще не-по человечески.

Сегодня, к примеру, я пошла в очередную службу продлить свои водительские права. Пришла к 6 утра (офис открывается в 7), чтобы занять очередь с чернильным номерком на руке и успеть домой к началу работы, теплому HP (куплен как refurbished со скидкой в 45%).

В 6.00 очередь состояла из группы подростков и человека-горы, восседающего на пляжном кресле — все его 300 фунтов жира, мышц, бритой головы и кельтских татуировок на лапищах покоились мирно и величаво, он был что твой Сфинкс с украденной французами бородой.

Я вспомнила, что и у меня в машине валяются осыпанные песком кресла (не успела вытащить после концерта на Дофин Айленд), но мои кресла были совсем классическими пляжными, на коротких ножках, с человеком-горой я бы сидела как ничтожный малыш-паж у колен исполина.

Поэтому я прислонилась к стене и зачиталась книжками из Телеграма. Мы, хабаровские, такие вот. Пепел Амура-батюшки стучит в наши сердца.

Очередь томилась.

Подросток чихнул.

Человек-гора треснул, разокаменел и молвил неожиданным гулким и нутряным басом: «Будьте здоровы».

Чихнувший подросток обкакался.

Потом нас запустили в офис, мы получили электронные номерки, и я пошла к офицеру на оформление.

Пять минут мы веселились тем, что я учила его произносить мое имя и фамилию. Е-ка-те-ри-на. («Ектттринэ», силился офицер).

Пока он заполнял документы, мы болтали обо всем. О чемпионате. О России. Об акценте. Об особенностях национальной еды. О том, что русская кухня содержит много жиров и легких углеводов из-за холодного климата (еще есть водка для согрева, проницательно заметил офицер). О том, что в России невероятно красивая архитектура, а его друг учился в РУДН.

Смолл ток в Алабаме — обычное дело для всех: мамашек в парках, друзей и приятелей разной степени дружности, когда ты клиентам предлагаешь свой продукт, когда твои дети делают рентген — со всеми окружающими людьми ты непременно обмениваешься любезностями и разговорчиками.

Вернемся к офицеру в офисе, где я продлевала водительские права.

Он сфотографировал меня для новых прав, я спросила, достаточно ли удачно я вышла на фото (да, сказал офицер, у вас чудесная bone structure, милый последователь евгеники, он оценил мой полусемитский череп).

Еще давно я рассказывала мужу, что сотрудники социальных служб в США невероятно милы и приветливы, как и официанты, продавцы, полицейские, как большинство людей, что я встретила здесь. Наверное, потому что Юг, предположила я? Нет, потому что они на службе у тебя, сказал муж. Они получают зарплату из твоих налогов. Ты приходишь в офис не как проситель, а как работодатель, и ТУТ до меня доперло.

Система немного барахлила, и офицер попросил обождать в холле минут 10. Простите,сказал он. Я вас вызову.

По моему электронному номеру, спросила я, F200?

Нет, сказал офицер.

Я вызову вас по имени.

«Екктринэ».

«Но у меня есть еще целых десять минут, чтобы попрактиковаться и научиться произосить ваше имя правильно».

Комментировать Всего 2 комментария

Я больше скажу. Есть версия, что это не Путин и другие русские цари виноваты, что они создали вертикаль власти, которая держит народ за быдло. Исторически слово, обозначающее целую нацию - "русский", является не существительным, как у всех других народов (американец, немец, англичанин), а прилагательным, потому что русский народ появился как рабский, принадлежащий хозяевам - русам - пришлому скандинавскому племени. Потом еще Орда русских закабалила, короче, что сказать, "тяжелое детство, деревянные игрушки". Поэтому мы и наши родители не виноваты, просто отягощенная наследственность.

Cергей, спасибо за версию, но она похожа на псевдоверсию. Например, в английском языке все нации обозначаются прилагательными: American, Russian, Spanish, French, etc. 

Во-вторых, сколько "халва" ни говори, во рту слаще не станет. Какая разница, какую этимологию имеет обозначение нации. Я слабо верю в генетическую память. Застревать на детских травмах - признак незрелости.