Судя по всему, дела у компании Роснефть, несмотря на красивые годовые отчеты и наполеоновские планы, переходят из режима красивого высшего пилотажа в безнадежный затяжной штопор в стиле Гастелло.

Компания, возглавляемая Игорем Сечиным, которая пытается играть роль ведущего игрока в геополитике России, заключает многомиллиардные контракты на поставку нефти, не замечая, или не желая замечать, что ее внешний лоск и гиперактивность входят в непримиримое противоречие с глубокой финансовой ямой, куда компания начала катиться.

Проще говоря – у Роснефти возникла большая проблема с деньгами.

Буквально на днях агентство Reuters без шума и пыли обнародовало информацию, из которой следует, что индифферентное к геополитическим мечтам Роснефти мировое финансовое сообщество солидарно перекрыло лидеру российских инноваций финансовый краник.

https://www.inopressa.ru/article/25Aug2017/reuters/intesa.html

Роснефть, которая захотела изящно заработать на очередной продаже своих акций своим мутным партнерам, Катарскому суверенному фонду и компании Glencore в размере 5,2 млрд евро через итальянский банк Intesa Sanpaolo, теперь на себе почувствовала разницу между своими практически неограниченными возможностями на территории России и реальной геополитикой.

15 международных банков, которым банк Intesa Sanpaolo предложил синдицировать займ компании Glencore и Катарскому суверенному фонду, вежливо сказали «нет» на своих местных наречиях, и продолжили заниматься своими делами.

А перед Роснефтью теперь в полный рост встали очень неприятные, неудобные, но абсолютно неизбежные вопросы.

Как теперь Сечину оправдываться перед Путиным, которому он пообещал стать главной геополитической платформой?

Где теперь искать деньги на развитие (читай – поглощения компаний и покупку еще оставшихся на рынке прибыльных активов)?

Что теперь вообще делать Роснефти?

Ведь налицо два варианта: либо Игорь Сечин пообещал Президенту то, что он не может выполнить ввиду капитальной и системной неэффективности компании, либо он сделал ставку деньгами государства на усиление собственного влияния в родных и ароматных Нью-Васюках.

И вполне возможно, что на фоне приближающегося медного таза Сечину все же придется отвечать, каким образом и ради каких мощных геополитических целей он похоронил в Венесуэле 6 миллиардов долларов, которые даже для Роснефти являются абсолютно неподъемной суммой, и как эта мощная «инвестиция» по мнению Сечина может иллюстрировать суперэффективность компании и его личные политические амбиции.

Возможно, неким утешением для Сечина станет то, что Китай удачно и навсегда похоронил в Венесуэле в десять раз больше денег.

Но это не отменяет единственно возможного пути, по которому уже давно идет компания, которая сделала ставку не на развитие действительно эффективного и конкурентного бизнеса, а на modus operandi саранчи, оставляющей после себя голую землю.

Скорее всего, в поисках денег Роснефть продолжить кошмарить успешные независимые российские компании (вспомним циничный отжим на пустом месте 170 миллиардов у АФК-Система) и переводить свой бизнес на рейдерские рельсы, подобно червяку выедая самую сочную мякоть из российской экономики и разрушая ее изнутри, не думая о последствиях.

Однако рано или поздно все вкусности будут съедены, и главным активом Роснефти останется накрывший ее медный таз, в котором, как в зеркале, будут отражаться все неприглядные черты нового квазигосударственного капитализма, который нам пытаются представить как единственный вариант развития нашей страны.

Но я верю, что мы и наша страна достойны большего, чем медный таз с обломками золотых икорниц.