«Сегодня, 3 октября 2017 года, экс-канцлер Германии Шредер готовится к переезду в Москву.

Очень скоро кончится его спокойная размеренная жизнь бывшего канцлера.

Беспредел и надуманные судебные иски, силовые поглощения и провокации, накопление долгов и ущерб для репутации России – все это уже почти глубоко в прошлом.

Через некоторое время в России наладится инвестиционный климат и прекратится лихорадочное бегство капиталов, и российскому Президенту уже не придется лично останавливать своих любимцев, когда они выходят из-под контроля.

Но ничего этого Шредер, и никто другой, сейчас не знает.

Сегодня еще идет корпоративная война.

И поэтому бывший канцлер Германии Герхард Шредер едет в Москву, принимать обязанности главы наблюдательного совета «Роснефти».

Он едет работать».

Таким мог бы быть финал художественного фильма о мужественном немце, который, рискуя многим, идет работать в самое сердце, а вернее логово российской политики и экономики, чтобы разгребать авгиевы конюшнии, прикрывать ахиллесовы пяты России, не погибнув в прокрустовом ложе нашей бюрократии и не превратившись в Улюкаева после лицезрения головы российской Фемиды.

Но в реальности все обходится без музыки, титров и компьютерной графики.

Дело в том, что возглавить наблюдательный совет Роснефти Шредера попросил никто иной, как Президент России.

Возникает вопрос: зачем?

Зачем внедрять на высокий пост в Роснефть человека, который никак не зависит от Сечина?

Рабочих версий несколько.

Версия 1. Шредер выполняет функцию чистильщика, который должен поднять упавшую ниже плинтуса на международном рынке репутацию Роснефти. Это непростая задача, на фоне имиджа корпоративного гопника и скандалиста (вспомним наезд Роснефти на пустом месте под надуманным предлогом на АФК-Систему, результатом которого стал нехилый иск на охренильон рублей), которая по плечу только независимому игроку мирового уровня.

Версия 2. Шредера попросили помочь Роснефти с финансированием и нормальной человеческой стратегией на мировой арене. Да, Роснефть – это вроде как достояние России, но пока компания не демонстрирует то, что от нее ждут, принимая во внимание ее статус и возможности.

Версия 3. Шредер должен обуздать менеджмент, который пошел вразнос. Абсолютно все значимые игроки и центры мнений на российском рынке сходятся во мнении, что агрессия госкорпорации уже приносит Роснефти (а значит, и России) прямой вред.

Но, господа присяжные заседатели, вне зависимости от верности конкретных версий, данное предложение Путина сработает в плюс в любом случае, потому что наличие такого крупного и независимого игрока в одной из самых влиятельных и закрытых корпораций в России даст нашим властям возможность в любой удобный момент заглядывать за кулисы нефтяного гиганта без риска споткнуться об очередной скелет в шкафу.

Что характерно – половина статьи в Die Zeit, где впервые прозвучала новость о новом карьерном витке Шредера, посвящена конфликту Роснефти с АФК-Система.

По мнению авторов, этот конфликт высвечивает риск действий Роснефти для Российской политики и экономики, что озвучил и сам Владимир Путин: «В отличие от Ходорковского, Евтушенков никогда не вмешивался в политику. Возможно, Путин понимал, что подобные процессы нервируют других инвесторов, которые до сих пор полагали, что защищены от произвола, если соблюдают основное правило этого бизнеса: никогда не вмешиваться в политику".

По всем параметрам, понятийным и беспартийным, это было просто глупо.

Евтушенков никогда не лез в политику – во всем интернете мира и его окрестностей нет ни одного высказывания Евтушенкова, выдающего в нем любые политические амбиции.

Евтушенков находится в абсолютно ровных и позитивных отношениях с Путиным (вспомним участие его во встрече В. Путина с лидерами российского бизнеса, а маргиналов туда не приглашают).

Евтушенков, кроме того, заботится о своем имидже и имидже страны, что отражается в его месте в общероссийском рейтинге «Лучший менеджер России», куда помимо самого Евтушенкова вошли еще 80 (sic!) менеджеров АФК-Системы.

Иными словами, у «Системы» есть все, чтобы успешно развиваться и двигать российский бизнес. Но, по злой иронии судьбы, этому мешают именно предвзятость российской судебной системы и абсурдные иски «национального российского достояния».

Можно ли представить себе, что в Германии успешно растущую компанию национального уровня, вкладывающуюся в немецкую экономику, начал бы ни с того, ни с сего глушить какой-то крупный концерн, а немецкие суды забыли бы о законах и стали тому концерну подпевать и шлепать той компании многомиллиардные штрафы, в связи с чем из немецкой экономики начали бы со скоростью света убегать инвестиции?

Нет.

Но это Россия, детка.

И поэтому в Россию сейчас едет опытный немец, который хочет разобраться, почему у нас творится такая херня.

Он едет работать.