В августе во Франции проводился, второй год подряд, «лагерь по деколонизации». Его цель – «борьба с государственным расизмом, нео-колониализмом и эмансипация жертв политического расизма». Мероприятие открыто только для «жертв государственного расизма». Иначе говоря, белым вход туда запрещен. Организаторы - активистки Сихам Ассбаг и Фаня Ноэль – считают, что расовый отбор необходим для «эмансипации жертв государственного расизма и обретению ими уверенности в своих собственнных силах».

Что имеется ввиду под государственным расизмом? Несмотря на то, что законодательство Франции предусматривает санкции против любых проявлений расизма, организаторы лагеря считают Францию неоколониальным государством, практикующим системную расовую дискриминацию. Эти идеи теоретизируются всё более влиятельным движением - PIR (Партия Аборигенов Республики), которую возглавляет француженка алжирского происхождения, харизматичная Хурия Бутелджа (Houria Bouteldja). Основные тезисы новой антиколониальной идеологии прописаны в ее книге «Белые, евреи и мы: к политике революционной любви». И вот что они из себя представляют...

 С обретением независимости бывшими колониями колонизация не закончилась, а приняла новые формы, пишет Бутелджа. Колонизация и доминирование продлеваются в политической идеологии и установленном политическом порядке. Белые французы остаются колонизаторами и угнетателями, а «аборигены», т.е. выходцы и потомки выходцев из бывших французских колоний, - это граждане второго сорта. За белым человеком закреплен статус «господина» и «угнетателя», за цветным – статус угнетенной жертвы. «Белый – это неприступная крепость, и каждый белый человек - строитель этой крепости», пишет Бутелджа. Если традиционные антирасисткие движения видели решение проблемы ксенофобии в признании за всеми гражданами равных прав независимо от их цвета кожи, в интеграции и универсализме, то новые антирасисты из PIR хотят осознания угнетенными их лишений и поднятия их на борьбу с угнетателями. Идеология Бутелджы и ее соратников – это расовый марксизм: пролетарии всех стран сегодня стали аборигенами, которых объединяет цвет кожи, колониальное прошлое и религия. Ислам – это фундамент «пролетарского движения XXI века», заявляет она в заключительной главе своей книги «Аллах акбар».  В PIR не считают, что цель иммигрантов – это успешная интеграция во французское общество. «Я выросла во Франции, я была обелена, но я отвергаю эту интеграцию, потому что я не хочу интегрироваться в империалистическое государство», заявляет Бутелджа, которая отвергает ценности Франции и западного мира.  «Я не свободна. Я принадлежу моей семье, моему клану, моей расе, моему кварталу, Алжиру, исламу», пишет она. Права личности, права женщины, права меньшинств – все это, по ее словам, выдумки западного мира, которые не имеют никакой пользы для «аборигенов», которые должны свято хранить свои традиции и воздерживаться от «смешения с белой расой». Феминизм и борьба за права сексуальных меньшинств не нужны аборигену: женщины должны быть готовы терпеть унижения со стороны своих мужчин, во имя совместной борьбы за освобождение своего народа, а гомосексуалистов, по словам Бутелджи, в  Магрибе просто нет и быть не может (как и в Чечне Рамзана Кадырова), так как эта «идентичность доступна только в западном мире».

Антисионизм Бутелджи граничит с открытым антисемитизмом. Интернет обошла фотография, где она, улыбаясь, позирует под лозунгом «Всех сионистов в Гулаг!» Евреи, по мнению Бутелджы, виновны не только в «незаконном создании своего государства, угнетающего палестинское население», но и в том, что они «отвергли свой статус аборигенов, попытавшись раствориться среди белых и приобщиться таким образом к доминирующему классу». В своей книге Бутелджа высказывает восхищение антисемитскими заявлениями бывшего президента Ирана Ахмадинежада, а ее скандальное заявление «Я - это Мохаммед Мера, Мохаммед Мера – это я» привело в ужас французскую общественность (М. Мера – молодой террорист-исламист, расстрелявший в 2012 году несколько военных и еврейскую школу).

«Революционная любовь» Бутелджы и ее сторонников оборачивается ненавистью к Западу и к обществу, в котором они живут. Как пишут многие обозреватели, новая борьба с расизмом, ведущаяся PIR и организаторами лагеря по деколонизации, практикующая самый настоящий апартеид, ведет к развалу единых республиканских ценностей и национальной идентичности.

Возмущение многих комментаторов, в том числе выходцев из иммигрантской среды, вызывает и лицемерие Бутелджы, призывающей «аборигенов» отдаться своей общине, чтить традиции и терпеть насилие со стороны семьи и клана, тогда как сама она живет в привелигированном квартале, трудится на необеременительной государственной службе (в Институте арабского мира) и явно ни от кого не терпит никакого унижения в свой адрес.

Несмотря на эти оговорки и крайне радикальный характер движения, число сторонников Партии Аборигенов Республики растет. Если лагерь по деколонизации явление пока явно маргинальное (всего около 200 участников), то Хурия Бутелджа – всё более заметный персонаж в политическом пейзаже Франции. Ее идеи кажутся интересными части левых и ультра-левых движений и - что самое тревожное - всё более широко транслируются. И в декларациях ряда политиков, и на митингах в защиту социальных прав, и в школьных учебниках присутствует идея о делении современного общества на жертв и угнетателей в зависимости от цвета кожи. Белый угнетатель притовопоставлен жертве колониализма. Подобный дискурс зарождает или подпитывает ненависть к Западу и ко Франции у некоренных жителей, которым идеал успешной социальной интеграции все больше видится как предательство по отношению к своему классу, клану, религиозной общине или расе.