Все записи
09:59  /  30.08.17

4589просмотров

Отчего испортилась французская школа

+T -
Поделиться:

В начинающемся учебном году многие французские ученики будут учиться меньше чем в предыдущем: министр образования Франции Жан-Мишель Бланке позволил муниципалитетам вернуться к четырехдневной учебной неделе, существовавшей до реформы 2012 года. Для многих городов отказ от пятидневки - это возможность хорошо сэкономить, поэтому значительная часть учеников по средам будет отныне отдыхать либо дома, либо в группе продленного дня. Число учебных дней для таких учеников составит в следующем году 144 дня, против 221 дня отдыха. Это самый низкий показатель во всей Европе, где повсеместно практикуется пятидневная посещаемость (от 4.5 до 5,5 дней обучения). Сокращение учебной недели будет только способствовать ухудшению качества образования, сокрушаются многие специалисты, которые давно бьют тревогу в связи с состоянием французского школьного образования.

Времена, когда Франция могла гордиться своей системой школьного образования, остались в далеком прошлом. Кризис современной французской школы, который проявляется в падении уровня знаний, росте насилия и напряженности в учебных заведениях, нехватке педагогов и школьного персонала, констатируют и эксперты, и родители, и сами ученики.  Французская республиканская школа, задуманная как «социальный лифт» и способ продвижения меритократии, сегодня является, по оценкам Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся  в странах ОЭСР (PISA), одной из наименее эгалитарных: разрыв между успевающими и отстающими постоянно растет, а шансы учеников из бедных семей пробиться в элиту неуклонно снижаются. По данным PISA, во Франции все больше учеников, не имеющих самых базовых знаний. Ученики из семей иммигрантов получают оценки в среднем вдвое ниже, чем оценки других детей  (по странам ОЭСР средний показатель – это разница в треть).  

А ведь еще не так давно французская школа заслуженно считалась одной из лучших в мире. Общеобязательное бесплатное и светское начальное образование для мальчиков и девочек было введено во Франции в 1882 году при третьей Республике. Эта реформа, отцом и реализатором которой стал министр народного просвещения Жюль Ферри (один из наиболее почитаемых до сих пор политиков, чье имя носят сотни учебных заведений), заложила фундамент республиканского сознания нового поколения французов и дала шанс каждому ученику «выбиться в люди».

Почему же сегодня республиканская школа больше не справляется со своими задачами: давать качественное образование и выполнять роль социального лифта ?

Падение качества государственных учреждений обычно связывают с нехваткой финансирования. Однако Франция тратит около 5,5% ВВП на образование (это средний европйский показатель). Французской администрации нельзя отказать в стремлении сделать школу более эгалитарной. Борьба с дискриминацией и элитизмом ведется с большим упорством с середины 1980-ых … Именно тогда была поставлена задача демократизации среднего образования и выдачи диплома о законченном среднем 80% учащихся (диплом, называемый «Baccalaureat или Bac», дающий доступ к бесплатному высшему образованию). Правительство требовало от школ допустить как можно большее количество выпускников до высшего образования. Однако вскоре стало ясно, что эта реформа не соответствовала  запросам рынка труда, где стала наблюдаться серьезная нехватка профессионалов технических специальностей – не требующих высшего образования.

Кроме того, выдать столько дипломов стало возможно лишь путем резкого снижения требований к знаниям ученикам. Которое и стало проводиться в жизнь как левыми, так и правыми правительствами и получило название «педагогизм». Краеугольным камнем этой идеологии, проповедуемой министерством образования, является «доброжелательность». От учителя отныне требуется не столько передача знаний, сколько  «снисходительность» и «забота о благосостоянии» учеников. Учить детей теперь следует так, чтобы им не было слишком сложно или слишком скучно. Поэтому последовательно сокращается количество часов родного языка, который отныне предлагается изучать «глобальным методом» запоминания слов, а не традиционной зубрежкой грамматики. Развлекательные методики и постоянный «заппинг» (переключение с одного предмета к другому) всячески поощряются чиновниками, которые также призывают отказаться от оценок («травмирующих и стигматизирующих» ребенка), а также от домашних заданий, «которые дискриминируют те семьи, где родители не могут помочь с их выполнением». Под вопрос был поставлен и когда-то непререкаемый авторитет учителя и учебного заведения. Современный подход лишает учителя символического авторитета, ставя «ребенка в центр системы» и отнимая у учителя возможность санкционировать неприемлемое поведение в классе и исключать хулиганов. «Из учителей мы превратились в культурных посредников, поставщиков образовательных услуг, к которым и ученики, и их родители регулярно предъявляют претензии, подвергая нас вербальной и физической агрессии», сетует педагог Жан-Реми Жирар.

О беспорядках, конфликтной атмосфере и полной дискредитации учительского авторитета, царящих во французских колледжах (11-16 лет) и лицеях (16-18 лет), свидетельствуют такие фильмы как «День юбки» (2008) и «Класс» (2009). Французский учитель давно находится на грани - а порой и за гранью - нервного срыва.

По статистике Института Дидро, 7 из 10 французских учителей подумывают о смене работы. Очень многие из них уходят в отпуск по состоянию здоровья – порой психологической травмы – и ученики на долгое время остаются без замены. Педагогическая подготовка учителей, по всеобщему признанию, очень недостаточна – тестированию подвергаются только академические знания, тогда как собственно педагогические способности фактически не оцениваются. 40% французских учителей средней школы считают, что не получили достаточной педагогической подготовки (в Германии таковых всего 6%).

При этом, для достижения задач Министерства, от учителей требуют систематически завышать отметки.  Громкий отклик в социальных сетях получило в июне этого года анонимное письмо учительницы, правящей письменные выпускные экзамены по французскому языку: «Уровень знаний поражает своим убожеством. В 90% случаев не соблюдены элементарные правила правописания. Задания непоняты. Ученики неспособны грамотно выражать свои мысли. Во многих фразах отсутствует сказуемое. Правила орфографии –  далекое воспоминание давно минувших дней. Заглавные буквы канули в лету... При этом нас вынуждают систематически завышать оценки, потому что если их не завысим мы, то Комиссия сделает это сама.»

Таким образом оценки, которые ставятся ученикам, мало соответствуют действительности. С дипломом о законченнном среднем выходят те, кто порой толком не умеет читать. «Так называемая демократизация образования, педагогизм и все его методики, направленные, на словах, на борьбу с дискриминацией, на деле привели к обвалу уровня образования и к упрочению неравенства», считает исследователь Жан-Юг Бартелеми. В работе «Кризис французской школы» Бартелеми и другие эксперты утверждают, что снижая академические и дисциплинарные требования, мы не добьемся улучшения успеваемости слабых учеников, а только снизим все показатели.

И хотя многие учителя самоотверженно продолжают пытаться доносить знания и - вопреки сомнительным педагогическим инструкциям Министерства - учить, а не «развлекать» своих подопечных, другие выбирают линию наименьшего сопротивления.

«Зачем нужно образование? Для чего методичность и культура? Зачем весь год пытаться учить, улучшать, тянуть вверх? Как объяснить, что, выпуская абсолютно неготовых учеников, мы готовим им плохое будущее. В профессиональной жизни нужно уметь писать, рассуждать и анализировать.. Несчастная Франция ... Несчастное образование...», пишет член выпускной комиссии.

Все больше родителей, обеспокоенных снижением качества образования в большинстве государственных школ, а также насилием в школьных учреждениях, поворачиваются к частному образованию. Частные заведения - во Франции это, по большей части, католические школы - не знают отбоя от учеников. А в государственных школах остаются дети тех, кто не может заплатить за частную школу. Таким образом, порочный круг школьной сегрегации замкнулся, и республиканской школе фактически невозможно справиться с целями эмансипации и равенства, поставленными еще Жюлем Ферри.