Все записи
13:01  /  12.09.17

333просмотра

Французские джихадисты: кто они?

+T -
Поделиться:

Новые штрихи к типовому профилю джихадистов были добавлены четырьмя исследователями крупных французских научных центров (CNRS и INHESJ), которые опубликовали  отчет о специфике джихадизма сравнительно с другими типами вооруженного терроризма.

В отличие от прочих исследований на эту тему, авторы базировались в данном случае не на общении с окружением террористов, психологами, социологами и другими экспертами, а на длительных беседах с самими джихадистами и другими террористами, содержащимися во французских тюрьмах. Исследование продолжалось два года и позволило сделать ряд заключений, многие из которых противоречат широко распространенным мнениям и стереотипам.

В большинстве своем французские террористы – это молодые мужчины 25-30 лет; часто представители второго поколения иммиграции (как правило, из стран Магриба). То есть – это дети иммигрантов, родившиеся уже во Франции. Многие из них столкнулись с различными семейными проблемами: отсутствие отца, насилие в семье, воспитание приемными родителями, недостаток внимания и т.д. Как правило, они получили среднее техническое образование, но постоянной работы не нашли. В целом, их нельзя назвать ни полными маргиналами, ни закоренелыми преступниками (далеко не все имеют криминальное прошлое), ни психически больными людьми. Лечиться у психиатра или психотерапевта им бессмысленно.

Исследователи также опровергают тезис о том, что радикализация происходила в одиночку, путем просмотра видеоматериалов в Интернете. Не отрицая важности этого источника в формировании мировоззрения террористов, они подчеркивают важность социального фактора : практически все их собеседники были вовлечены в исламский фундаментализм другими лицами, будь-то имамами, отдельными знакомыми или группой знакомых.

Другой стереотип, не подвтерждаемый данным исследованием, это идея о том, что джихадисты почти ничего не знают о религии. Данный тезис регулярно озвучивается после терактов теми, кто хочет отсечь исламизм от ислама и доказать, что террористы не являются «истинными мусульманами». Бесспорно, джихадисты не являются тонкими знатоками теологии, однако они немало читали Коран и пытаются обосновать свои убеждения и поступки религиозными текстами, опираясь, разумеется только на те, что оправдывают их насильственную деятельность. Они однозначно определяют себя как верующие и практикующие мусульмане. Зачастую они пришли к религии довольно поздно и потому практикуют ее с жаром неофитов.

Главным сюрпризом для исследователей стала важность политического фактора в формировании террористов: именно политические мнения и установки зачастую толкают молодежь на джихад. Из разговоров с террористами становится ясно, что они создали себе очень четкую картину мира, в которой мусульмане-сунниты предстают как угнетенный народ, который должен восстановить свое могущество. Главными его врагами являются белый «нео-колониальный» Запад во главе с США и Израиль, «творящие несправедливость и ведущие империалистическую политику». Это конспирологическое мировоззрение – «все против нас» – в значительной степени формируется различными арабскими каналами, наполненными репортажами о страданиях палестинского народа и «зверствах» еврейского государства. Так что, исламский терроризм – это, помимо религиозного джихада, и реакция на «несправедливость», и стремление приобщиться к наднациональной мусульманской умме, и попытка придать смысл существованию, и отвержение общества, в котором эти люди не смогли реализоваться. Анти-западный дискурс для террористов так же характерен, как и теория заговора. Молодые террористы видят себя как революционную силу, которая сметет это ненавистное им общество (в котором многие из них родились и выросли) и будет способствовать рождению «дивного нового мира», которым будет править всемирный исламский халифат.

У исследователей не вызывает сомнения тот факт, что именно религиозная компонента делает этот терроризм куда более жестоким, чем терроризм других националистических группировок. Именно религия оправдывает насилие и убийство мирных жителей в «промышленных»  масштабах, бесчеловечность и ритуализацию убийств. Ислам дает террористам статус мучеников, героев и обещание новой лучшей жизни после смерти.

Если это качественное исследование и не позволяет вычленить единую матрицу джихадизма, оно отвергает однобокий социальный детерминизм, свойственный части наблюдателей, которые полагают, что в появлении джихадистов виновато в первую очередь само западное общество, плодящее недовольных, желающих поквитаться с ним. Опровергают аналитики и часто выдвигаемое предположение о психическом расстройстве террористов. Они настаивают на множественности и гетерогенности факторов появления и развития этого феномена и на необходимости продолжать исследования, тем более что европейский джихадизм постояннно эволюционирует и набирает силу.

Уже сегодня следственные органы Франции не справляются с потоком судебных дел, открытых по статье «терроризм». На сегодняшний день ведется 380 подобных расследований, в которых фигурируют 1200 подозреваемых и лиц, находящихся в розыске. Ожидается, что в 2017 году время, отведенное слушаниям по вопросам терроризма, вырастет на 842% по сравнению с предыдущим годом (см. Une justice inadaptée à la menace. Marianne 25-31 août). И оснований надеяться на их сокращение в будущем году не имеется. По мнению большинства французских экспертов, ИГИЛ будет продолжать свою европейскую кампанию, опираясь на давно существующие «спящие ячейки», в которые могут влиться «ветераны» из Сирии и Ирака.