Практикующий психолог регулярно в своей работе сталкивается с проблемой психодиагностики своего клиента. Проблема эта заключается в том, что ни одна известная науке и психоанализу типология характеров или психопатологий не сможет вместить того разнообразия и уникальности каждой человеческой истории жизни, которую клиент приносит в работу со своим психологом. Так или иначе попытки вписать человека, его сложную жизнь, переживания, способы реагировать на сложные ситуации и с ними справляться в матрицу типов личности, которая имеет ограниченный набор таких типов, мне представляются скорее редукционизмом, чем полезным инструментом. Личная история субъекта, его интерпретация этой истории и то как он ее видит - это и есть та «материя» с которой можно и нужно работать в психотерапии. 

В то же время любому специалисту в работе необходимо на что-то опираться. Когда человек приходит к тебе впервые, то определить круг его проблем и сформулировать терапевтические задачи - это то без чего работа не может быть начата. Здесь на помощь психологу приходят все его знания о диагнозах, психопатологии, уровнях психического функционирования людей и так далее. Образование в каком-то смысле защищает психолога, создает опасную ситуацию поместить себя в позицию эксперта, знающего о другом человеке больше, чем он сам о себе. В лакановском психоанализе такая экспертная позиция полностью исключает всякую возможность психоанализа. Называя что-то диагнозом или наклеивая «ярлык» типа практикующий специалист уходит от диалога с тем человеком, который находится перед ним. В этом случае подойти к тому что происходит с человеком феноменологически не представляется возможным. 

Это «знание» и диагнозы весьма условны. В психоанализе давно поднят и разрабатывается вопрос о психической реальности и все что на сегодняшний день психоаналитикам о ней известно, так это только то что она есть. Для человека, который слышит голоса или видит угрожающие образы чудовищ, совершенно безразлично, как называется его состояние. Для него эти голоса или чудовища реальны и ему требуется помощь в том, чтобы вступить с ними в контакт, суметь выстроить иное взаимодействие, чем то которое мешает жить. Здесь вспоминается известная шутка о том, что в психиатрии главное кто первым наденет халат. Мишель Фуко в своей работе «История безумия в классическую эпоху» также разбирался с проблемой возникновения критериев определения нормы и патологии психики в западном обществе и если обобщать его выводы, то они сводятся как раз к тому, что психиатрию придумали психиатры. 

Возвращаясь к типологии личности, тем не менее хочется отметить, что невзирая на вышесказанное, я считаю ее нужной и обязательной. Психолог имеет дело с таким количеством сложных психических феноменов и переживаний, что он чрезвычайно нуждается в том, чтобы иметь инструменты, с помощью которых можно было бы осуществлять хотя бы минимальное различение феноменов психики. Не говоря о том что когда речь идет о работе с людьми, функционирующих на психотическом уровне, терапевтическая стратегия будет кардинально отличаться от той, которая хорошо действует в случае с клиентами невротического уровня организации. И здесь роль типологии и психодиагностики огромна, поскольку ошибка в определении уровня организации психической структуры человека может стоить слишком дорого и принцип «не навреди» будет нарушен. 

Резюмируя предыдущие размышления, хотелось бы заметить, что типология личности не может служить основой для психологической работы с клиентом, поскольку аутентичность психического опыта каждого субъекта не может сводиться к простой матрице из психологических типов. Сведение человека к типу или структуре закрывает дорогу для попыток вчувствоваться в его опыт, найти слова и образы для сингулярной истории именно этого человека, а не кого-то другого. Но практикующий психолог обязательно должен быть знаком с типами личности, структурами характера, психопатологиями и многими другими объяснительными моделями чтобы иметь возможность хоть как-то ориентироваться в этом сложном и зыбком мире психического, что, по правде говоря, практикующим психологам дается с большим трудом. 

Иллюстрация к тексту: К.Малевич "Спортсмены"