Все записи
08:13  /  1.11.18

260просмотров

Иисус о Писании

+T -
Поделиться:

Разговор с Нафанаилом.

159.4. "И затем Иисус отправился в Абилу, где трудились Нафанаил и его товарищи. Нафанаилу не давали покоя некоторые высказывания Иисуса, которые, как ему казалось, умаляли авторитет признанных священных книг евреев. Поэтому в тот вечер, после обычного часа вопросов и ответов, Нафанаил отвёл Иисуса в сторону и спросил: «Учитель, можешь ли ты доверить мне истину о Писаниях? Я вижу, что ты учишь нас только нескольким священным книгам – на мой взгляд, лучшим, – и я полагаю, что ты отвергаешь учения раввинов о том, что слова закона суть слова самого Бога, бывшие у Бога на небесах ещё до Авраама и Моисея. В чём заключается истина о Писаниях?» Услышав этот вопрос своего смущённого апостола, Иисус ответил: «Нафанаил, ты сделал правильный вывод; я отношусь к писаниям не так, как раввины. Я поговорю с тобой об этом при условии, что ты не станешь передавать наш разговор своим братьям, ибо не все из них готовы принять это учение. Слова закона Моисея, а также учения Писаний, не существовали до Авраама. Лишь в недавние времена Писания были собраны в том виде, в каком они известны нам сейчас. Наряду с лучшими из наиболее возвышенных помыслов и устремлений еврейского народа, они содержат и много такого, что никоим образом не отражает характер и учения небесного Отца; поэтому я вынужден собирать по крупицам из лучших учений те истины, которые надлежит использовать в евангелии царства.

Эти писания суть творения людей, некоторые из которых были людьми святыми, другие – не слишком святыми. Учения этих книг отражают воззрения и уровень просвещённости тех эпох, в которые они появились на свет. С точки зрения раскрытия истины, последние из них более достоверны, чем первые. Писания несовершенны и являются сугубо человеческими творениями, но не сомневайся: на сегодняшний день они действительно представляют собой лучшее в мире собрание религиозной мудрости и духовной истины.

Многие из этих книг были написаны не теми людьми, чьё авторство им приписано, но это ни в коей мере не уменьшает ценности содержащихся в них истин. Если бы рассказ об Ионе не являлся фактом и даже если бы Иона был вымышленным лицом, глубокая истина этого повествования – любовь Бога к Ниневии и так называемым язычникам – не потеряла бы своей ценности в глазах всех тех, кто любит своих собратьев. Писания священны, потому что они отражают мысли и деяния людей, искавших Бога и раскрывших в этих книгах свои высочайшие представления о праведности, истине и святости. Писания содержат много, очень много того, что является истинным, однако в свете твоего нынешнего учения ты знаешь, что многое в этих произведениях даёт неверное представление о небесном Отце – любящем Боге, раскрыть которого я пришёл всем мирам.

Нафанаил, никогда, ни на мгновение не позволяй себе верить тем местам из Писаний, где говорится, что Бог любви послал твоих предков в бой для уничтожения всех их врагов – мужчин, женщин и детей. Такие истории придуманы людьми, причём людьми не особенно святыми; они не являются словом Бога. Писания всегда отражали, и всегда будут отражать, интеллектуальный, нравственный и духовный уровень своих авторов. Разве ты не обратил внимания на то, как представления о Яхве становятся всё более прекрасными и возвышенными от одной книги пророков к другой – от Самуила к Исайе? И ты должен помнить, что Писания предназначены для религиозного наставления и духовного руководства. Их авторы не были ни историками, ни философами.

Наиболее прискорбным является не просто эта ошибочная идея об абсолютном совершенстве Писаний и непогрешимости их учений, но приводящее в замешательство ошибочное толкование этих священных трудов скованными традицией иерусалимскими книжниками и фарисеями. И теперь они будут использовать как доктрину о богооткровенности Писаний, так и свои ложные толкования этих книг в решительной попытке дать отпор новым учениям евангелия царства. Нафанаил, никогда не забывай о том, что Отец не ограничивает раскрытие истины каким-либо одним поколением или каким-либо одним народом. Многие искренние искатели истины были и будут приходить в замешательство и уныние из-за этих доктрин о совершенстве Писаний.

Сила истины заключается в том самом духе, который пребывает в её живых проявлениях, а не в мёртвых словах менее просвещённых людей иного поколения, которым якобы было ниспослано наитие. И даже если жизнь этих святых людей древности была исполнена божественного вдохновения и духовности, это не означает, что их слова также были богодухновенными. Ныне мы не записываем учения этого евангелия царства, чтобы, когда меня не будет, вы тут же не разделились бы на всевозможные группы борцов за истину из-за различного толкования моих учений. Для этого поколения лучше, если мы будем жить этими истинами, избегая записывать их.

Хорошо запомни мои слова, Нафанаил: то, к чему прикоснулась человеческая сущность, не может считаться непогрешимым. Божественная истина действительно может сиять через разум человека, но такое сияние всегда будет только относительно чистым и лишь отчасти божественным. Создание способно стремиться к непогрешимости, но только Создатели обладают ей.

Однако величайшим заблуждением учения о Писаниях является доктрина о том, что эти письмена суть тайна за семью печатями, а их мудрость смеют толковать лишь лучшие умы нации. Если что-то и держит откровения божественной истины за семью печатями, то это одно лишь человеческое невежество, фанатизм и узколобая нетерпимость. Только предрассудки ослабляют свет Писаний, только суеверия омрачают его. Ложный страх священности лишил религию такого защитника, как здравый смысл. Страх перед авторитетом священных писаний прошлого не позволяет сегодняшним честным душам принять новый свет евангелия – тот самый свет, который столь жаждали увидеть Богопознавшие люди другого поколения.

Самое же печальное из всего этого – то, что некоторые из учителей, провозглашающих святость такого традиционализма, знают эту истину. Они в большей или меньшей степени отдают себе отчёт в ограниченности Писаний, однако они нравственно трусливы и интеллектуально лживы. Они знают истину о священных книгах, но предпочитают утаивать эти возмущающие спокойствие факты от народа. Так они извращают и искажают Писания, превращая их в руководство по раболепному соблюдению мелочей каждодневной жизни и наделяя его властью в вещах недуховных, вместо того, чтобы обращаться к священным книгам как к кладезю нравственной мудрости, религиозного вдохновения и духовного учения Богопознавших людей других поколений».

Слова Учителя просветили и потрясли Нафанаила. Он долго размышлял об этом разговоре в глубине своей души, но никому не говорил о нём вплоть до вознесения Иисуса; и даже после этого он боялся рассказывать обо всём, во что его посвятил Учитель." 

Филосовские беседы. Разговор на самые важные темы.