Все записи
19:36  /  8.10.20

190просмотров

Распятие. Смыслы креста. Спасение

+T -
Поделиться:

Иисус не искупление и не жертва. Кто убил Иисуса? Смерть на кресте.

Спасение.

На сегодняшний день, стараниями Христианской церкви, между человеком и его спасением, то есть, между человеком и выражением Божественной любви, лежит кровь «сына человеческого». Другими словами, спасение обусловлено искупительной жертвой: нет этой жертвы – нет спасения. 

Обусловленное спасение не может обеспечить «жизнь вечную», так как вечность нельзя обусловить каким-либо событием во времени, тем более таким событием, как «жертва»; и любовь «при условии» не может быть проявлением Божественной любви, так как проявления Бога-причины не определяются условиями, которые ему предоставляет следствие-человек.

Сама идея спасения через «что-то», в нашем случае, через жертву, переносит спасение в область ничем не подтвержденных предположений, - «случится если», и переводит спасение в план нереальности, умозрительного допущения.

В этом случае, бессмертие перестаёт быть фактом, - естественным продолжением жизни человека, и превращается в сомнительную философскую идею, так как привязывает событие в будущем, - «воскрешение», - к событию в прошлом, - «искуплению», - которое никак не связано с волей человека. 

Вера, основанная на идеи о «спасения через жертву» неизбежно вырождается в идеологию спасения, основанную на убеждении в том, что божественный вывод относительно каждого человека является избирательным, и он делает такой вывод с учетом мнения «специально подготовленных» людей (так называемое «священство»).

Именно таким «специалистам» даны полномочия (интересно кем?) озвучивать окончательные условия предоставления спасения.

Данный подход породил бесчисленное количество торгующих «спасением» от имени Бога, и Бог им судья…

Если идея спасения через жертву является «нерабочей» во всех смыслах, ни в религиозном (см. Искупительная жертва), ни в философском, ни в житейском, то что дает нам основания называть Иисуса - Спасителем, и в чем тогда суть самого спасения?

В основе спасения у Иисуса лежит не умозрительная и наспех обставленная идея жертвенного искупления, а реальный опыт созвучия с Божеством, - проявление Богоподобия. 

«…блаженнее давать, нежели принимать», - Бог Источник всего, а Источник только отдаёт.

Попытка следовать этим словам Спасителя, делает возможным проявление Богоподобия на нашем скромном уровне проживания человеческой жизни. Тот источник любви, милосердия и служения, который каждый из нас способен открыть в своем сердце, становится малым, но значимым дополнением к Источнику всего сущего; их совместное излияние и обеспечивает нам то самое спасительное созвучие с Божеством.

Спасение, - продолжение жизни, — это естественное событие нашей космической биографии и единственным условием реализации этого события, является принятие нами своего сыновства по отношению к Богу, но это условие уже выполнено, фактом нашего рождения. Мы все, - дети Бога, мы все уже спасены.

Для принимающих истину Богосыновства, спасение становится само собой разумеющимся действием ещё при жизни, для них продолжение жизни гарантировано Отцом.

Другое дело, что мы может потратить нашу жизнь не на раскрытие в себе дара богосыновства, а на его умаление, не на поиск своего места в Небесной семье, а на поиск своего местечка в человеческом социуме, настроенном на потребление.

Вместе с открытием для нас статуса «сына Бога», Иисус даёт нам наказ: «Будьте совершенны, как совершенен Отец наш Небесный», - и реализация этого наказа ориентирует нашу волю на полное раскрытие потенциала сыновства, который несет в себе каждый человек.

Если этого не происходит, то полученное Богосыновство так и остается нераскрытым даром, а те, кто ещё умудряются отрицать источник этого дара, вряд ли могут рассчитывать на продолжение жизни.

Глупо рассчитывать на место в Небесной семье тем, кто отрицает сам факт существования такой семьи.

Евреи учили спасению через «благие дела», Иисус объяснял, что Бог награждает нас не за то, что мы делаем, а за то, кем мы являемся.

Мы Сыны Бога, и раскрытие этого космического статуса, совсем не обязательно подразумевает согласие с каким-либо символом веры или наложением на себя конфессиональных обязанностей:  Бог – Отец всех, а не только тех, кто заявляет о своей приверженности той или иной традиции. Каждый принимающий сыновство встает на путь совместного с Богом самопретворения.

Естественный ход развития событий включает в себя: «рождение, – жизнь, – принятие своего Сыновства (рождение в Духе), - эпизод смерти, – продолжение жизни...», - и любая попытка вставит в эту последовательность какое-либо дополнительное условие (жертву), будет прямым искажением учения Иисуса Христа.

«Бог есть любовь» и утверждение, что Бог может перестать быть любовью, «в случае, если человек…» будет ничем иным, как небожественным дописыванием Иисуса, девальвирующим его понимания характера отношений Бога к человеку.

Бог относится к человеку не «как» отец, такое понимание подразумевает возможность других вариантов отношения («как» господин», «как» судья), - Он и есть наш Отец.

Он любящая сущность, которая не может быть по отношению к человеку ничем иным – только любовью. Любовь отца безусловна, долготерпима, несет в себе ничем необусловленное прощение и не подразумевает никакой «платы», кроме встречного дара сыновьей любви.

Понимая это, совсем непросто решиться на принятие своего сыновства (см. пост Отцовство – Сыновство – Братство), но ещё сложнее, а для нас практически невозможно, увидеть сына Бога, - нашего брата, - в другом человеке.

Эта задача становится более реальной потому, что в нашей жизни есть Иисус, который был человеком и Сыном Бога, и дал пример, как можно видеть сына Бога в каждом человеке, и как можно каждому из нас послужить.

Именно в служении мы раскрываем себя перед Богом (см. пост Служение), но когда служение выходит из контекста семейных отношений, то есть перестает быть братским, то оно неизбежно превращается в натянутую, по части мотивации, гуманитарную помощь.

Служить надо человеку. Все попытки послужить Богу, то что называется «напрямую», лишены смысла, так как основаны на нашем нескромном желании помочь Ему – всемогущему: «он ведь без нас там с чем-то справляться не может». Только послужив человеку во времени, мы приобретаем право служить Богу в вечности.

Проживая человеческую жизнь в служении своим братьям, проявляя к ним заботу и любовь мы уподобляемся отцу, тем самым приближаясь к главе семейства, — это понятное правило отношений в любой семье, и Небесная семья не исключение. Именно через служение каждому брату, всему духовному братству и той реальности, по которой мы восходим к Отцу, мы начинаем проявлять зачатки отеческого чувства, – уподобляемся Богу. 

Иисус раскрыл нам Бога: «…милосердного и любящего Отца», -   и каждый, кто верит в Божественную сущность и смыслы посвящения Иисуса, должен задаться вопросом: почему мы должны умалять такого Отца о прощении? Кому и для чего потребовалось вводить в Христианскую традицию идею «платы-жертвы» за спасение?

Разрушительное влияние идеи избирательности Божественной любви и жертвенной обусловленности спасения заключается в том, что она подпитывает страх перед Богом, - неуправляемым тираном, - и делает невозможной ту искреннюю веру и доверие к Богу, о которых говорил нам Иисус.

«Главной заботой верующего должно быть не эгоистичное желание личного спасения, а бескорыстное стремление любить и служить своим собратьям так, как любил людей и служил им Иисус».

Иисуса можно с полным основанием назвать Спасителем. Он навсегда сделал путь продолжения жизни более ясным и определённым.

Своей жизнью он перекинул для нас мост между нашей человеческой природой и божественным предназначением (см. пост Предназначение человека). До Иисуса эта пропасть была преодолимой лишь для немногих, после него, по этому мосту может пройти каждый, кто выбрал путь обретения Божественного достоинства, - принятие своего сыновства по отношению к Богу. 

Иисус дал нам формальное право говорить: «…он был сыном человеческим и сыном Бога, он воскрес и продолжил жизнь, и я, сын человека и сын Бога – воскресну и продолжу…», - но только наш жизненный выбор может превратить это формальное право на обретение бессмертия в жизненную парадигму стремления в вечность.

«Не Иисус открыл нам двери Спасения, но: «...любовь Отца пославшего его». И до него эти двери были открыты, но его посвящение в этом мире действительно озарило ярким светом путь к этим дверям, - путь к спасению».

Далее по четвергам:

Грех- прощение греха.

Концепции Бога. Смыслы креста.

Кто был распят на кресте? Итоги.

_______________

Философские беседы. Разговор на самые важные темы.