Все записи
19:49  /  17.12.20

234просмотра

Почему Иисус именно Бог? Сверхчеловеческое и космическое привнесение в человеческую нравственность. Заповеди

+T -
Поделиться:

До этого:

 

Нравственность, которая регулирует человеческие отношения, складывается в процессе социализации таких отношений; вдвоём проще охотиться чем одному, втроем можно эффективнее обрабатывать землю, а целой группой успешнее отбиваться от агрессивных соседей.

Она (нравственность), как готовность принимать ценности другой личности имеет своё развитие, и, очевидно прогрессирует по мере развития общества.

С доисторических времен и по сегодняшний день положения прогрессирующей человеческой нравственности имеют свойство объединяться и фиксироваться в законах, кодексах или «заповедях», авторство последних неизменно приписывалось «богу».    

Но всегда, такой «бог» действовал почему-то локально, то есть, то, что было неприемлемо для одного социума, могло оказаться не просто приемлемым, но и почетным для другого.

Подобные «откровения» в виде заповедей, касались определённого народа, что для других народов ставило под сомнение их божественную природу, и вынуждало «избранный» народ, навязывать своё понимание нравственности тем «дикарям», которым «божественного» откровения не досталось. О заповедях ниже.

Пожалуй, самым ярким примером социализированной нравственности можно считать: «возлюби ближнего, как самого себя».

А теперь скажите из какого процесса социализации человеческих отношений можно вывести: «…любите врагов ваших…»? (Мф. 5.44)

Какой локальный «бог» мог призывать свой народ «…благословляйте проклинающих вас…»? (Мф. 5.44).

И до, и после Иисуса было достаточно направлений религиозной мысли, которые призывали к тотальному смирению. Но большинство дошедших до нас верований, четко разделяют всех людей на своих-близких и чужих-врагов. 

Кого мы считаем, нашими близкими? Компанию людей, членов группы, религиозной общины, народа, страны. Но притча Иисуса «…о добром самаритянине…» очевидно снимает этнические и религиозные барьеры, и близким становится тот, кто реально проявляет сострадание и любовь.

Иисус колоссально расширил представление о «близких», до масштабов планетарного социума, и объединил всех людей в стремлении открывать для себя Бога, - такое мог сделать только Бог.  

Для познающих Бога нет чужих, для признающих единого Отца, - все братья.

«Иисус пришёл с идеей активной и спонтанной доброты, столь подлинной любви к собратьям, что она расширяла понятие ближнего до целого мира, которая превращала в ближних всех людей».

Учение Иисуса добавляет к нравственности, которая регулирует межличностные отношения «по горизонтали», сверхчеловеческое или «вертикальное» направление реализации.

Отношения «человек – человек» дополняются отношениями «человек – Бог», а осознание этих отношений, как отношений «сын – Отец» объединяет всех, кто стремится обрести Бога, вне зависимости от их конфессиональной принадлежности, в единую семью всеобщего Отца.

В семейном кругу не может быть врагов, и даже те, кто      причисляют себя к врагам, не перестают быть членами нашей семьи, а те, кто проклинают нас, все равно остаются нашими братьями. Из семьи не выгоняют, даже за неподобающее поведение…

В семье, в отличии от других форм человеческого объединения, реакция на всё, - любовь.

Семейный настрой в отношениях делает необходимым глубокое понимание мотивов другого человека, а понимание неизбежно рождает прощение… 

В основе отношений, завещанных нам Иисусом, лежит именно семейный подход: «Все мы дети одного Отца, поэтому все мы братья», - продолжает звучать Евангелие Иисуса.

И наконец, Иисус, через раскрытие сыновства человека по отношению к Богу, дает нам возможность осознать единство вселенского предназначения.

Его призыв: «Будьте совершенны, как совершенен Отец наш Небесный» (Мф. 5.48), -  посвящает нас в замысел Бога, и возлагает на тех, кто принимает этот замысел, ответственность за исполнение плана Всеобщего Отца. 

Заповеди. В продолжении разговора о нравственности можно коснуться вопроса о Библейских Заповедях и сопоставить Ветхозаветные заповеди Моисея и Новозаветные Заповеди Иисуса, его Нагорную проповедь, - Заповеди Блаженств.

Все до Иисусовы Заповеди, коих было не мало, отражают в той или иной степени, процессы нравственной эволюции, о которых мы говорили выше. Вряд ли кто сейчас вспомнит: «не изливай крови жертвы на квасной хлеб», или «не вари козлёнка в молоке его матери».

То, что, по сути, меняется, подстраивается под текущую ситуацию и отвечает требованиям прогрессирующего общества вряд ли может происходить от неизменного Бога.

К тому же Ветхозаветные Заповеди несут в себе потенциал естественного неисполнения: нельзя хотеть, чего-то не хотеть, например: «нельзя хотеть, не хотеть жену ближнего своего», и, нельзя жаждать, что-то не делать, например: жаждать не лжесвидетельствовать, жаждать не воровать или не убивать.

Заповеди Моисея – классический пример негативной, запретительной нравственности. Перечень запретов очевидно необходимых для примитивных народов, к которым можно отнести семитских бедуинов периода исхода из Египетского плена, становится абсолютно недостаточным для активно развивающегося общества, для перспективного планетарного социума.

Иисус приносит новые Заповеди, основанные не на отрицании, а на утверждении, и это пример позитивной нравственности.      

Заповеди блаженств являются фактической иллюстрацией Нового Евангелие, призывающего проявлять в отношении к другим людям зачатки отеческого чувства, то есть, не довольствоваться: «люби ближнего как самого себя», а стремиться «любить  ближнего так, как любит его Бог».

«Я открыл им Твое имя…, чтобы та любовь, которой Ты полюбил Меня, была и в них...»  (Ин. 17. 26)

«Первые четыре заповеди формулируют качества, лежащие в основе Отеческой (небратской) любви к другому человеку: смирение, жажда праведности, кротость - «…чтоб исполнилась воля Твоя», - и духовная чистота.

А последние четыре, есть проявление Отеческих чувств: мягкосердечность, милосердие, миротворение, и призыв к мужеству.

Отеческой любви легко даётся то, что едва ли доступно любви братской.  Она с радостью платит добром за зло, – творит добро в ответ на несправедливость». 

«Заповеди блаженства Нагорной Проповеди основаны на вере и любви, а не на законе – этике и долге», как заповеди Ветхого Завета.

Такого представления о Блаженстве не могло появиться в те времена, когда звучало: «око за око», - такое представление и сейчас смотрится «странно», звучит почти нереально.

Эти заповеди невозможно привязать ни к территории, ни к эпохе, это абсолютно сверхчеловеческое привнесение.

Помимо этого, заповеди Иисуса несут в себе пронзительный мотив, звучание которого помогает каждому из нас выбрать более точную траекторию движения к Богу:  «нельзя приближаться  к Богу, уходя от «не бога»; через отрицание невозможно приблизится к Тому, кто утверждает.  

В Боге, есть Всё, но в Боге нет и не может быть отрицания самого себя. Любое отрицание ведет человека в нереальность.

Движение «от не бога», - это человеческий подход, а движение «к Богу», - подход божественный, и об этом нам напомнил Бог в своей Нагорной проповеди. 

Далее по четвергам:

  • Царство Бога как общность, как опыт и как духовное присутствие.
  • Не судите Бога в другом человеке. Новая концепция спасения.

_______________

Философские беседы. Разговор на самые важные темы.