Все записи
МОЙ ВЫБОР 09:52  /  28.11.17

1073просмотра

Истории отставного чиновника. День десантника.

+T -
Поделиться:

Эта история случилась в одной из соседних с нами областей Северо-Запада. С ее героем, назовем его Виктором Сергеевичем Крюковым, я познакомился на семинаре для государственных служащих, который проходил в пансионате в Подмосковье. Семинар длился несколько дней, по вечерам делать было нечего, мы собирались за ужином и рассказывали друг другу разные случаи из жизни.

В момент нашей встречи Виктор занимал должность вице-губернатора N-ской области по социальным вопросам, но по своему духу и убеждениям был настоящим десантником. Я вообще заметил, что среди чиновников почему-то чаще всего встречаются десантники и пограничники. А может, они просто больше других гордятся своим военным прошлым.

У Виктора сложилась вполне стандартная карьера для нашего времени. Служил в десанте, воевал по контракту в горячих точках, потом вернулся на малую родину. Успешно двигался по карьерной лестнице в одной из спецслужб. Дослужился до полковника, стал бы и генералом, но свободных должностей в области не было, а уезжать Виктор не хотел.

А потом из Москвы прислали нового губернатора. Тот тоже оказался «в погонах» и был знаком с Виктором еще с 90-х. Ну и позвал его курировать «социалку». Кто не знает, добрую половину бюджета любого региона составляют разные социальные выплаты - зарплаты врачей, учителей, содержание школ, больниц и детских садов. Кто лучше присмотрит за всем этим, как не десантник с опытом работы в спецслужбах? Вообщем, хорошо хоть не на культуру бросили.

На новом поприще все у Виктора в целом складывалось успешно. Подчиненные постепенно привыкли к его военным замашкам, отвечали на вопросы четко, научились быстро вставать, когда он входил в кабинет. Боялись только, как это ни странно звучит, совместных вечеринок и посиделок. Дело в том, что выпив, Витя заставлял «личный состав» отжиматься и приседать. Бывало, что на следующий день после какого-нибудь праздника чиновники вместо ощущения приятного ленивого похмелья не могли встать с кровати от боли в мышцах.

А иногда Виктор с парой-тройкой боевых товарищей встречались после работы прямо в его красивом кабинете. Сотрудники аппарата называли это «День десантника». Помощница заблаговременно отправлялась в  буфет за  бутербродами, тонкими ломтиками нарезался лимон, из шкафа доставались хрустальные рюмки. Напитки в основном были, как их называл Витя, «трофейные», то есть подаренные на всякие праздники.  Не секрет, что чиновникам у нас дарят алкоголь, обычно крепкий. Я и сам через это прошел – на каждый праздник, в особенности на Новый год и день рождения, разные люди приносят в кабинет десяток-другой всевозможных бутылок. Часть из них передаривается. Доходит до смешного – как-то раз мне подарили действительно хороший коньяк, запомнил, потому что коробка была чуть-чуть помята. Я уже рассказывал, что сам коньяк не пью:), поэтому  передарил бутылку одному важному товарищу из федерального ведомства. Каково было мое удивление, когда на следующий праздник та же самая чуть помятая коробка вернулась ко мне совершенно от другого человека, тоже чиновника. Такой вот круговорот коньяка во власти. А еще помню, как на один Новый год в Смольный запретили пропускать посетителей с пакетами. Говорили, чуть ли не сам губернатор распорядился. Получилось как обычно – парковка перед штабом революции стала напоминать место встречи контрабандистов. Периодически к машинам с правительственными номерами подруливали не менее крутые лимузины, и водители, опасливо оглядевшись, перегружали из багажника в багажник звенящий груз. Осознав бесполезность борьбы с русской смекалкой, на следующий год постановление о пакетах тихо отменили.

Но что-то мы отвлеклись. В тот день десантники хорошо посидели. Виктор рассказывал, что вроде помнил все отчетливо. Выпивали, разговаривали, по традиции слегка поотжимались. Потом достали кем-то подаренный дартс, повесили на дверь и стали играть. Но маленькие дротики с отваливающимися хвостиками показались несерьезными для настоящих мужчин, и было решено заменить их десантными ножами. Ножи в разделенное металлическими скобами поле для дартса входили неохотно, отскакивали, часто попадали не в мишень, а в саму дверь. А вот со спинкой Витиного кожаного кресла стало получаться получше, и каждый смог показать свое мастерство. Вообщем, хорошо погуляли, разошлись веселые и расслабленные. По военной привычке, все за собой прибрали.

Утром Виктор, как обычно, был на работе к восьми. Думал поработать с неразобранной со вчерашнего дня почтой. Однако, в коридоре творилось что-то неладное. У двери Витиного кабинета стоял дежурный милиционер-вохровец в чине сержанта и командир взвода в чине старшего лейтенанта, в приемной обнаружились начальник отдела вневедомственной охраны в чине майора и их главный областной руководитель в чине полковника. Рядом находились еще два человека в штатском, с лицами, хорошо знакомыми Виктору по многолетней службе в органах.

Полковник протянул руку:

- Виктор Сергеевич, не волнуйтесь, очевидная провокация, все необходимые меры уже приняты, скоро найдем негодяев.

Ничего не понимающий Виктор потянул на себя дверь кабинета и понял - это провал. Вся спинка его роскошного вице-губернаторского кресла зияла рваными ранами, из которых лохмотьями торчал грязно-белый синтепон и обрывки ниток. Картину довершал воткнутый в спинку по самую рукоятку тяжелый десантный нож.

- Прямо на уровне сердца, - отчетливо прошептал молоденький сержант из-под Витиного плеча.

В разговор вступил один из штатских, оказавшийся сотрудником главной спецслужбы, такой серьезной, что назвать ее не могу, пусть будет Служба Общей Безопасности (СОБ):

- Думаю, необходимо будет оцепить здание, все проверить, чтобы гарантировать безопасность губернатора и правительства области. Москва в курсе, ждем приказа.

И тут, по словам Виктора, он понял, - это не провал, это п…ц! «Москва в курсе!»  Сразу представилась картинка экстренного выпуска «России 24» о циничной выходке террористов из неизвестной организации. Затем возник Иван Ургант, глумящийся над придурками из провинциальной администрации. А потом все это ушло на задний план и осталось только устало-укоризненное лицо президента Путина с портрета над разодранным креслом.

Ситуация оказалась банально проста. Уборщица Анастасия Михайловна пришла в кабинет вице-губернатора, как обычно, около семи утра. Увидав пробитую ножом дверь и сатанински раскуроченное кресло, позвала с вахты сержанта. На беду, тот оказался новеньким и решил, что судьба бросила его в авангард борьбы с мировым терроризмом. Он немедленно позвонил своему начальству и дежурному СОБ. Изложил ситуацию в красках. Ну, и закрутилось.

Но Виктор все-таки был настоящим десантником. Чувство опасности мгновенно включило все защитные реакции. Обращаясь к полковнику-вохровцу и двум СОБовцам, Виктор тихим, но твердым голосом попросил:

- Товарищи офицеры, прошу в кабинет на пару слов.

Оставшиеся снаружи сначала услышали сквозь ножевые пробоины в двери невнятное бормотание, потом пару громких нецензурных междометий, а затем раскатистый смех. Мужчины вышли из кабинета, вытирая слезы на раскрасневшихся лицах.

- Все свободны, учебная тревога, - скомандовал своим подчиненным полковник.

Через час в Москву ушло донесение следующего содержания:

«Администрацией Н-ской области в рамках проверки готовности служб к действиям в условиях возможной террористической угрозы были проведены внезапные учения с имитацией тайного проникновения террористов в здание администрации. Учения прошли успешно, все задействованные сотрудники и руководители проявили высокий уровень бдительности, действовали слаженно, в соответствии с  нормативными документами и должностными инструкциями. Руководителю учений вице-губернатору Крюкову указано на необходимость в дальнейшем согласовывать подобные мероприятия с руководством N-ского отдела СОБ.»

Так закончилась эта история. Дверь Виктор поменял за свой счет, новое кресло с виноватыми лицами притащили друзья-десантники. Впредь собираться решили исключительно у кого-нибудь дома.