Все записи
10:29  /  12.04.18

2782просмотра

У актрисы между ног

+T -
Поделиться:

Не назовешь, пожалуй, более нелепой приметы среди актеров, чем непременно сесть на текст, если вдруг случайно его уронил. Особенно, если знать, откуда у этой приметы ноги растут. А растут они «из того самого места», уж простите мне такие подробности.

 Госпожа К, художник по костюмам, прославленная мастер своего дела, женщина лет под 80, из которых лет 60 провела то в театре, то в кино, как-то замеряла талию очередной актрисе. Посмотрела на нее с укоризной да и спрашивает: «эх, матушка, ты никак на текст сесть забыла?» Актриса потупила взор и утвердительно кивнула головой. Госпожа К сокрушенно запричитала: «ох, допрыгалась! Теперь декрет, роды, у ребеночка понос да сопли, а потом когда еще роли вернутся?» Актриса разрыдалась и убежала - что с нее взять: неуравновешенная артистическая натура плюс гормон шалит.

 Я не выдержала и подошла к Госпоже К, стала упрашивать рассказать подробности приметы, про которую я давно знала, но никак не могла докопаться до предыстории. Дело в том, что десятки, сотни раз я наблюдала, как актеры, роняя текст пьесы или сценария, непременно спешили сесть на него, причем обязательно именно в то самое место, где текст упал. Даже если текст упал в лужу или грязь. 

Госпожа К с усмешкой отвечала: 

«Вы, актеры, безмозглые олухи, хватаетесь за любые глупости, даже не разобрав, что к чему. Вы так помешаны на том, чтобы получать как можно больше ролей, да к тому же главные вам подавай, что совсем не вникаете в суть. Вон на прошлой неделе два здоровых детины уронили текст, один аж побледнел, на нем поле пахать надо бы, а он нюхательной соли ждет, чтоб из обморока выбраться. Испугался последствий. А какие у него могут быть последствия? Он же мужик… неграмотные! 

Пошла эта примета еще со времен крепостного театра на Руси. Тогда, как впрочем и сегодня, красивые темпераментные актрисы пользовались большой популярностью у противоположного пола. Но если сейчас актриса может сколько угодно мужикам голову морочить, то в те времена приходилось балансировать между барской немилостью и барской милостью. Говорят, Господин Ш, известный граф, любитель театра, позволял себе днем захаживать в комнаты молоденьких актрис и в одной из комнат «забывал» свой платок. А ночью стучался в комнату - разумеется, лишь для того, чтобы забрать тот платок. Только потом от таких обходов крепостные красотки вынуждены были покинуть сцену из-за стремительно растущего брюха. А значит - лишались самого привилегированного положения, которое только возможно у крепостных. 

Если ты актер - то тебя почти не секут розгами, вкусно и сытно кормят, да еще и жалованье платят в некоторых случаях, а если ты актриса, то только от твоих «талантов» зависит, как баре тебя будут баловать. Вот и боялись девки забеременеть от походов за платочками. А способов контрацепции, как вы понимаете, в арсенале крепостных было немного. 

Однажды Господин Ш навестил свою фаворитку буквально за полчаса до начала спектакля, зашел к ней, когда та прилежно готовилась к роли. Увидев барина, актриса от волнения уронила текст пьесы на пол, а барин не задумываясь прямо там же на полу и полюбил юную жрицу Терпсихоры. Все закончилось благополучно, актриса не забеременела и еще долго играла главные партии в спектаклях того домашнего театра. Но с тех пор всем советовала, если уронишь текст - посидеть на нем».

 Я засомневалась: «все это конечно замечательно, но ведь крепостные девки не знали грамоты, зачем им был текст?»

 Госпожа К возмущенно возразила: «Это как же не знали? Да в прославленных домашних театрах актеров готовили посерьезнее, чем в некоторых современных театральных вузах! Их учили грамоте, французскому и итальянскому языкам, им выписывали балетмейстеров из Парижа, с ними сутками напролет занимались декламацией и актерским мастерством...

 Вот только уму разуму актеров не учили ни тогда ни сейчас», - прокряхтела Госпожа К и…случайно задела какие-то бумажки, лежавшие у нее на столе! Бумажки красиво веером разлетелись и упали на пол рядом. Госпожа К недовольно посмотрела на меня, вздохнула и - с бодростью отроковицы домашнего театра 19го века уселась попой на свои листочки.