Все записи
08:36  /  26.06.18

818просмотров

Зарыть талант в землю

+T -
Поделиться:

Актеру - не место на кладбище. Ни при жизни, ни после смерти. Так считали еще 100 лет назад. И приравнивали актеров к самоубийцам, выделяя для них вместо кладбищ жутковатые «божедомки», где трупы даже не закапывали, а закладывали бревнами.

 Господин К, бывший артист, а ныне духовный искатель, рассказывает, почему традиция хоронить актеров только за пределами кладбища - хорошая идея. 

 Вообще это правило действовало в прошлом, а сегодня времена демократичные, и на кладбище каждому хватит места.

Даже актеру.

Даже талантливому.

Даже дьявольски талантливому.

Известно, что во всем мире сейчас учатся актерскому мастерству по самым разным методам, но в основе почти любого - система Станиславского. Кто не слышал про Константина Сергеевича, какая это была светлая, высокодуховная личность! Но мало кто знает, что именно в эпоху становления метода Станиславского среди актеров процветало то, что в мировой художественной литературе означало «продать душу дьяволу». Ах, знали бы Вы, на что готовы те, кто в нежном возрасте штурмуют врата театральных вузов; те, кто позже, давно отучившись и получивши всякие дипломы, продолжают ждать своей «звездной роли»! Все они мечтают однажды убить, оглушить, взять за душу зрителя, произнеся с театральных подмостков или на крупном плане в переполненном кинозале ту или иную фразочку, некогда написанную классиком, быть может впопыхах или того хуже под мухой. Нет, ну а что? именно так зачастую и рождаются бессмертные шедевры - у писателей. У актеров - нет. Либо божья искра либо дьявольский дар. 

Впрочем, вернемся к Станиславскому. Советская цензура, как мы знаем, скрупулезно вымарывала из его трудов все, связанное с божественным, духовным. А ведь основатель школы очень часто обращался к этим понятиям. Но знаете почему? Да потому что до Станиславского у актера не было выбора! Всё, что ему оставалось - это либо быть скоморохом, напыщенным дилетантом, бездарностью с набором штампов… либо…

Да-да! Заключить сделку с дьяволом!

Как иначе объяснить, что до появления системы Станиславского талантливые актеры едва доживали до сорока лет, и это в лучшем случае! А так сплошь и рядом драмы - в самом молодом возрасте кто прыгнет с крыши, кто от сердечного приступа скончается… Причем после особенно удачных спектаклей.

Сегодня никто об этом не расскажет, но существовало некое тайное сообщество, благодаря которому даже самый бездарный актер мог стать звездой театральной сцены. Специальный ритуал посвящал в актеры. Известный московский особняк, где якобы просто собиралась театральная богема, раз в несколько месяцев, в полнолуние, в периоды строгого православного поста, превращался в закрытый клуб. Приносили много мяса, особенно свинины, вина и самогону. Начинающие актрисы встречали гостей голыми, но обязательно в масках. Дальнейшая информация о театральных вакханалиях противоречивая: кто-то говорит, что ограничивались кровным породнением признанных актеров и новичков, то бишь резали руки и смешивали кровь. Самые чудовищные версии - о человеческих жертвоприношениях: якобы находили неизлечимо больного человека, хитростями и уговорами убеждали принять участие в ритуале, там под воздействием свинины и самогона окончательно его убеждали принести свою жизнь в жертву искусству. Мол, после смерти в этом ритуале убитый будет жить вечно в каждой хорошо сыгранной роли - сегодня, завтра и вовеки вечные. Знаете, мало кто от такого откажется!

И вот вылуплялись после каждого такого полнолуния умопомрачительно гениальные Медеи и  Гераклы, Дездемоны и Гамлеты, Тартюфы и Дон Жуаны. Актеры играли так, что сводили с ума всех зрителей от первого до последнего ряда. А после особенно удачных постановок «выходили в окошко» или падали с сердцем замертво.

И несли их тела на кладбища, а кладбища их не принимали. То лошадь вдруг перед кладбищем на дыбы и повозку перевернет; то пока довезли гроб, он пустой оказался; то пока могилу рыли, гром и молния такие, что земля кажется вот-вот разверзнется и все нормальные мертвецы выйдут и строго попросят не хоронить нечисть рядом с ними. 

Все думают, что Станиславский искал систему. А на самом деле он скорее всего искал возможность человеку стать актером, не заключая сделку с дьяволом. Бог, как говорится, труды любит, и система Станиславского - это прежде всего система скрупулезнейшей, ежедневной работы. Терпения. Скромности. Ну и служению божьему промыслу, разумеется.

Эта система триумфально распространилась по всему белу свету. 

Но не все готовы скромно ждать. И поэтому в одном московском особняке в дни полнолуния и строгого поста до сих пор едят свинину и пьют самогон.