Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:48  /  19.08.19

1848просмотров

Комплекс Москвича, или почему у нас все достаточно хорошо

+T -
Поделиться:

Неожиданное обострение политической активности в Москве перед предстоящими выборами всколыхнуло чуть забытое психологическое состояние москвичей. Опять, как по мановению волшебной палочки неведомой волшебницы, мы оказались в расщепленном дуальном мире!  Всё разнообразие горожан оказалось легко разделено по отношению к событиям, которые происходят в городе. Часть москвичей возмущены и разозлены тем, что им не дали выбрать того, кого они выбрать хотят, другая часть возмущены и разозлены нарушением стабильности и атмосферой страха на улицах. Есть, конечно, и счастливые люди, которые не чувствительны к играм добра и зла, и им все равно.

 

У расщепленного мира есть свои четкие законы и психологическая динамика, от интенсивности которой зависит общая атмосфера и психическое напряжение. Напряжение в идеале должно вылиться во что-то продуктивное, тогда в психических тратах множества людей появляется смысл. Переживая общее состояние и анализируя его по привычке, появились наблюдения, которыми захотелось поделиться.

Комплекс Москвича

Среди моих друзей/приятелей/клиентов полно людей, которые ходят на митинги. Без всякого преувеличения - это лучшие люди моего города. В прямом смысле лучшие - самые умные, добрые, образованные, красивые, с острым чувством справедливости и большой потребностью быть замеченными и признанными в качестве таковых. Они на самом деле хотят менять мир к лучшему. Как правило, это профессионалы в разных областях, много работающие и достаточно успешные люди. Поскольку они так хороши, они, конечно, хотят для себя особых условий, признания и почетного места. Они довольно капризны, и их сложно удовлетворить. Задержка доставки еды из ресторана может причинить им психологическую травму и вызвать приступ раздражения. Они очень хотят любви, но она страшнее революции и на нее вечно не хватает времени. К их развитому сознанию с трудом пробивается реальность миллионов, поддерживающих существующий порядок. Они ее или отрицают, или обесценивают. Точнее, они вообще ее не понимают. Прибавьте к этому столичный эгоцентризм - если ты в центре, кажется, что ты самый главный и знаешь истину в последней инстанции.

Глазами психолога я вижу в них/нас много тревоги и очень большую неопределенность в важном вопросе, которую без претензии я бы назвала «комплексом Москвича» - именно так, с большой буквы.

Достаточно ли я хорош и хороша моя жизнь? Счастливый ли я человек? Тварь ли я дрожащая или право имею?

Итак, комплексом Москвича обладает  человек, который не знает, что у него все хорошо. И все время старается сделать себя и свою жизнь лучше. Больше денег/славы/власти/успеха/путешествий. Счастье само себя не сделает. Это совершенно поразительно для провинциалов, для которых москвичи высокомерны и, безусловно, уже много лет как бессовестно зажрались.

Расслабляется москвич за границей (наверное, потому, что там его пассионарность никому не интересна). Но уже на подлете к Шереметьево комплекс активизируется и напряжение возвращается. Нам все время кажется, что должно быть чуть или серьезно лучше.

Конечно, во-многом вклад в комплекс делают те, кто в Москву переехал в первом поколении. Они ехали в Москву за лучшей жизнью, за реализацией своей пассионарности (https://ru.wikipedia.org/wiki/Пассионарная_теория_этногенеза), но не так уж часто в Москве они счастливы. Скорее всего, потому что пока мы не придумали градусника однозначного успеха, отметки, после которой уже можно выдыхать. Именно они превратили Москву в город для работы, а не жизни, ускорив время до скорости белки в колесе. Что лично меня ужасно расстраивает (поною немного о Москве детства :)). Она была такая деревенская и расслабленная… А может, просто было детство.

Можно, конечно, комплекс Москвича диагностировать как  тревожный нарциссизм и на этом успокоиться, но не хочется. Постановка диагноза создает безопасную дистанцию с объектом анализа, безусловно, но ровно до того момента, пока не обнаружишь в себе такие же механизмы и симптомы. А значит, к черту диагноз! В политике он все равно не работает: вы же не госпитализируете все страну, если она в психозе? И успокоительные по воздуху не передаются. И к психологу не отправите, дело это индивидуальное, личное. А в политике индивидуальность исчезает и остается принадлежность к большим группам: красные/белые, либералы/государственники - свои/чужие, в конечном счете. Люди с комплексом Москвича часто довольно одиноки, большой город, все такое, поэтому для них очень важно обнаружить своих хотя бы по временному политическому критерию. Становится теплее и уютнее.

 Борьба двух мифов

Так же им, родным, свойственно фоновое чувство  неудовлетворенности и выраженный идеализм. Что в данном случае я называю идеализмом? Выраженную способность верить в мифы ( см. Юваль Ной Харари, "Краткая история человечества", 2019) и отстаивать их со всей страстью. Они верят, что сменяемость власти сделает нас всех (и их в первую очередь) счастливее. А также в то, что возможность их выбора чрезвычайно важна.  Другие верят в другой миф - в то, что стабильность системы важнее, а капризность москвичей очень опасна (уличные беспорядки и революции в европейских странах им совершенно не нравятся и нисколечко не вдохновляют, а когда их показывают по телеку, они крестятся - слава богу, не у нас) и поэтому ее надо подавить любой ценой. Борьба двух мифов создает сюжет этого спектакля. А какой спектакль без эмоций?

 Право на ненависть

 

Итак, с комплексом Москвича довольно сложно получить право на ненависть. Лучшие люди не могут просто так взять и начать ненавидеть, они же хорошие не понарошку!

Чтобы вся драма разыгралась как по нотам, без страха и ненависти не обойтись, иначе расщепление будет вялым, поляризация неустойчивой, и энергия рассосется. Страх и Ненависть просто необходимы! Здесь уж власть расстаралась, и даже новые костюмы для злодеев пошила. Тут же родилось словечко «космонавты», и русский язык в очередной раз обогатился. Ну а злодеи на то и злодеи, чтобы бить хороших парней. Если бы они никого не били, то ничего бы не вышло, народ бы предпочел дачу митингам, несмотря на погоду. Нравятся ли  силовикам бить митингующих? Конечно - они верят, что защищают правильный миф, просто делая свою работу.

 

 

Когда бьют или защищают хороших, то даже Золушка с Дюймовочкой обязана превратиться в монстра. Врата открываются, и можно ненавидеть без чувства вины. Это очень важно для хороших людей, чтобы без вины. Нас же так воспитывали - на вине, в основном. Ну, а если война добра со злом началась, чувство вины летит в помойку - и все отлично. Можно терять человеческий облик, превращаться в убийц, драть глотки в борьбе за мифы, в общем, вести себя как варвары. Что мы и готовы делать, в принципе, на любом уровне: на политическом, на уровне жилищного поселка или родительских чатов, и, что самое главное - на уровне конкретной семьи. Самые ожесточенные бои и сильные эмоции принадлежат семейным союзам, уж поверьте семейному психологу. А люди любят вообще-то друг друга.

Зачем все это?

Годы практики убеждают: психика исключительно рациональна, и групповые процессы тоже. Мы всегда делаем что-то «зачем». Версий «зачем» множество. Лично я вижу, что рациональность психическим процессам придает биология. В политической поляризации прослеживается необходимость и попытка выработки новой стратегии выживания  и адаптации для нашего общества. Война, конечно, для людей самое что ни на есть естественное состояние - все спишет и все упростит. И никакой тревоги, ненависть ее полностью поглощает. Мир прост и ясен, только займи место в своем социальном кластере. «Все побежали и я побежал» (с). Главное, можно не думать. Это самое важное, особенно для людей, которые много думают, это как наркотики.

Но в итоге думать все равно приходится. А что, собственно, товарищи, мы делаем и зачем?

Злость и Ненависть помогает различению и обретению идентичности

Вот это сладкое чувство принадлежности к одной или другой группе чрезвычайно важно и совершенное не работает без злости, злость - материал для построения границ между разными идентичностями. Как говорит известный  психолог Даниил Хломов (см. видео), если бы после развода люди хорошо  друг к другу относились, то что мешало бы им и дальше заниматься сексом? Вот последнее годы у России и Украины отношения далекие от братской любви, и это тоже закономерно -  каждому надо обрести идентичность и ответить на вопросы - какая Украина без России и какая Россия без Украины. Выход из политического, психологического слияния невозможен без негативных эмоций - это азы психологии. Теоретически, когда ответы на эти вопросы будут получены, можно уже и хорошие себе позволить отношения.

Неужели группе с комплексом Москвича  так понадобилась групповая идентичность? Возможно.  Проблемы с самоидентификацией у нас серьезные, каждый психолог, работающий в Москве это прекрасно знает. Комплекс самозванца - типичен для поколения около тридцатилетних.

Плюс совершенно очевидный фактор - численность населения, Москва, которая поперек себя шире, становится биологически напряженной средой.  Нас мало вообще, а в Москве слишком много. Везде ходят толпы, и мы стали азиатским городом, в Европе нет таких больших городов.

Нам необходимо делиться и различаться на более мелкие социальные группы. В Европе, кстати, этот процесс гораздо более выражен, идентичность читается при переходе из одного района города в другой, там живут разные люди. У нас все размыто, вообще толком непонятно, кто где. Так что толпа/митинг в этом смысле такое вполне себе адаптивное биологическое действие.

 Завершение процесса

В общем-то после обретения идентичности, ответа на вопрос «кто я такой и какой я» должно становиться легче и веселее. Можно позволить себе развитие коммуникативных навыков и психологической устойчивости.

С точки зрения психоэволюции мы можем подняться на уровень выше и выбрать выдерживать цивилизацию и сложность мира. Выдерживать свои эмоции и вовремя успокаивать хищника. Слушать и слышать друг друга. И не орать при этом. У нас очень низкий уровень политической дискуссии просто потому, что все орут одновременно (прекрасен заблокированный ролик Харламова и Галыгина о политических ток-шоу). И совсем сложное: разговаривать после спектакля. То есть осмысливать произошедшее.  Вступать в пресловутый, затертый до дыр гуманитариями и им же  плохо  доступный ДИАЛОГ. Всего-то навсего?

 

 

Это невероятно сложно, настоящий апгрейд мозговых структур, кора растет как на дрожжах. Даже на уровне отдельно взятой пары очень сложно, а уж на уровне групп - просто победа цивилизации. Настолько ли мы хороши?

Минутка оптимизма

И вот здесь-то меня неожиданно догнал оптимизм. Наблюдается прогресс. Цивилизация высокого уровня обращается с мифами играючи, не обязательно взаправду убивать сограждан и сеять хаос. Нас и так негусто. Нас пугающе мало, и мы неохотно размножаемся. Лучшие тоже. Можем ли мы позволить себе такой высокий уровень страха и ненависти внутри центра? Однако, у нас есть шанс на пресловутую европейскую толерантность, то есть более развитое сознание, контролирующее свои эмоции при встрече с чем-то, что ужасно не нравится и пугает.

За свои эмоции неплохо бы нести ответственность, хотя бы перед провинцией. Нечего пугать людей: в конце концов, это нечестно. В 90-е так в Москве повеселились за революцию, что жизни миллионов советских семей изменились в одночасье и на долгие годы. Они все отлично помнят и внимательно следят, что там в Москве у нас с неудовлетворенностью жизнью происходит. Важно все правильно разыграть по правилам пограничной ситуации  (см. лекцию Александр Моховиков и Елена Калитеевская, 2015 https://www.b17.ru/blog/16522/) и выйти из нее живым и с результатом.

Какой результат можно считать достаточно хорошим? Ну, наверное, реалистичный результат. Каждый сделал свое дело и должен быть собой доволен. Власть показала, что способна навести порядок, и партия, которая топит за большую опасность беспорядков оппозиции, должна успокоиться. Сограждане с комплексом Москвича показали себя миру и были замечены, люди запомнили новые имена. Не знаю, повлияет ли все это на явку на выборы. скорее всего, да. Консерваторы проголосуют обязательно.

Важно вовремя сказать стоп и не следовать заветам дедушки Ленина (хоть это и записано на подкорке) бороться до полной победы пролетариата. Хотя москвичи так много работают, скорее всего ощущают себя пролетариатом)). И выйти на другой уровень дискуссии, ибо похоже, есть что обсудить. Слышать друг друга сложно, но возможно, если не сливаться с мифами полностью, оставляя место для индивидуальных различий.

Если то, что я описала похоже на правду, я вас поздравляю! Мы гораздо лучше контролируем свои эмоции, чем несколько лет назад. Мы способны остановиться в развитии аффекта, а это очень важная черта цивилизованного мира и другая ступень психологического развития общества, более высокая. Чтоб не до победного конца, а поборолись и пошли свою жизнь жить. (см.лекцию Екатерины Шульман «Соучастие, уклонение, ответственность: гражданские стратегии в условиях гибридности и постправды»)

Но я же тоже с комплексом Москвича, только меня вообще не волнуют московские выборы, я, в отличие от огромного числа моих митингующих знакомых, там несколько раз бывала.   

Вот если бы митинги собирались в таком количестве по поводу защиты врачей и учителей от общества и власти, против семейного насилия и за поддержку милосердия для сестер Хачатурян, даже я бы, наверное, преодолела свои травмы 90-х и страшно/веселые воспоминания автоматных очередей на Зубовском, танков под окнами моего дома, погибшего от выстрела снайпера мальчика из моей школы, шедшего мимо Белого дома на свидание, и пошла бы на эти митинги. В этом для меня большой идеалистический смысл и весьма значимый миф.

 Миф и ценности - две большие  эмоциональные разницы

Последнее важное уточнение. У обретенной идентичности должны быть свои ценности, которая идентичность защищает и продвигает, реализует на групповом и индивидуальном уровне.  И ради реализации своих ценностей мы готовы на многое. НО!

Если люди начинают говорить о ценностях с пеной у рта, говорят ли они о ценностях? И вообще наличие пены разве указывает на ценность? Я спрашивала сотни людей о ценностях в ходе диссертационного исследования (https://istina.msu.ru/dissertations/143903822/), в том числе пациентов с психическими расстройствами. Ни один не говорил о ценностях в суперэмоциональном ключе! Скорее, они  замедлялись, думали и старались прочувствовать. Другое дело, когда речь идет о групповых ценностях, вот здесь пена выступает жестоким образом. Мы теряем контроль над эмоциями и обнаруживаем себя в довольно агрессивном безумии расщепленного мира. Во власти мифа/биологического процесса. Так что по градусу эмоций можно сразу понять, что происходит.