Все записи
15:46  /  22.12.17

760просмотров

Грязный реализм честной литературы

+T -
Поделиться:

В литературе, как и в других видах искусства, особенно ценится честность и откровенность. Подобными характеристиками может похвастаться жанр грязного реализма, который весьма неоднозначно воспринимается обществом.

«Чернуха», несмотря на то, что является вполне обособленным направлением, захватывает все больше литературных стилей, жанров и сюжетов. При этом читателя делятся практически на два одинаковых лагеря – почитателей «грязного» направления и его противников.

Среди самых ярких представителей грязного реализма, признанных в мировом сообществе, особенно ярко выделяется Чак Паланик, после экранизации «Бойцовского клуба» известный далеко за пределами США. Впрочем, его звание «шокового писателя», которое любезно выдумали мировые критики, никак не мешает популяризации его прозы и экранизаций на мировом рынке литературы и кинематографа.

В Европе весьма известен Чарльз Буковски, который сейчас хоть и живет в Америке, но все же имеет немецкие корни. Его любовь к реалистичному описанию событий отлично подпитывается мрачной составляющей мыслей и поступков персонажей, а также тяжелым состояние всего места событий.

У Японцев тоже есть свой мастер «черной прозы» – Рю Мураками, который мастерски описывает худшие стороны не только всего азиатского сообщества, но и людей с воспитанием другого государства или и вовсе космополитов.

И Россия не обделена мастерами слова, хотя некоторые из них весьма отдаленно напоминают именитых мастеров. Из самых ярких представителей «чернухи» и качественного постмодернизма можно выделить Виктора Пелевина. Его размышления о главных составляющих общества читаются уже с заголовка (чего только стоит «iPhuck 10» – весьма ярко характеризует если не все общество, то вполне конкретную группу потребителей даже без изучения подробностей романа).

Более мягкий, но не менее «черный реализм» проскальзывает в творчестве Сергея Минаева и Марты Кетро. Первый пишет про элитное (хоть и не всегда) российское общество, погрязшее в алкоголе, финансовых махинациях, сексе и наркотиках. Впрочем, несмотря на заманчивое описание, Минаеву далеко до мастеров грязного реализма – его проза напоминает романы для женщин, она все больше про любовь, пусть и не положительную. Пожалуй, этот пример не самый удачный, но все же как феномен развития жанра он существует.

Марта Кетро – более подходящий вариант российской прозы, хотя именно женская половина читателей – это ее целевая аудитория. Автор – весьма типичный выходец из ЖЖ, времен его наибольшей популярности. Именно ее будничные заметки из блога перекочевали на бумажные страницы и стали весьма успешным примером философских размышлений о трудности современного бытия, которые каждый день любят прокручивать подписчицы на своих гаджетах.

Из новинок года, помимо уже указанного романа Пелевина с названием, ярко отсылающим к новой модели дорогого телефона, и очередного тома с заметками из блога Кетро «Хорошенькие не умирают», можно обратить внимание на пока еще неизвестного автора на литературном рынке.

Англия взрастила весьма достойного конкурента российским «чернушникам» и в отечественной литературе появилась новая книга с названием «Эмигрань такая» Аллы Дейвис, которая много лет назад уехала из России. Этот роман тоже для женской аудитории, но при этом он хлесткий, претензионно-откровенный и весьма неожиданный для стандартного формата женской литературы. Он не о черной стороне общества, он скорее о честной стороне мыслей и подсознания. Книга, которая вполне может стать скандальным прорывом в автобиографической прозе.

Кстати, интересно, что «чернуха» лучшим образом отражает все нынешние социальные тенденции. Это очень ярко прослеживается как минимум все в тех же двух новинках. Роман Пелевина напрямую связан с рыночными отношениями во всех смыслах этого слова и напичкан многочисленными отсылками, а сюжет «Эмиграни» основан на инстаграме Аллы Дейвис, что, с учетом популярности этой социальной сети, более чем актуально.

Вообще, с черным реализмом получается очень удобно – в жанре полном иногда мерзостей, иногда откровенностей, неудобной правды и глубокой философии, можно найти роман, удовлетворяющий практически любые литературные вкусы.

Хотите классическую жесткую историю – добро пожаловать в «Бойцовский клуб». Хочется японских извращений – подойдет все, от «Всех оттенков голубого» до «Паразитов» и «Танатоса» пера Мураками. Не хватает постмодернизма в современных реалиях – мир Пелевина всегда открыт и пополняется новыми книгами. Хочется чего-то полегче – то Кетро или Дейвис прекрасно подойдут.

Если копнуть еще глубже, то даже в жизнеописаниях Уорхола можно уследить все тот же грязный реализм (диалоги с Б – яркий тому пример). Кстати, тоже в автобиографической работе «Философия Энди Уорхола (от А к Б и наоборот)». Ведь, что может быть лучшим примером достоверности, чем собственный опыт?

Но, нужно понимать, что даже женская проза Аллы Дейвис – это не легкое чтение для пляжа. В такой литературе соломки никто не подстелет и не утешит добрым сюжетом. Жесткий реализм в любом жанре остается твердотелым, иногда грязным и черным, но, главное, честным, критичным и глубоким.

Остается только проникнуться такой литературой и выслеживать новинки на полках, или же полностью отказаться от романов, зачастую украшенных рейтингом «18+» и не разочаровываться в том, что заведомо несет конкретное настроение литературной пощечины.

 

#что_почитать_на_тему