Все записи
15:30  /  23.01.19

2004просмотра

Трупный синод, правление шлюх и другие исторические факты: история об истории Католической церкви

+T -
Поделиться:

В конце прошлого года в редакции DELIBRI вышла одна из самых интересных книг сезона —«Трупный синод» Владимира Стрельцова. Уже само название (идентичное названию реального исторического события) звучит и интригующе, и устрашающе одновременно. Период глубокого нравственного падения Римско-католической церкви (именно суд над мертвым папой стал апофеозом этого события) - это то время, которое христианская церковь предпочла бы вычеркнуть из своей истории. Именно поэтому то время кажется особенно интересным для изучения.

Владимир Стрельцов в своей серии "Кирие Элейсон" (в которой уже, кстати, готовится вторая книга), опираясь на исторические факты и жизнеописания прошлого, переосмысляет основные события периода упадка Ватикана в формате приключенческого романа. Подобная книга, увлекательный роман для легкого развлекательного чтения - прекрасный способ рассмотреть цепочку исторических событий взглядом современного человека, изучить хронологию событий. А пока — интервью с автором о его творчестве, жизни и том, что же вдохновляет на необходимость поднимать многочисленные архивы и исторические статьи для написания художественной прозы. 

 

Владимир, расскажите немного о себе. Судя по вашей книге, вы человек очень спокойный, скрупулезный и любите докапываться до истины.

Я родился в 1971 году в Москве, в рядовой семье советских инженеров. Сегодня принято сочувствовать моему поколению, ибо наша юность пришлась на время слома исторических эпох в России (на тот момент еще СССР). Однако мне ближе и понятнее точка зрения тех, кто соглашается с тютчевским: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». Я видел разрушение прежней страны, вместе с ней рушилась и моя «запрограммированная» на карьеру инженера-радиотехника биография. И как из-под обломков советской империи прорастали побеги нового государства, так и мы, предоставленные самим себе, искали новые и неожиданные применения собственным амбициям и надеждам. Карьера радиоинженера была забыта напрочь - еще во время учебы в МИРЭА я со своим приятелем стали первыми менеджерами компании, которую в 1992 году никто не знал. Сейчас это медиахолдинг РБК. Далее было собственное информационное агентство, передачи финансовых новостей на радио и ТВ, после чего в 2002 году последовал новый крутой профессиональный поворот. С этого момента и по сей день  мой настоящий бизнес связан со строительством - я владею небольшой строительной компанией, работающей на объектах Москвы и Московской области.

Как видите, моя деятельность вроде бы и не подразумевала особую склонность к творчеству, в особенности литературно-историческому. Но это такой же ошибочный и поверхностный вывод, как предположение о моем характере. За маской спокойствия и скрупулезности вполне может скрываться импульсивная и беспокойная натура, как за респектабельным костюмом строителя-предпринимателя вполне может прятаться несостоявшийся журналист или тайный графоман. Признаюсь, что еще лет в 9 лет я написал свою первую книжку о приключениях вымышленных героев, и даже отослал ее в журнал «Пионер», после чего пару месяцев с замиранием сердца проверял домашний почтовый ящик в ожидании ответа. Ответ пришел и, надо отдать должное тогдашним журналистам, отказ был облечен в невероятно вежливую и сострадательную форму. Надеюсь, моя новая попытка окажется в этом плане более удачной.

 

Трупный синод. Тема совершенно неизбитая, я бы сказала, малоизвестная. Почему именно о нем? Что явилось предпосылкой создания произведения?

В вашем вопросе, по сути, находится ответ. Зачем говорить о том, что известно всем, описано множество раз и со всех исторических точек зрений? Мысли о создании собственной книги с разной степенью назойливости беспрестанно атаковали мое сознание, но нужна была тема, новая, малоизвестная тема! Я нашел ее совершенно случайно, штудируя для расширения кругозора исторические материалы (есть у меня такое безобидное хобби). До сих пор меня удивляет, отчего этот период в истории оказался обойден вниманием мастеров пера? Решение созрело быстро, в апреле 2013 года началась работа над книгой.

 

Почему именно исторический роман? Ведь мог получить историко-приключенческий или авантюрный. Тема же позволяла...

Если коротко, то для этого надо было обладать талантом Дюма. Если более развернуто, то, изучив исторические материалы по данной теме, я только еще раз убедился, что история сама по себе является лучшим писателем мира и подчас придумывает такие сюжеты, на которые не сподобился бы сам Шекспир. Период порнократии в истории церкви – одно название этой замечательной эпохи чего стоит! Разве можно было бы придумать еще что-то более эксцентричное? Впрочем, немного собственной фантазии, связующей исторические события и сюжетные линии героев, я все-таки себе позволил.

 

Вы берете довольно примечательный исторический отрезок времени. Что он для вас значит? Есть ли убеждение, что он стал некоторым катализатором последующих изменений в истории Римско-католической церкви?

Не только в истории церкви. Этот незаслуженно забытый период на самом деле фундаментально определил судьбы трех основных европейских государств – Франции, Германии и Италии. Именно в этот период Италия почти на тысячу лет лишилась собственной государственности и представляла собой вольницу отдельных городов и княжеств с их живописно пестрой и быстроменяющейся мизансценой, в которой Рим и Святой Престол, безусловно, играли особо примечательные роли. Для Церкви же этот период явился тяжелейшим испытанием на прочность и, полагаю, неслучайным то забвение, которым предались описываемые мной годы. Ни ужасы инквизиции, ни Авиньонское пленение пап, когда Святой престол на долгие 70 лет был вывезен из Рима, не вызывают у Церкви столь сильный прилив стыда, как годы правления в Риме семейства Теофилактов, когда фигура римского папы заслуженно потеряла сакральное значение и преемников Святого Петра травили, душили и делали своими любовниками.

Но, на мой взгляд, извлечение должных уроков из прошлого, признание и раскаяние являются профилактикой ошибок будущего. Рим прошел это испытание, как прошел множество других, и современная позиция Ватикана относительно прошлого католической церкви лично у меня вызывает глубочайшее уважение.

 

Ваше произведение по манере изложения очень напоминает роман "Мартовские иды" американского писателя Торнтона Уайлдера, опубликованный в 1948 г. Но если тот, по словам автора "фантазия о некоторых событиях и персонажах последних дней Римской республики…", то "Трупный синод" - нечто другое. Вы практически, насколько это было возможно, реконструировали события. Что помогло вам в такой работе? Что за источники, на которые вы опирались при создании книги?  

К своему стыду, не могу прокомментировать сравнение, ибо не читал этот роман. По собственному отношению к истории, позволю себе сравнить мое произведение с серией «Проклятые короли» Мориса Дрюона, где автор максимально точно изложил основные исторические события, добавив логичные импровизации в части личных сюжетных линий в биографии главных действующих лиц. В плане достаточности исторического материала Дрюону было несколько легче, поскольку история Столетней войны, в отличие от первой половины X века, освещена гораздо шире. С другой стороны, с литературной точки зрения, Морис Дрюон, возможно, был зажат в куда более тесное прокрустово ложе фактов, несоответствие которым немедленно бы вызвало аллергическую реакцию у дотошных историков.

В моем же случае все было с точностью до наоборот. Летописей современников по эпохе порнократии сохранилось очень мало, зачастую они противоречивы и грешат неточностями в отношении дат и имен. Зато такое положение дел в значительной степени развязало мне руки при создании этой книги. Основными же историческими материалами, которыми я воспользовался, были труды историков Фердинанда Грегоровиуса и Джины Фазоли, а также, конечно, «Антаподосис» Лиутпранда Кремонского — епископа, дипломата, историка и примечательного царедворца главных лиц тогдашней Европы.

 

В нашем издательстве название «Трупный синод» восприняли очень неоднозначно. Оно и правда довольно странное (для тех, кто не знает историю и не знаком с событием, положенным в основу сюжета). Как вы можете прокомментировать такую ситуацию? Не боитесь, что подобный заголовок может оттолкнуть читателя? И почему именно «Трупный синод»?

Это прекрасно, ваши слова меня не пугают, они мне льстят. Надеюсь, содержание моего романа вызовет такую же неоднозначную реакцию, как и ее название. Убежден, что книга всегда должна вызывать неоднозначную реакцию, о ней должны спорить, ее должны ругать и хвалить — в свое время печальные случаи сожжения книг, по сути, являлись наивысшей формой их оценки. Таким образом я нисколечко не боюсь отпугнуть читателя таким названием, читатель, испугавшийся таких слов – не мой читатель. А другого названия у первой книги цикла и быть не могло, ибо Трупный синод явился ключевым событием для последующих лет в истории Рима и Церкви и обусловил наступление периода «правления шлюх». Ну а основное название цикла – Kyrie Eleison, что в переводе с греческого означает «Господи помилуй» — суть зашифрованное послание автора к своим читателям, краткое описание его отношения к обозреваемому им периоду.

 

У вас очень четко прослеживается линия «правления шлюх». Для чего выбран этот исторически выверенный факт? 

Это не моя фантазия, это одно из названий первой половины X века в истории средневековой Европы и Римско-католической церкви, характеризующейся установлением в Риме безраздельной власти жены и дочери сенатора Теофилакта, основательниц рода графов Тускуланских и знаменитого семейства Колонна, чьи потомки, между прочим, живы и по сей день. Что же касается нелестных эпитетов в отношении этих во всех смыслах примечательных женщин и самого исторического периода, то я на страницах романа не спешу занять место среди их обвинителей. Они были людьми своей эпохи, со всеми ее доблестями и пороками. Но историю, как известно, пишут победители, которым, как правило, жизненно необходимо для легитимации власти очернить предшественников. Так было тогда, так происходит и сейчас. Воцарение в Риме чужеземца Оттона Великого, при дворе которого служил Лиутпранд Кремонский, во многом обусловило безжалостную оценку предыдущих правителей.

 

Как я понимаю, «Трупный синод» — это первая книга цикла Kyrie Eleison. Продолжение следует?

Безусловно. Семья Теофилактов, воспользовавшись итогами Трупного синода, только начала восхождение к вершинам власти, и главная героиня будущих книг еще пока играет в деревянные куклы. В настоящий момент готовы еще четыре книги цикла, отрывки из которых приводятся на последних страницах Трупного синода. Есть также планы на будущее, и только ты, мой дорогой читатель, своей твердой гражданской позицией можешь остановить этот безудержный поток графомании, так внезапно обнаружившийся у мелкого московского бизнесмена.