Удивительно, но в последнее время все больше запросов клиентов не на то, как сохранить семью, а как грамотно расстаться, развестись, обрести счастье в самодостаточности. Часто, на грани развода, одному супругу не удается уговорить второго прийти на консультацию вместе.

Безусловно, я говорю только о своем опыте психологического консультирования и не претендую ни на какого рода обобщения. Но для меня тенденция очевидна.

Действительно, институт семьи, который существовал в нашей стране раньше, где наши бабушки и дедушки жили по 50 и более лет вместе, сейчас сменяется свободными отношениями, семьями, в которых у обоих супругов есть любовники и любовницы или чередой кратковременных браков или отношений.

Зачастую наши этические нормы обусловлены супер-эго - убеждениями, мировоззрением и идеологией, полученными в детстве. Парадоксально, но работая над повышением уровня осознанности, многие убеждения раскачиваются, отвергаются или видоизменяются и человек начинает прислушиваться к своей «темной стороне» и пускаться «во все тяжкие». Зачастую такие  эксперименты носят компенсаторный и временный характер, но иногда, когда один супруг развивается и становится более осознанным, второй за ним не поспевает и пары распадаются. У женщин после рождения ребенка наблюдается квантовый скачок в развитии эмоционального интеллекта, и они начинают видеть своего мужа по-другому, перестают идеализировать и иногда разочаровываются.

А мужья, порой без внешней раскачки жизненными драмами и без работы над собой, застревают в инфантилизме, зависимой позиции от «мамы» в лице жены и не в состоянии выдержать женскую обиду и боль. Они принимают ее за блажь и истерику и сливаются, находят более понимающую и молчаливую женщину.

Интересно, как с последними работают мои коллеги? Очевидно, по-другому. Один мой клиент, который рано женился и, фактически, никогда не был один, пришел с запросом на то, чтобы «спасти семью, в которой больше нет любви». Человек был настолько зависим, что ночами писал мне смс, спрашивал – что и как «нужно» говорить своей жене. Однажды на сеансе я сказал ему, что буду рад его поддержать в трудную минуту, но его развитие как личности начнется тогда, когда он сам начнет принимать такого рода решения. Я также спросил, что и как он хочет сказать супруге, опираясь на собственные чувства.

Это был наш последний сеанс. Клиент написал, что нашел другого психолога, который ему каждый раз советует, что говорить жене. Причем клиент – успешный предприниматель, более чем хорошо социально адаптированный. А коллега, я надеюсь, прочтет эти строки и одумается.

Гендерные роли в семье также меняются. Все больше сильных, волевых женщин, которым сложно найти мужчину сильнее себя и слабых, инфантильных мужчин, которые ищут себе «маму» в лице супруги. Возможно, истоки изменения гендерных ролей в нашей стране отчасти уходят в то время, когда мужчины уходили на войну, а женщины вынуждены были брать на себя мужские функции? Сейчас же популяризуется образ женщины – светской львицы – успешной, богатой, красивой и независимой. Мужик же должен быть брутальным альфа-самцом, которому женщина-кукла модельной внешности будет во всем подчинятся. Причем, львица уже не согласиться быть куклой, а альфа-самец не простит львице обиду, если она заденет его эго и заставить почувствовать себя маленьким мальчиком.

Было как-то проще и понятней, когда мальчиков учили быть героями, которые должны защищать и оберегать девочек, потому что они – принцессы. А девочек учили быть мудрыми Василисами, кроткими мастерицами, ждущими дома героя с поля битвы. Сейчас же, в эпоху виртуальных знакомств и легкого секса, при малейшем конфликте, пары распадаются, партнерам легче найти замену, чем работать над преодолением конфликтов. Сценарий, когда, ребенок сглаживает противоречия – не всегда самый конструктивный. Многие родители ищут утешение на стороне, терпят нелюбимого супруга «ради ребенка», не понимая, что для ребенка важнее любящие счастливые родители, чем номинальная «полная семья». Самые сложные и неочевидные психологические травмы – не у тех детей, у которых были негативные эпизоды в детстве, которые человек помнит и может относительно быстро проработать с психологом, а у тех детей, которые незаметно и ежедневно, «по капле», росли в нелюбви, принимая ее за норму. Научить любить такого взрослого – сложнее всего. Таких очень много. Осознать многим эту боль настолько сложно, что они заменяют работу с психологом над этой темой едой, сексом, алкоголем и наркотиками. А если и приходят на консультацию, то совершенно с другим запросом.

Несколько раз я участвовал экспертом в эфире программы «Мужское / Женское» на Первом канале. Отвечу сразу – нет, не актеры, все по-настоящему. Когда видишь пары, где «пьет, бьет», а детей рожают, потому что не умеют предохраняться или ради материнского капитала, а потом делят детей, хотя ничего не могут им дать, начинаешь задумываться, в том числе, о системе образования. Возможно, стоит ввести в школах не только предмет полового воспитания, но и отдельные уроки, где мальчикам рассказывали бы о девочках, а девочкам – о мальчиках. Не о физиологии, а о психике, о душе. О том, что мама – это безопасность, привязанность, ответственность, а папа – правила, признание, достижения. Об этом и многом другом, конечно. Чтобы дети учились бережнее и уважительнее относиться к представителям другого пола и учились бы более осознанно выстраивать прочные и длительные отношения, в которых любовь – основа всего, а сохранение ее через годы – кропотливый, ежедневный и, самое главное, приятный труд.